февраля 12, 2009

 1727 г. поселившиеся на реке Белой беглые крестьяне заявили, что они считают себя свободными. «С ружьем и с кольями и с дубьем» они отказались вести переговоры с губернским   начальством   и   избили его4.
Позднее, в 1739 г., крестьяне воронежских дворцовых деревень ответили отказом пахать и засевать десятинные поля, платить недоимку и прочие сборы, считая себя свободными; «у нас ныне судей не имеетца», заявляли крестьяне. Вооружившись, они расправились с вотчинной администрацией и поделили дворцовое имущество. Высланная воинская команда «била мятежников нещадно, чтобы впредь самовольств не чинили», но и после экзекуции крестьяне отказывались повиноваться и признать над   собой   власть   дворцовой    администрации.    Были    приостановлены все работы, оставались незасеянными поля, и только вторичный приезд воинской команды заставил крестьян приступить к работе . В том же 1739 г. объявили себя свободными и «отказались повиноваться» дворцовые крестьяне Суздальского уезда Лопатинской волости. Они перестали платить подушные и другие сборы, не запахали дворцовой пашни, так что поля оставались в течение полугода не «паханы и не сеяны». С помощью воинской команды после наказания крестьян «батажьем на мирском сходе» администрация заставила крестьян начать полевые работы 2.
Ярким примером борьбы крестьян против всех видов феодального угнетения является волнение 1743 г. в Нижегородской губернии. Уже задолго до событий 1743 г. крестьянское движение в Поволжье отличалось особой активностью.
Непрерывные неповиновения крестьян вызвали присылку в Нижегородскую губернию карательных отрядов. В результате действия карателей с 1732 по 1736 г. около трех тыс. человек было заключено в тюрьмы. Но это не остановило крестьян в их борьбе 3.
В 1743 г. в той же Нижегородский губернии произошло большое волнение. Началось оно в Терюшевской волости. Нерусские крестьяне выступили против религиозного гнета. Гнев был направлен непосредственно против монастырских властей.
Число участников быстро увеличивалось, к ним присоединялись крестьяне соседних волостей и уездов, беглые, работные люди и бурлаки с волжских судов. Через несколько недель неповинующихся насчитывалось уже до шести тысяч. Их объединяло в борьбе желание получить свободу. Дворцовые крестьяне Арзамасского и Ардатовского уездов выступали против дворцовой администрации, помещичьи — против помещиков.
В июле 1743 г. волнение перекинулось в Воронежскую губернию, в Керенский и Верхнеломовский уезды. В Верхнеломовском уезде, в деревне Решотине собралось до 500 вооруженных крестьян; они отказывались повиноваться помещикам и администрации, приговаривая: «побьем... вас всех до смерти». Вскоре волнение началось в Казанской губернии, в уездах Царевококшайском и Цивильском. Крестьяне выступали против всех видов феодально-крепостнического гнета. С оружием в руках около двух лет они вели упорную борьбу. У крестьян были свои руководители — смелые, умные и решительные люди — Несмеян Васильев Кривой, Шатрес Плакидин и др. В ходе борьбы было проявлено единение угнетенных народов различных национальностей. Волнение достигло огромных размеров. Но несмотря на это, оно все же протекало стихийно, отдельные очаги его были разобщены. Крестьяне верили в царскую «милость», в  «доброго» царя.   Карателям удалось   разобщить   выступавшпх, применив политику национальной травли. Борьба была сломлена, но она показала, какую грозную силу представляет крестьянство. Правительство вынуждено было принять экстренные меры. Специальным указом Сената от Твери до Астрахани, по Волге и по Оке, от Калуги до Нижнего Новгорода, а также в местах, где произошли волнения, были поставлены войска .
Через три года, в 1748 г., не меньшей силы волнение вспыхнуло среди монастырских крестьян Вятской провинции. Крестьяне в количестве И тыс. чел., назвав себя черносошными, «отложились от архиерейского дома и монастырей», отказывались от платежей, вырубали монастырские леса, избивали администрацию. Сопротивление продолжалось до 1751 г. К восставшим крестьянам присоединялись крестьяне других монастырей. Они вели настоящие вооруженные бои с войсками, присылавшимися для усмирения 2.
Из крупных волнений конца второй четверти XVIII в. должно быть отмечено волнение в Калужском уезде. Оно является примером совместной борьбы крестьян и фабричных людей. Начали эту борьбу в 1741 г. крестьяне, купленные Демидовым к своим заводам. В 1752 г. борьба вспыхнула с новой силой. Фабричные люди Демидова и Гончарова отказывались от тяжелых работ на предприятиях, что находило живой отклик среди крепостных крестьян. Крестьяне совместно выступали с фабричными людьми, помогали им. После месяца борьбы в волости волнением было охвачено уже более 3 тыс. чел. Начались крестьянские неповиновения в разных уездах Калужской губернии. Поднялись крестьяне Серпейского, Белевского, а также Московского, Новгородского, Брянского и других уездов. Волнения эти были многолюдны, а настроение у крестьян столь решительно, что «чинить суд» над зачинщиками не решались на месте, для расправы было приказано «виновников неповиновений отсылать в ближайшие города» 3.
С конца 1750-х годов особенно активизируются выступления монастырских крестьян в связи со слухами о переходе их в казну. Отказались повиноваться крестьяне новгородского Шацкого монастыря, Савинского, подмосковных монастырей в Рузском и Звенигородском уездах, суздальского Спас-Ефимьевского, белевского Преображенского монастыря, курского Знаменского и других монастырей. В итоге, к 1765 г. более 100 тыс, крестьян духовного ведомства взялось за оружие по причине «тиранического притеснения» .

Рубрика: Классовая борьба | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ