февраля 12, 2009

Обширное делопроизводство Вотчинной коллегии находилось под постоянным контролем Сената, который, опекая интересы правящего класса, подвергал взысканиям «судей Вотчинной коллегии за неправые решения».
Близким к Вотчинной коллегии было вновь созданное в 1726 г. учреждение — Коллегия экономии. Она возникла для управления землями, принадлежавшими духовным феодалам, когда вопрос об их секуляризации в пользу дворянского государства 'и дворянства был по существу решен.
Коллегия экономии во всех вопросах была подчинена Сенату, хотя она находилась в Москве в связи с тем, что церковные земли наиболее густо были расположены в старых центральных уездах.
Страшным орудием в руках дворянского государства против непокорного населения служила Канцелярия тайных розыскных дел. Канцелярия была учреждена в 1731 г. Образование ее мотивировалось ликвидацией в 1729 г. Преображенской канцелярии 2, ведавшей до этого расследованием политических преступлений. В действительности основной причиной организации Канцелярии розыскных дел являлись растущее среди населения недовольство и усиливавшаяся антифеодальная борьба. Тайная канцелярия была поставлена в равное положение с коллегиями.
Во главе ее стоял А. И. Ушаков. Как помощник П. Толстого по управлению Тайной канцелярией Петра I, Ушаков был наиболее удобной кандидатурой на пост главы Канцелярии 1730-х годов. Он рабски служил каждому правительству, проявляя исключительную жестокость; он «запятнал свою память ролью политического сыщика и палача, связав неразрывно свою судьбу с лихолетьем «бироновщины» и страшным «словом и делом» 3.
Ввиду того, что настроение московского населения всегда вызывало беспокойство правительства, в Москве была организована Контора розыскных дел, возглавлявшаяся ближайшим родственником царицы, московским генерал-губернатором С. А. Салтыковым.
Деятельность этих обоих карательных органов несколько сокращается в 1740-х годах в связи с более прочным положением на престоле Елизаветы Петровны и отсутствием сильной оппозиции в правительственных кругах. Но Канцелярия розыскных дел не была ликвидирована, а система доносов «против первых двух пунктов», т. е. по делам политического характера, продолжала процветать.
Для узкоклассовой политики дворянского правительства второй четверти XVIII в. показательно слабое внимание к управлению городскими делами и сословиями. Недооценка их проявилась в области таких административных мероприятий, как ликвидация в 1726 г. Главного магистрата, возглавлявшего деятельность городовых магистратов. Ратуши и городовые магистраты были подчинены губернаторам и воеводам , в чем также сказалось стремление господствующего класса сосредоточить всю власть в своих руках. Общее руководство развитием торговли было возложено на Комиссию о коммерции, в которой пе было представлено посадское население.
Главный магистрат был восстановлен лишь в 40-х годах XVIII в., когда вместе с ослаблением иностранного влияния при дворе правительство, хотя и недостаточно активно, взяло курс на поощрение развития производительных сил. Однако классовость политики и стремление удержать за дворянством всюду руководящие позиции выразились в том, что магистраты были поставлены в полную зависимость от губернаторов и воевод и сносились с Главным магистратом через губернскую администрацию .
Главный магистрат находился под непосредственным надзором Сената и должен был согласовывать с ним все свои мероприятия. Даже смета расходов, необходимых «на поддержку и починку» развалившихся зданий городовых магистратов, подлежала утверждению Сената. Как руководство, так и влияние Главного магистрата в отношении городовых магистратов было ничтожно.
В заключение обзора центральных органов управления следует отметить, что при сохранении в основном введенной ранее системы, частичные изменения, осуществлявшиеся в течение второй четверти XVIII в., преследовали ту же цель, что и в реорганизации верховных органов власти,— укрепление и расширение власти крепостников. Средствами для этого явились дальнейшая централизация и бюрократизация аппарата. С этой точки зрения коллегиальность управления уже несколько стесняла,— отсюда попытки ее ограничения и усиления принципа единоначалия. Но эти попытки не могли еще развиться в систему: во второй половине XVIII в. тенденция замены коллегиального управления единоличным получает свое дальнейшее развитие. Во второй четверти XVIII в. коллегии являлись органами центрального управления, строго стоявшими на страже интересов господствующего класса и осуществлявшими основные функции дворянско-крепостнического государства.
Та же классовая направленность лежала в основе изменений в системе местного управления.
На местах с особой силой ощущались результаты жесточайшей эксплуатации, усугублявшейся хищничеством иностранцев, тяжестью войн и связанных с ними требований и расходов. Протест со стороны населения раздавался сильнее на местах, чем в центре, где были сосредоточены розыскные и карательные органы власти. С мест поступали донесения об усиливающемся бегстве и сопротивлении крестьян, вызывавшие большую тревогу в рядах господствующего класса. На местных учреждениях непосредственно лежала обязанность сохранения общественного спокойствия. Именно областные учреждения были призваны практически осуществлять внутреннюю функцию государства. Поэтому деятельность верховных органов управления и была направлена в первую очередь на организацию такой системы местного управления, которая бы твердо держала в узде эксплуатируемое большинство.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ