февраля 12, 2009

Сохраняя в основном сложившуюся в первой четверти XVIII в. систему государственного управления, эти мероприятия внесли существенные изменения в положение как верховных и центральных органов управления, так и во всю систему областных учреждений. Создавался более совершенный бюрократический аппарат управления, способный осуществить диктатуру дворянства. Вместе с этим в виду тяжелого положения государственных финансов 1 преследовалась цель удешевления государственного аппарата путем сокращения некоторых учреждений и привлечения местного дворянства к управлению.
Уже в начале XVIII в. вполне осознавалась важность создания в целях сосредоточения полноты власти в руках царя особого органа из наиболее доверенных лиц. Такой совет, или коллегия, должен был, по выражению документа того времени, смотреть, «что исправить, переменить, отставить, вновь сделать» 2.
В начале XVIII в. роль такого органа выполняла «Консилия министров» в Ближней канцелярии. Позднее, в 1720 г., был создан особый Тайный совет 3. В него, кроме государя, канцлера и вице-канцлера, должны были войти назначенные царем действительные тайные советники из наиболее близких царю людей. Компетенция Совета определялась решением «важных государственных дел». О деятельности этого учреждения в указе от 8 февраля 1726 г. говорится, что действительные тайные советники часто имеют «яко первые министры, тайные советы о политических и о других важных государственных делах» . Однако Тайный совет начала 1720-х годов не получил твердой и определенной организации, которая обладала бы функциями верховного законодательного органа и одновременно контролировала деятельность Сената и коллегий.
Потребность в особом органе усилилась при вступлении на престол императрицы Екатерины I, способности которой к управлению государством были слабы. Этим объясняется организация Верховного тайного совета.
13 первый год царствования Екатерины I верховное управление государством осуществлялось неофициальным советом влиятельнейших сановников — «министров» (А. Д. Меншиков, П. И. Ягужинский, П. А. Толстой, Г. И. Головкин, Ф. М. Апраксин, А. И. Репнин, А. И. Ос-терман, В. Л. Долгорукий и Д. М. Голицын). После некоторых изменений в личном составе этого совета в 1726 г. был организационно оформлен верховный государственный орган — Верховный тайный совет. Следовательно, учреждение Верховного тайного совета юридически оформило, а практически шире применило установленный в конце первой четверти XVIII в. порядок обсуждения «важных государственных: дел».
Согласно указу от 8 февраля 1726 г., Верховный тайный совет учреж-дался для разрешения «внешних... и... внутренних государственных важных дел...» 2. Состав его о преде лился из числа «первых сенаторов», вместо которых в Сенат назначались другие, «которые всегда при одном сенатском правлении будут». В состав верховного органа вошли: А. Д. Меншиков, генерал-адмирал Ф. М. Апраксин, государственный канцлер Г. И. Головкин, вице-канцлер А. И. Остерман, П. А. Толстой и Д. М. Голицын в качестве действительных тайных советников. Введение в состав Верховного тайного совета, наряду с людьми, выдвинувшимися при Петре 1 и представлявшими более широкие круги дворянства, князя Д. М. Голицына — главы старой феодальной аристократии,— должно было в какой-то степени удовлетворить последнюю и этим укрепить в ее глазах авторитет нового верховного органа.
Учреждение Верховного тайного совета в интересах более широких слоев дворянства должно было ослабить влияние, с одной стороны, Сената, в котором преобладали представители родовитой аристократии, а с другой — Меншикова, временщика, игравшего решающую роль в государственных делах. Меншиков вынужден был согласиться на создание Верховного тайного совета, настояв, однако, на изъятии важнейших и секретных дел Военной коллегии (президентом которой он являлся) из  компетенции   Верховного   тайного совета3.   Это ставило Меншикова в исключительно привилегированное положение: он получил право непосредственного доклада императрице, минуя Верховный тайный совет. Вообще же учреждение Верховного тайного совета вносило значительные изменения в положение существующих высших и центральных органов государственного  управления.
Члены Верховного тайного совета одновременно являлись руководителями — президентами важнейших коллегий. Это приводило к тому, что руководимые ими коллегии могли действовать бесконтрольно, а при обсуждении в Верховном тайном совете дел, касавшихся их ведомств, президенту соответствующей коллегии — члену Верховного тайного совета — предоставлялся решающий голос.
Сенат низводился до положения второстепенного учреждения и был приравнен к коллегиям. Нарушение прав Сената было настолько явным, что последний сначала отказался принять указ 8 февраля 1726 г. и принужден был согласиться на образование Верховного тайного совета после особого приказа императрицы. Равенство коллегий было нарушено: первые три коллегии — Иностранных дел, Адмиралтейская и особенно Военная — были поставлены в особое положение и изъяты из подчинения Сенату.
Вообще Верховный тайный совет, осуществляя централизацию управления, стремился сосредоточить в своих руках не только законодательную инициативу и государственный контроль, но и непосредственное управление отдельными ведомствами. Он присвоил себе право назначать сенаторов из кандидатов, представляемых Сенатом, отнял у Сената право утверждать кандидатура на должности губернаторов, вице-губернаторов, обер-комендантов и комендантов. За Сенатом было оставлено право определять лишь на низшие должности по центральному и областному управлению. Соответственно новому положению Сенат стал называться не «правительствующим», а «высоким». Верховный тайный совет взял на себя функции контроля над финансовой деятельностью не только центральных учреждений, но и Сената .
Изъяв из ведения Сената наиболее важные и секретные дела, Верховный тайный совет лишил его также значения высшей апелляционной инстанции в государстве, разрешив подавать в Совет жалобы на Сенат. Дела, связанные с лишением жизни и политической смертью, подлежали теперь утверждению не Сената, а Верховного тайного совета. Вместе с этим были упразднены институты прокуратуры и фискалов 2.
Ограничение объема прав и власти Сената неизбежно вытекало из самого факта учреждения Верховного тайного совета. Кроме того, оппозиция Сената к правлению Екатерины I (большинство сенаторов являлось сторонниками Петра II) и власти «верховников» вызывала недоверие Верховного тайного совета к Сенату и стремление ослабить роль последнего.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ