февраля 12, 2009

Синод во второй четверти XVIII в. являлся высшим органом государственного управления по делам православной церкви. В его компетенцию входили административные, судебные и законодательные вопросы по делам управления церкви, религии и духовенства.
Тем не менее приоритет абсолютистского государства над церковью еще более упрочивается. Участвуя в разработке законодательства по церковным делам, Синод не пользовался правом санкции закона, которая полностью зависела от государя, а в его отсутствие — от Сената, Верховного тайного совета или Кабинета.
По делам, требующим совместного обсуждения с Сенатом, Синод собирался на совместные с ним конференции; реже в полном составе, чаще — направляя двух членов, которые действовали от его имени.
В самом начале своей деятельности (12 июля 1726 г.) Верховный тайный совет внес большие изменения в организацию Синода, преследующие ту же цель — большее подчинение его светской власти и усиление контроля над церковными вотчинами. Синод был разделен на два департамента. В ведении первого («Духовного соборного правительства») находились дела, касающиеся вопросов веры и церкви, христианской нравственности. Второй департамент, получивший название «Коллегии экономии синодального правления» , ведал церковным судом и осуществлял надзор вместо Монастырского приказа за церковным хозяйством и духовными вотчинами.
Первый департамент по своим делам должен был входить с донесениями в Верховный тайный совет, а второй — в Сенат. Синод обязывался ежемесячно подавать в Верховный тайный совет, так же как позднее в Кабинет, рапорты о решенных и нерешенных делах и финансовые отчеты.
Позднее, в 1738 г., стремясь окончательно подорвать экономическую силу церкви, а заодно пополнить в интересах дворянства государственный земельный фонд казны, Кабинет изъял Коллегию экономии из ведения Синода и подчинил ее   исключительно Сенату 2. Несмотря на временную отмену при Елизавете Петровне этого решения, оно скоро было восстановлено, так как соответствовало интересам дворянства.
Итак, к середине XVIII в. вся система церковного управления была преобразована в бюрократический придаток государственного аппарата. Синод как высшее учреждение по управлению делами православной церкви в стране уже не мог противопоставить себя светской власти. Экономически духовенство было также поставлено в зависимость от светской власти.
Центральными органами управления, проводившими в жизнь решения верховной власти, продолжали оставаться коллегии. Коллегиальная система управления, установившая более или менее четкое и дифференцированное (по сравнению с приказной системой XVII в.) руководство отдельными отраслями государственного управления по существу, только сложилась к середине 1720-х годов.
Дальнейшие изменения в системе центральных учреждений преследовали ту же цель большей централизации власти, а также бюрократизации всего аппарата и в то же время возможного сокращения его в целях экономии средств.
Стремясь сосредоточить в своих руках важнейшие нити управления, Верховный тайный совет, как указывалось выше, освободил часть коллегий от контроля Сената и внес некоторые изменения в состав и внутреннее устройство коллегий.
В части штата коллегий Совет, желая обеспечить более однородный и надежный личный состав, а также в целях усиления единоначалия и в интересах экономии государственных средств, издает указ, сокращавший вдвое штаты коллегий, причем из шести оставшихся членов только трое должны были постоянно находиться в коллегии. Этот указ задевал самый «принцип коллегиальности, ибо по существу устанавливал единоначалие президента коллегии.
Верховный тайный совет к этому и стремился, стараясь ограничить круг правящих лиц, формально мотивируя тем, что «в делах могут поступать, не надеясь друг на друга, как ныне во многих персонах происходит» К
Рассмотрим положение и деятельность отдельных коллегий во второй четверти XVIII в.
Коллегия иностранных дел — одна из трех, освобожденных от контроля Сената, продолжала свою деятельность в тех же организационных формах, которые были ей даны в первой четверти XVIII в. Во второй четверти XVIII в. функции коллегии даже были несколько расширены. В 1727 г., в связи с восстановлением гетманского управления на Украине, последняя была подчинена Коллегии иностранных дел, в то время как-раньше   (с 1722 г.) находилась  в  ведении   Сената2.   В ведение   той же коллегии было передано управление уральскими казаками и делами калмыков. На основании известий, получаемых от русских уполномоченных в Турции, коллегия посылала указы губернаторам и командирам пограничных войск и получала от них донесения 1.
Коллегия должна была заботиться о нуждах представителей иностранных держав, приезжавших в Россию или проезжавших через нее. В коллегии проходили все дела иноземцев (в том числе судебные), находившихся на русской службе. В связи с тем, что русские послы за границей должны были сноситься с Верховным тайным советом и Кабинетом через коллегию иностранных дел, коллегия в лице А. И. Остермана получила большую возможность влиять на ход внешней политики.
Коллегия иностранных дел находилась в Петербурге, а ее контора в Москве.
Крупнейшее значение сохраняли также Военная и Адмиралтейская коллегии. Их особому положению содействовало и то, что возглавлявшие их лица были членами Верховного тайного совета. Всемогущество президента Военной коллегии Меншикова в 1725—1727 гг. ставило коллегию в независимое положение не только от Сената, но и от Верховного тайного совета. Меншиков имел право непосредственного доклада императрице, право назначения в высшие воинские звания и по существу бесконтрольного расходования средств, чем широко пользовался в корыстных целях.
То же положение имело место в 30-х годах XVIII в., когда во главе Военной коллегии находился Б. X. Миних. Миних, пользуясь покровительством императрицы, сумел стать со своей коллегией в непосредственные отношения к верховной власти. Военная коллегия добилась права не исполнять указов Сената, если они будут расходиться с «именными», что нарушало основные положения генерального регламента коллегий.
Хотя Военная коллегия находилась в Петербурге, управление снабжением армии не только провиантом, но и амуницией продолжало оставаться в Москве, где хозяйственные функции осуществлялись значительно легче.
К середине XVIII в. Военная коллегия являлась одним из крупнейших центральных учреждений, имевшим самостоятельные хозяйственные, финансовые, ревизионные и даже судебные части, находившиеся под общим контролем коллегии .

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ