февраля 12, 2009

В случае попытки возведения русским правительством на шведский престол голштинского герцога Поинтцу предписывалось обещать шведскому королю Фридриху I от имени английского правительства сумму в 50— 100 тыс. фунтов для противодействия планам России . Так как интересы английского кабинета в отношении голштинского герцога полностью совпадали с интересами датского короля в отношении Шлезвига и шведского престолонаследия, то Англия обещала Дании военную помощь в случае, если бы Россия предприняла какую-либо попытку нападения на Данию в интересах голштинского герцога 2.
В то время как в Лондоне, Стокгольме и Копенгагене сплетались новые дипломатические интриги против России, английское правительство создавало видимость стремления примириться с нею. Англия использовала в качестве посредника в этом деле тогда послушную ей Францию. Миссия последней облегчалась тем, что она в течение ряда лет после Ништадт-ского мира, в целях раскрытия дальнейших внешнеполитических планов Петра 13, вела умышленно затягивавшиеся ею переговоры о союзе с Россией. Русская дипломатия отлично понимала, что Франция без согласия Англии и предварительного примирения Англии с Россией не заключит с русскими союзного договора. В свою очередь Россия условием своего примирения с Англией выставляла требование о присоединении Франции к Стокгольмскому трактату4. Вследствие сильного расхождения интересов Англии и России было ясно, что русско-французский союз был обречен на неудачу.
28 января 1725 г. умер Петр I. Это событие вызвало широкий отклик за границей и оказало заметное влияние на ход дипломатических сношений. Несмотря на бдительный надзор за всеми заставами Петербурга и на временпую приостановку почтового сообщения, шведский посол в России барон Цедеркрейц тайно отправил в Стокгольм курьера с известием о смерти императора. В Швеции надеялись, что в России «великое замешательство учинится», и тогда можно будет «в мутной воде рыбу ловить» 5. Шведский король на заседании Сената предлагал немедленно двинуть войска в Россию с целью возвращения прибалтийских провинций. Однако шведские сенаторы, опасаясь, что командование армией усилит власть короля, решили укрепить интересы голштинского герцога 6. С этой целью в мае 1725 г. они отправили в Россию «торжественное посольство» во главе с одним из крупнейших лидеров «голштинской» партии бароном И. Цедергельмом под видом поздравления Екатерины I с восшествием на престол. Истинным намерением шведского посольства было стремление склонить Екатерину I к возврату Швеции Лифляндии, Эстляндии, Выборга и даже к передаче Пскова и Новгорода в качестве приданого Айне Петровне и голштинскому герцогу Карлу-Фридриху !.
Хотя императрица Екатерина I поддерживала стремление герцога с помощью России стать шведским королем и получить от Дании Шле-звиг, шведской дипломатии не удалось добиться от нее согласия на возвращение прибалтийских провинций.
В правление Екатерины I голштинский вопрос временно превратился в самодовлеющую цель внешней политики царского правительства. Он отвлекал Россию от разрешения более важных проблем, возникших в связи с большими затруднениями для нее в тот момент в восточном вопросе.
Активная поддержка Екатериной I голштинского герцога в вопросе о Шлезвиге подчас окрашивала внешнюю политику царской России в угрожающие тона, осложняла и обостряла отношения России с европейскими державами 2. Англия и Франция, враждебные балтийской политике России, выступали против осуществления голштинской программы, которая могла бы еще более усилить позиции России на Балтике.
В то же время голштинский вопрос, обострив отношения России со Швецией, ослабил русско-шведский союз, что привело затем к присоединению Швеции к враждебному России Ганноверскому союзу, образовавшемуся в 1725 г.
Поддержка Екатериной I голштинских претензий имела и другую, довольно опасную для России сторону. После женитьбы на Анне Петровне голштинский герцог Карл-Фридрих получил от Екатерины I право пользования на время его пребывания в России доходами с острова Эзеля. Это распоряжение императрицы пробудило среди голштинцев эфемерные иллюзии о возможности дальнейшего приобретения Прибалтики и соединения под скипетром голштинского герцога Швеции и России.
В 1725 г. Западная Европа раскололась на два враждебных политических лагеря. 30 апреля 1725 г. между Австрией и Испанией был заключен союзный договор, скрепленный 1 мая торговым трактатом, что привело к образованию так называемого Венского союза . Этот союз затрагивал непосредственные политические и торговые интересы морских держав — Англии и Голландии. Франции грозила война с соединенными австро-испанскими силами. Ей приходилось думать об обороне. Вследствие этого Франция еще крепче блокировалась с Англией, без помощи которой ей трудно было бы бороться на море с Испанией и с Турцией, которая могла бы держать в почтении враждебного Франции австрийского императора. При этих обстоятельствах Франция должна была резко отдалиться от России.
В ответ на заключение австро-испанского договора 3 сентября (н. ст.) 1725 г. в Герренгаузене (в Ганновере) был заключен договор между Англией, Францией и Пруссией, так называемый Ганноверский союз. Своим острием он был направлен против Австрии и Испании 2.
Оформление Венского и Ганноверского союзов завершило в основном раскол Западной Европы на два противоположных лагеря. Между обеими группировками завязалась острая дипломатическая борьба, сопровождавшаяся усиленной подготовкой к открытию военных действий. Обе группировки стали вести между собой борьбу за привлечение к своим союзам новых держав  (России, Швеции, Дании и др.)

Рубрика: Внешняя политика | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ