февраля 12, 2009

Все это заставляло Волынского выдвинуть разработанную программу, защищавшую  политические  и  сословные  привилегии дворянства.
Волынский — сторонник самодержавия. «Боже сохрани,— писал он,— чтобы не сделалось вместо одного самодержавного государя десяти самовластных и сильных фамилий, и так мы, шляхетство, совсем пропадем и принуждены будем горше прежнего идолопоклонничать и милости у всех искать... Одни будут миловать, а другие, на то яряся, вредить и губить станут».
Вместе с тем, в целях повышения политической деятельности дно рянства и предупреждения олигархических попыток захвата власти, Волынский намечал более широкое привлечение дворянства к управлению государством. Для этого, по его мнению, следовало «Сенат приумножить членами» и передать в его ведение часть дел, которыми занимался Кабинет министров. Это усилит ревность дворянства к государственно'"! службе.
В местной администрации следовало восстановить несменяемость воевод, что обеспечило бы своевременный сбор налогов.
В целях сосредоточения всей власти в руках дворянства Волынский предлагал все должности в государственном аппарате, включая канцелярские,  замещать  исключительно  дворянам,  так  как  от   «подлых»   людей «надежды нет в делах», т. о. они ненадежны с точки зрения интересов правящего класса.
Для подготовки дворянства к административной деятельности следует посылать его представителей для обучения за границу, «чтоб свои природные министры со временем были». Руководящая роль дворянства распространяется не только на светскую жизнь, но и на церковную: священники должны назначаться из среды дворян, «чтоб неученых в попы не поставлять».
Что касается основы господства русского дворянства — крепостничества,— Волынский обходил молчанием, видимо, считая крепостной строй абсолютно незыблемым и не подлежащим обсуждению, так же как и положение крестьянства.
Волынский оценивал значение промышленности и торговли для укрепления дворянского государства. Отсюда слово в защиту русского купечества, которому, по его мнению, «приключаются в торгах немалые разорения».
Для развития торговли и купечества Волынский предлагал восстановить магистрат, запретить вступать русским купцам в иностранные компаний. Автор проекта намечал также мероприятия к «размножению фабрик и заводов» 1. Однако и тут Волынский не приминул оговорить нрава дворянства, а именно относительно сохранения за ним монополии на винокурение — «чтоб винным заводам у купцов не быть».
Сравнивая «Проект о поправлении государственных дел» Волынского с проектами 1730-х годов, нетрудно заметить общность основных требований: классовые требования дворянства занимают центральное место и там и тут.
Проект Волынского, так же как проекты 30-х годов, предусматривал усиление политического значения дворянства. Однако в отличие от проектов, требовавших участия дворянства в выборах кандидатов в члены «высшего правительства», Сената, коллегий и на должности губернаторов, Волынский предусматривал бюрократический путь усиления политической роли дворянства в государстве, достигавшегося одворяниванием снизу доверху светского и духовного аппарата.
Проекты 1730 г. сближает с проектом Волынского одинаковое отношение к крестьянскому вопросу, который они обходили молчанием, не предполагая каких-либо изменений в крепостнических отношениях.
В отличие от более ранних проектов Волынский глубже разработал вопрос о бюджете России и экономике вообще. Объясняется это тем, что проект Волынского разрабатывался в течение продолжительного времени; автор, занимая высокий пост, имел возможность ознакомиться с материалами о торговле и промышленности России. Немаловажное влияние на разработку этой стороны проекта оказали все более обнаруживавшееся «всеконечное   разорение   и   оскудение»   крестьянства,   рост   недоимок и дефицит бюджета ]. Поэтому в проекте Волынского не только выражено пожелание о том, чтобы «иметь умеренность, дабы расходы доходов не превосходили»,— им было предложено сокращение расходов на армию на 1 800 000 руб. в год.
Но, будучи представителем и защитником кровных интересов своего класса — дворянства, А. П. Волынский в борьбе с засильем 'иностранцев выступал с более широких национальных позиций, что может быть расценено как проявление роста национального самосознания в России.
В результате следствия А. П. Волынский был казнен «за важные и клятвопреступные, возмутительные и изменнические вины», как квалифицировало официальное обвинение протест Волынского против за-силия иностранцев. Обнаруженные при следствии участники дела подверглись жестоким карам. Неудача выступления объясняется отсутствием связей «кружка» Волынского с широкими кругами дворянства, в частно сти с гвардией,— это лишало Волынского реальной силы. Но все же процесс Волынского показал, что недовольство немецким засилием к концу 30-х годов XVIII в. стало приобретать некоторые организованные формы. Современники были склонны считать, что большинство единомышленников Волынского «приняли в заговоре участие настолько, насколько он касался герцога Курляндского и некоторых иностранцев...» Прусский посланник А. Мардефельд, вероятно, правильно отметил, что правительство привлекло к ответственности лишь небольшую группу участников заговора и сознательно не придавало розыскам широкого размаха «из боязни, что в нем окажутся замешанными большая часть самых знатных семейств» 2.
«Дело» Волынского было лишь началом движения против иностранцев. В дальнейшем, когда после смерти Анны Ивановны, во время регентства Бирона (и правления Анны Леопольдовны, сама верховная власть оказалась в руках немцев, движение против них приняло более широкий характер и завершилось их поражением.
Незадолго до смерти императрицы был опубликован манифест, назна чавший наследником престола сына ее племянницы Анны Леопольдовны и герцога Брауншвейг-Мекленбургского — двухмесячного Ивана Антоновича.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ