февраля 12, 2009

Во второй четверти XVIII в. перед Россией стояли три важнейшие внешнеполитические проблемы: балтийская, польская (белорусско-украинская) и турецкая (черноморская). Эти проблемы, наметившиеся еще в XVII в., сохранили свое доминирующее значение и в XVIII в.
Хотя балтийская проблема в основном была решена приобретением выхода в Балтийское море в результате блестящих успехов русского оружия и русской дипломатии в Северной войне, она не потеряла своей актуальности в течение всей второй четверти XVIII в. Международное положение России как великой европейской державы в это время определялось прежде всего устойчивостью и крепостью политических, экономических и военно-стратегических позиций, занимаемых ею на Балтийском море 1.
Вследствие этого России было необходимо закрепить за собою прибалтийские провинции и всемерно содействовать развитию и расширению своей балтийской и европейской торговли. Реальная угроза со стороны военно-феодальной Швеции, жаждавшей реванша, а также нараставшая с 40-х годов XVIII в. опасность в Прибалтике со стороны агрессивной Пруссии вызывали необходимость прочного обеспечения границ России на северо-западе и западе.
После того, как Россия в первой четверти XVIII в. получила выход в Балтийское море, в ее внешней политике особое значение приобрели польская и тесно с нею связанная черноморская проблемы. Польская проблема включала борьбу за Правобережную Украину и Белоруссию с целью воссоединения с Россией украинских и белорусских земель, оккупированных в прошлом панской Польшей. В первой половине 30-х годов XVIII в.  польский вопрос был одним из самых  сложных  в политике держав Средней Европы. В нем скрещивались интересы ряда стран — России, Польши, Франции, Пруссии, Австрии и Швеции .
Наконец, третьей важной проблемой внешней политики России во второй четверти XVIII в. была черноморская. Сущность ее сводилась к борьбе России за выход и утверждение на Черном море, для чего прежде всего предстояло ликвидировать условия Прутского договора 1711 г.
Стремление России к разрешению черноморской проблемы было обусловлено потребностями экономического развития страны, необходимостью приобрести кратчайший морской путь на юге для торговли с Западной Европой и юго-востоком, обеспечить безопасность для развития и. заселения южных областей России, а также целями обороны от агрессивной султанской Турции и ее вассала — Крымского ханства.
Все три стержневые внешнеполитические проблемы второй четверти XVIII в. тесно переплетались между собой и взаимодействовали. Например, борьба за Курляндию между Россией и Польшей в 20—30-х годах XVIII в. связывала балтийскую и польскую проблемы. Борьба за Правобережную Украину между Россией, Польшей и Турцией связывала польскую и черноморскую  (турецкую) проблемы2.
Непосредственно с черноморской проблемой переплетался, в частности, каспийский вопрос — продвижение в районе Каспийского моря и Закавказья, обусловленное потребностями экономического и политического развития России, необходимостью обеспечения безопасности ее внешней торговли со странами Востока (в первую очередь с Персией) 'и интересами обороны  юго-восточных  границ  России3.
Каспийский вопрос был связан с балтийской проблемой, так как Бал тику и Каспий органически соединял европейско-азиатский торговый транзит через Россию 4. Тем не менее во второй четверти XVIII в. каспийский вопрос отступает на второй план и постепенно сводится к уступке в 1732 и 1735 гг. прикаспийских провинций Персии. Вопрос о прикаспийских областях вновь встает уже только в конце XVIII в.
Внешняя политика России в XVIII в. определялась заинтересованностью военно-феодально-купеческой верхушки России в выходах к морям, в морских портах, в расширении внешней торговли и овладении стратегическими пунктами. Внешняя политика России прежде всего удовлетворяла интересы господствующего класса — дворянства и нарождавшегося класса купцов, а осуществлялась за счет угнетения трудовых масс.
Однако объективно, с точки зрения исторического развития, внешняя политика России во второй четверти XVIII в., за исключением ряда антинациональных мероприятий временщиков и иностранцев, в основном соответствовала коренным интересам не только русского народа, но л украинского, белорусского и других народов. Она была жизненно важной для дальнейшего экономического и политического развития страны.
Прогрессивное значение имело стремление России укрепиться в Прибалтике, удержать выход в Балтийское море, возвратить белорусские л украинские земли, добиться гаваней на Черном и Каспийском морях, необходимых для дальнейшего успешного развития экономики страны, ее внешней торговли и установления прочных и постоянных связей с европейскими и восточными странами.
Внешнеполитическая программа после Петра I не отличалась, однако, той целеустремленностью и твердостью, которые характерны для внешней политики и дипломатии России первой четверти XVIII в. В 1725 —1740 гг. наблюдались заметные колебания и неустойчивость во внешнеполитической линии сменявшихся правительств России.
Господство временщиков и иностранцев при русском дворе (при Петре II и особенно в период «бпроновщины») заметно ослабило состояние русских вооруженных сил (армии и флота), а также финансов, что не преминуло отразиться на международном престиже России: ее международный вес и влияние на европейские политические дела по сравнению с первой четвертью XVIII в. несколько уменьшились. Но, несмотря на этот Россия продолжала сохранять занятое ею место великой державы, чему немало способствовали ее значительные достижения в области развития производительных сил и экономики.
Основные внешнеполитические интересы страны пробивали себе путь в условиях сложной внутренней и международной обстановки. Со времени же устранения от власти иностранных авантюристов, в 40-х годах XVIII в., внешняя политика России постепенно становится более последовательной.

Рубрика: Внешняя политика | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ