февраля 12, 2009

Одновременно с той же целью успешного взыскания государственных сборов и контроля за сборщиками был учрежден специальный Дои-мочный приказ. Но с населения нельзя было получить того, чего оно не могло дать. К тому же сборщики-помещики из новой функции извлекали выгоды для себя и не контролировались местными властями. В указе от 24 января 1738 г. констатировалось, что «доимка не вся от пустоты или скудости запущена, но и другими разными видами, а именно: на знатных людях, тако-ж и на ослушниках, из коих на первых губернаторы и воеводы взыскивать не смеют, бояся их страха» 1. В результате сборы уменьшались, недоимки росли, население впадало в крайнюю нищету. Последнее беспокоило отдельных членов правительства прежде всего с фискальной точки зрения. Так, обер-прокурор Сената Анисим Маслов, выступивший с рядом предложений по финансовым вопросам в 1733 г., предостерегал, чтобы доимка «взыскана была с таким разсмотрением, чтоб поданные вашего и. в. вышеписанным образом вовсе не были разорены...» 1.
Крайняя нищета и задолженность населения вынудили правительство в 1735 г. сложить сбор подушных за первую половину года, а в 1741 г. убавить на 10 коп. с души сбор подушных на 1742 и 1743 гг. 2. Однако, ядя на эти уступки, правительство рассчитывало возместить эти суммы за счет того же населения другим путем, используя винную монополию или монетную регалию. Винная монополия по «Росписи» 1724 г. давала около 1400 руб. дохода.
В наследие от первой четверти XVIII в. оставалось в обращении множество легковесной медной монеты и низкопробной серебряной, результатом чего была низкая стоимость рубля. В 1730-х годах были приняты меры к урегулированию денежного обращения. С этой целью было решено изъять неполноценные старые деньги путем обмена на новые — тяжеловесные, медные и серебряные, более высокой 77-й пробы. Это целесооб разное по идее мероприятие, на практике осуществлявшееся в узко классовых интересах дворянства, способствовало дальнейшему обогащению одних и еще большему разорению других.
Правительство пошло по пути расширения чеканки серебряных денег, при этом преимущественно «рублевиков», которыми должны были пользоваться имущие спои населения и которые облегчали для них процесс накопления. В течение второй четверти XVIII в. было начеканено серебряных монет на 50 с лишним миллионов рублей. Правда, при этой операции получала прибыль и казна, так как проба (77-я) не соответствовала количеству серебра в рубле. Еще большую прибыль получала казна при выпуске предназначавшейся для широких масс населения мелкой медной монеты, хотя во второй четверти XVIII в. старались чеканить ее более полноценной. При Петре I чеканили из пуда медных денег на 40 руб., а во второй четве|рти — на 10 руб. Но начеканено их было за 25—30 лет на 10 млн. руб. К тому же обесценению медных денег способствовало массовое обращение фальшивых денег, изготовление которых облегчалось примитивной техникой казенной чеканки 1.
Таким образом, пользуясь монетной регалией, казна получила временный приток средств, но это делалось за счет того же трудового населения, сокращения его платежеспособности, а следовательно, и за счет регулярного поступления налогов. Отсюда естественно обращение к другим источникам средств.
Уже в первой четверти XVIII в. ясно сознавалось, что развитие промышленности и торговли ведет к обогащению государства. Данное положение осуществлялось на практике путем организации казенной промышленности и протекционистской политики в отношении частного предпринимательства. К середине 1720-х годов это дало уже некоторые реальные результаты: в приходных статьях 1724 г. в списке коллегий и канцелярий на первом месте стояла Берг-коллегия. При этом фактический сбор по ее ведомству достиг за год почти 400 тыс. руб., превысив оклад на 100 тыс., а с остатком от прошлых лет равнялся миллиону с лишним рублей 2.
Мысль о необходимости развития внутренних ресурсов для пополнения государственных средств все настойчивее высказывалась передовыми представителями администрации. «Всем искусным в гражданстве известно,— писал В. Н. Татищев,— что всякой области богатство, сила л честь произходит единственно от прилежности народа к рукоделиам и добраго состояния купечества... где рукоделиа и купечество в добром состоянии, тамо все жители, земские, крестьяне и пр. богати и довольни», А дальше следовало самое важное для правительства: «Чрез что крестьянин не такмо владельцу и государю надлежаще без тягости заплатит, но и сам предовольно живет». Отсюда — рекомендация: «умножение рукоделий или ...мануфактур» 3.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ