февраля 12, 2009

Комплектование русских войск во второй четверти XVIII в. осуществлялось на основе рекрутской повинности.
За время с 1726 г. до 50-х годов XVIII в. было произведено 17 наборов , давших возможность содержать армию в комплекте. По-прежнему рекрутскую повинность фактически несли только податные сословия.
В 1731 г. была сделана попытка установить новый порядок в проведении набора. Генерал П. И. Ягужинскпй предложил расписать все податное население на «компании», по 500 человек в каждой, а затем каждую компанию разделить на 10 частей, по 50 душ в каждой, с тем чтобы каждая часть выставляла положенное число рекрут один раз в десять лет2. Сенат одобрил проект Ягужинского и вынес решение «для апробации расписать Московский уезд с Москвою». Когда стали осуществлять этот проект, то возникли сомнения, не пострадают ли при этом интересы представителей господствующего класса — помещиков, поэтому было решено запросить мнение коллегий. Ряд коллегий, в частности Вотчинная, высказался против нового порядка проведения наборов и поэтому от него отказался.
В то же время правительство освобождало отдельные социальные группы населения от рекрутских наборов, заменяя поставку рекрута денежным взносом. Так, например, в 1731 г. астраханскому купечеству в виде льготы было предложено внести по 100 руб. за каждого рекрута3. В 1732 г. были освобождены от наборов казанские и астраханские однодворцы, а в 1736 г.— «с тульских оружейников рекрут не сбирать, а употребить   оных,  что  было   надлежало   собрать  в   ученики» 4,— гласил указ. В 1737 г. были освобождены дети и родственники церковнослужителей, «желающих вместо себя поставить купленных рекрут или внести по 200 рублей» 1 и т. д.
В этих изъятиях проявлялась классовая политика царизма, так как они касались главным образом духовных лиц и купечества. Все бремя военной   службы ложилось на крестьян и беднейшее   население города.
В 30-х годах XVIII в. военная служба стала еще более тяжелой. Это объясняется тем, что, с одной стороны, офицеры смотрели на солдат своих частей как на собственных крепостных и эксплуатировали их, а с другой — введенная Минихом прусская система обучения, сводившаяся к муштре, увеличивала гнет и без того трудной службы.
Столь тяжелое положение солдат было широко известно среди крестьянства, вследствие чего во время каждого набора многие рекруты пытались бежать или нанести себе увечье. Борясь с этими явлениями, правительство принимало суровые меры. Беглецов ловили, а затем или казнили или ссылали на каторгу. Так, в 1730 г. Сенат издал следующий указ: «Которые рекруты учнут бегать за рубеж и пойманы будут, то из первых заводчиков... на страх другим казнить смертию, повесить, а прочим, кои не сами заводчики, чинить политическую смерть и ссылать в Сибирь к казенным работам»2. Аналогичные указы были изданы в 1736 г. и в последующие годы. При рекрутском наборе в 1738 г. обещалось прощение лишь в случае добровольной явки3. Указы об амнистии публиковались и позднее.
Все эти меры, однако, не приводили к уменьшению побегов, численность которых временами принимала угрожающие размеры.
Феодальная рекрутская система заставляла держать под ружьем значительное число людей. Все попытки сократить срок службы, чтобы иметь в запасе обученные резервы, не приводили к положительным результатам. Помещики решительно возражали против сокращения срока службы и, следовательно, против возвращения солдат из армии домой после 10 или 15 лет службы, боясь получить в их лице организаторов крестьянских волнений, тем более, что и сдавались в рекруты обычно непокорные элементы. Сдача в рекруты была одной из форм расправы с этими лицами.
Комплектование войск офицерами в общем проводилось на тех же основаниях, что и в первой четверти XVIII в. Офицеров готовили гвардия, являвшаяся, как и прежде, практической школой для дворян, и собственно военные школы. Однако дворянство тяготилось обязательной пожизненной службой в армии и добилось частичной ее отмены в 1736 г. По указу от 31 декабря 1736 г. один из сыновей помещика оставался для ведения  хозяйства.   Запись   в   полки   производилась   с 7 лет;   до 20 лет молодые дворяне числились «в науках», после чего отправлялись служить1. Эти правила были подтверждены в 1737 г., а затем в 1740 г.2
По новому закону дворяне, прослужившие 25 лет, могли уходить в отставку. В результате ухода значительного числа дворян в отставку, в полках открылись свободные вакансии. Этим обстоятельством воспользовались прибалтийские немцы, которым предоставлялось право служить в армии на общих с русскими дворянами основаниях 3, и иностранцы, которым был открыт широкий доступ на русскую службу. Прибалтийские дворяне и иностранцы получали поддержку Миниха и Бироыа. В результате покровительственных мер они быстро стали заполнять офицерский корпус русской армии. В 1740 г. русский генералитет имел в своем составе 33 иностранца и 46 русских 4.
Продвижению иностранцев по службе способствовал закон об отставках. Согласно этому закону, каждый уходящий в отставку офицер получал следующий по рангу чин. Если русские офицеры, выйдя в отставку, больше не возвращались в армию, то иностранные офицеры, уходя в отставку, снова с разрешения Миниха возвращались в армию уже в высшем чине и таким образом обгоняли русских офицеров. Подобная практика приняла весьма широкие размеры и вызвала среди русских офицеров резкое недовольство. Царица Анна вынуждена была дать указ в 1735 г. о запрещении этой практики 5.
С 1740 г. число иностранных офицеров, принимаемых в русскую армию, было ограничено. Кроме того, Военная коллегия дала указание о приеме их на русскую службу лишь с понижением на один ранг.
Основпым каналом подготовки квалифицированных офицеров были военные школы. Во второй четверти XVIII в. общевойсковые офицеры готовились в Шляхетском кадетском корпусе. Инициатором открытия корпуса был генерал П. И. Ягужинский, который в 1730 г. представил проект учреждения двух корпусов, на 500 чел. каждый. Предложение Ягужинского было одобрено, и в июле 1731 г. корпус открылся 6. Это было привилегированное дворянское учебное заведение, рассчитанное вначале на 200 чел. Все учащиеся сводились в две, а затем в три роты сотенного состава и, таким образом, корпус имел военную организацию. В учебный план корпуса входили: арифметика, геометрия, фортификация, артиллерия, рисование, шпажное искусство, верховая езда и прочие «воинскому искусству потребные науки». Кроме того, учащиеся изучали «историю, географию, юрисдикцию, танцевание, музыку и прочие полезные науки, дабы, видя природную склонность, потому б и к учению определять».

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ