февраля 12, 2009

Мануфактур-коллегия была слита с Коммерц-коллегией в 1727 г. со следующей мотивировкой: «...Понеже оная без Сенату и нашего Кабинету никакой важной резолюции учинить не может, того ради и жалованье напрасно получает, и для того той коллегии дела отдать и всем фабрикахМ ведомым быть в Комерц-коллегии...» 2 Для рассмотрения второстепенных практических вопросов указ предлагал организацию съездов из самих фабрикантов; при разрешении особо важных дел они должны были обращаться в Коммерц-коллегию.
В 1731 г. правительство Анны Ивановны пошло еще дальше, «сообщив» с Коммерц-коллегией также Берг-коллегию3. В составе объединенной Коммерц-коллегии были образованы три экспедиции: одна по руководству торговлей, другая — легкой промышленностью и третья — горным делом. Это решение ставило развитие промышленности в зависимость от торговой политики правительства, что и подтверждается дальнейшими мероприятиями верховной власти. Вскоре начинают отменяться разные привилегии, полученные промышленниками в первой четверти XVIII в. В вопросе о рабочей силе защищаются интересы дворянства в ущерб фабрикантам: последним запрещается покупать деревни (крестьян с землей), использовать на работах беглых крестьян, составлявших в это время значительные кадры рабочих на крупных мануфактурах 4.
Эти мероприятия в сочетании с жесткой регламентацией деятельности «указных» мануфактур и решительной борьбой с «безуказным» мелким произБодством   тормозили    развитие    русской    промышленности.    Особо отрицательную |роль сыграла в этом отношении антинациональная политика Кабинета министров. Современники не без оснований обвиняли неофициального руководителя Кабинета — Бирона — в том, что «его стара-тельствами важные государственные торги и заводы не только к явному казенному убытку, но с превеликой обидой и разорением российских подданных, которые много тысяч своего капитала в те заводы положили..., чужим отданы».
Последнее в особой степени относилось к горным заводам, выделенным в 1736 г. в ведение нового учреждения — Генерал-берг-директориума К Игнорируя (русских специалистов горнорудного дела, во главе Генерал-берг-директориума был назначен саксонец К. А. Шемберг, незнакомый с экономикой России. Ликвидация коллегиальности в Берг-директориуме и покровительство Бирона обеспечивали Шембергу единовластие в управлении русской металлургической промышленностью. Шемберг добился отстранения Сената от надзора и контроля за деятельностью Генерал-берг-директориума, заполнил аппарат немцами и с их помощью хищнически эксплуатировал и разорял горные заводы, хотя в опубликованном в 1739 г. барг-регламенте и повторялись протекционистские положения Берг-привилегии 1719 г. Генерал-берг-директориум подчинялся только Кабинету, а фактически Бирону. Шемберг и Бирон за два года распоряжения горными заводами присвоили себе более 400 тыс. руб.2
После ликвидации правления Бирона и Миниха в 1742 г. Берг- и Мануфактур-коллегии были восстановлены, однако деятельность их по-прежнему была направлена на поощрение монополистов-фабрикантов и заводчиков и в еще большей степени на защиту интересов дворянства. Так, приписные и купленные к фабрикам крестьяне были включены в подушный оклад, а беглые подлежали нехмедленной передаче по:мещикам 3. Хотя трудности приобретения крестьян без земли и отсутствие рынка вольнонаемной рабочей силы вызвали к жизни указ 1744 г., вновь разрешивший фабрикантам приобретать деревни4, Мануфактур-коллегия должна была «крепкое СхМотрение» иметь, чтобы заводчики <и фабриканты не злоупотребляли этим правом 5. Зато дворянству указ предоставлял неограниченное право на приобретение деревень и крестьян к своим промышленным предприятиям. При содействии Мануфактур-коллегии к середине XVIII в. значительно увеличивается число фабрикантов из дворян и увеличивается расхищение казенных заводов, на этот раз не иностранцами, а русскими вельможами. Большинство казенных заводов либо за небольшую сумму были проданы, либо пожалованы крупным вельможам, например, П. И. Шувалову, И. Г. Чернышеву, М. И. Воронцову, С. П. Ягужинскому и др.
Особое внимание правительства к торговле выразилось не только в сохранении Коммерц-коллегии, но и в учреждении с 1727 г. в добавление к ней Комиссии о коммерции во главе с А. И. Остерманом. Комиссия о коммерции развила довольно активную деятельность, стремясь расширить внешнюю торговлю и права иностранных купцов. В 1729 г. был опубликован разработанный Комиссией о коммерции вексельный устав — «для пользы и лучшаго распорядка в купечестве и для удержания излишних расходов и опасностей...» ! В то же время Коммерц-коллегия, занимаясь вопросами торговли, не упускала из виду интересов дворянства. Последнее было заинтересовано в расширении импорта, в частности через Архангельск, что и было разрешено в 1727 г. Открыт был экспорт хлеба и льна, запрещенный в первой четверти XVIII в., расширены торговые права дворян, ограниченные по указу о единонаследии 1714 г. 2
Центральным учреждением, осуществлявшим суд и расправу в интересах господствующего класса, являлась Юстиц-коллегия. Компетенция коллегии заключалась в организации и руководстве деятельностью местных судебных органов; одновременно она являлась высшей судебно-апелляционной инстанцией в государстве, решения которой можно было обжаловать только в Сенат. Во второй половине 1720-х годов ее права были несколько расширены за счет дел, которыми раньше ведала Преображенская канцелярия.
Юстиц-коллегия находилась в Москве, так как в силу центрального положения последней, по выражению официального документа, из всех «внутренних российских городов челобитчики будут на Москве...» 3
Большой поток «челобитчиковых» дел и медлительность судопроизводства вызывали недовольство со стороны дворянства; последнее требовало создания особых судебных учреждений для обслуживания привилегированного сословия. В 1730 г. было установлено, что в Московской губернской канцелярии скопилось 21 388 «невершенных» дел прежних лет. В результате в том же году в Москве возникли два специальных судебных учреждения: Судный приказ ведал гражданскими делами, Сыскной приказ — уголовными 4, апелляционной инстанцией была Юстиц-коллегия. Суд являлся орудием беспощадного подавления эксплуатируемых и отличался мягкостью приговоров, касавшихся дворян; из сотни преступников-дворян наказанию подвергались лишь двое-трое. Обычным наказанием для них  был  денежный   штраф   или   понижение  на   один  чин,   в  худшем случае — отставка с обязательством возвратить награбленное. Суровость наказания предрешалась не характером преступления, а социальным и служебным положением обвиняемого.
Феодальная собственность на землю охранялась также Вотчинной коллегией, образованной в Москве в 1721 г. Коллегия была тем органом, который непосредственно обеспечивал самые кровные интересы господствующего класса. Будучи тесно связанной с дворянством, населявшим ценг-ральную часть Российской империи, Вотчинная коллегия находилась почти все время в Москве до ликвидации ее в 1786 г. Попытки перевода коллегии в Петербург в целях сосредоточения здесь центральных учреждений разбивались практикой жизни, которая требовала местонахождения ее в Москве.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ