февраля 12, 2009

Неурожай 1748—1750 гг. можно назвать почти повсеместным. Помимо^ центра (Московская, Смоленская и другие губернии), он охватил северные и северо-западные районы — Архангельскую и Новгородскую губернии, отмечался в Поволжье — в губерниях Нижегородской и Казанской, а также в южных черноземных местах — в районе Орла, Севска, Курска,. Обояни, Старого Оскола, Острогожска, Белгорода и Харькова. В том же 1748 г. доносили о скудости в хлебе в Киевской губернии, происшедшей «от жаров и суши», а также от «повреждения» саранчой3.
Обычная мера по устранению голода — раздача хлеба взаймы — была мало эффективна, носила случайный характер.
Неурожаи в условиях феодально-крепостнической системы особенно-пагубно отзывались на крепостном крестьянстве. По сведениям из Белгородской губернии, крестьяне в неурожайном 1749 г. употребляли «в пропитание себе желудь, лебеду и гнилое дерево и пихтовой лист и прочие травы», от такой пищи стали пухнуть и умирать 4. Смертность превышала рождаемость.
В годы хлебных недородов крестьяне были не в состоянии засевать поля и кормиться. Помещики и монастыри использовали неурожаи для ростовщических операций зерном в целях еще большего закабаления крепостных крестьян. Так, на севере монастыри в неурожайные годы выдавали зерно в ссуду, но возврата требовали в большем количестве 5. Помещичьи и монастырские хозяйственные инструкции требовали, чтобы крестьянам не было скидок или послаблений по случаю голода. «Заемный» хлеб крестьяне были обязаны возвращать строго в срок, а иногда сверх того отрабатывать.
За нарушение брались штрафы. Такая «помощь» только ухудшала и без того тяжелую крестьянскую жизнь.
Неурожайные годы были нередки и в Сибири. В восточной ее части в 1726 и 1729 гг. хлеба сильно пострадали от засухи. В 1730—1731 гг. недород  хлебов  повторился  и был почти   повсеместным.    Неурожайные 1739—1740 гг. были настолько тяжелы, что появились беспосевные крестьянские дворы. Неурожаи и здесь действовали разрушительно на хозяйство недостаточных крестьян. Зажиточные крестьяне в неурожайные годы использовали хлебные запасы для закабаления неимущих 1.
Тем не менее, несмотря на застойность сельского хозяйства, его продукция и прежде всего хлеб все в больших количествах появляются па внутреннем рынке в связи с усиливавшимся отделением промышленности от сельского хозяйства, ростом городов и развитием товарно-денежных отношений в стране.
За вторую четверть XVIII в. выросла сеть хлебных рынков за счет включения в всероссийский рынок городов и населенных мест южной части страны: Курска, Орла, Мценска, Воронежа, Тамбова и др. Хлебные рынки возникали на путях товарного хлеба, шедшего к центру и северу с юга.
Если в первой четверти XVIII в. частновладельческие хозяйства юга и Поволжья давали хлеб на рынок время от времени, то в 30— 40-х годах хлеб из этих мест идет непрерывно. Хлебные водные пути, наметившиеся в предшествующее время, к концу первой половины XVIII в. существовали как большие хлебные тракты, по которым доставлялись к рынкам сбыта самые крупные партии хлеба 2. Из Поволжья к Москве хлеб шел по Волге, Оке и Москве-реке; к Петербургу — по Волге через Ярославль, Тверь и далее Тверцой и Метой. Товарный хлеб с юга шел водным путем, предварительно сосредоточиваясь главным образом в районе Орла и Тамбова. Из Тамбова по рекам Цне и Оке хлеб направлялся в Москву, Петербург и другие места 3. Хлеб из губер-ний Воронежской, Курской, Орловской, сосредоточенный в Орле и Мценске, шел по Оке, также рассредоточиваясь на главнейших рынках в Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде и других местах сбыта. Помимо использования указанных водных путей имела место и доставка хлеба гужом 4.
Много хлеба для продажи давали пемещичьи хозяйства. Так, из 12 221 четверти, привезенной в 1728 г. в Москву для продажи, 4333 четверти, или треть, составлял помещичий хлеб. Владельцы огромных поместий — Волконский, Ромодановский, Елагин и др. поставляли товарный хлеб.
Много товарного хлеба поступало с Украины.
Меньше давали товарного хлеба помещики центральных районов страны, но здесь была распространена продажа хлеба монастырями и дворцовым ведомствам.
Основная масса товарного хлеба закупалась Военным комиссариатом для нужд армии и флота. Значительная часть средств, ассигнованных на содержание войск, расходовалась на закупку продовольствия. Большие суммы, выручаемые от продажи хлеба, укрепляли помещичье хозяйство.
Растущие денежные отношения проникали и в крестьянскую среду, приближая хозяйство крепостного крестьянина к рынку. В крестьянском привозе хлеба, так же как в помещичьем, более крупные партии хлеба шли с юга. Так, крестьянин Роман Фадеев из села Себина Епифан-ского уезда продал в декабре 1728 г. 33 воза ржи и круп. Иван Иванов из села Ивановского Михайловского уезда в декабре того же года продал 43 воза разного хлеба. Крестьянин Мценского уезда села Рябинина в том же году привез на продажу 31 воз гречневых круп . Размеры привоза хлеба крестьянами для продажи бывали далеко не одинаковы. На-ряду с мелким привозом, примерно на сумму в 25 руб., регистрировались привозы с оборотом в 100 руб. и более. Несомненно, что за этой количественной разницей поставляемого хлеба скрывалась социальная дифференциация в среде его поставщиков. Характерно, что мелкие партии крестьянского хлеба поступали на рынок осенью или в начале зимы, как раз во время внесения податей и оброков. Крестьяне, нуждавшиеся в деньгах, были вынуждены продавать хлеб, далеко не всегда излишний. Крупные хлебные операции указывают на то, что у группы зажиточных крестьян уже были большие хлебные излишки, имела место, видимо, и скупка. Развитие товарно-денежных отношений углубляло процесс расслоения деревни и усиливало эксплуатацию крепостного крестьянства.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ