февраля 12, 2009

Существование Ганноверского союза и присоединение к нему Швеции и Дании были чрезвычайно опасны для морских интересов России, так как создавался перевес морских сил на Балтике в пользу Англии и ее «северных» союзников — Швеции и Дании.
В мае 1727 г. Англия повторила морскую демонстрацию в Балтийском море.
Английская эскадра из 15 линейных кораблей и шести малых судов под командованием Норриса прибыла в Копенгаген. Англичане добивались присоединения к ним шведской и датской эскадр с целью демонстрации морских сил Англии и ее союзников против России. Однако Дания, понимая, что Россия теперь не намерена нападать на нее в интересах голштинского герцога, не присоединила своих кораблей к английским 2. Так же поступила и Швеция.
Русское правительство 20 апреля 1727 г., как и в 1726 г., вновь опубликовало декларацию о том, что, несм:тря на появление английского флота в Балтийском море, торговля между Россией и Англией не прекращается 3. Этой декларацией Россия стремилась подчеркнуть расхождение между политическими и экономическими интересами Англии в отношении России.
Отсутствие нормальных дипломатических отношений между Россией и Англией отражалось на сокращении объема русско-английской торговли. Летом 1727 г. Англия, сильно заинтересованная в развитии торговли с Россией, решила восстановить с ней дипломатические отношения 1. Россия тоже была склонна к примирению с Англией по торговым и политическим соображениям.
Для решения «восточных дел» союза с Австрией для России была недостаточно; надо было обеспечить благоприятную международную дипломатическую ситуацию и выгодную для России расстановку международных сил.
Россия не могла воевать с Турцией, не обеспечив себе безопасности на Балтийском море. Поэтому сближение с Англией имело для России большое политическое значение 2.
Итак, в 1727 г. в русской внешней политике намечается новое направление в сторону постепенного сближения с Англией и Данией при дальнейшем укреплении русско-австрийского союза.
Эта внешнеполитическая программа нашла отражение в письмах А. И. Остермана к князю Б. И. Куракину от 1 августа 1727 г. и к уполномоченному на мирный Суассонский конгресс венских и ганноверских союзников — А. Г. Головкину (за 1728—1729 гг.).
По словам А. И. Остермана, Россия стремилась «убежать» от всего, что могло ее «в какое пространство ввести». Россия не хотела войны не только для себя, но и мея^ду европейскими странахми 3.
Русское правительство становится более податливым в вопросе о примирении с Англией. В инструкции А. Г. Головкину на Суассонский конгресс (от 14 мая 1728 г.) говорилось, что оно ничего не имеет против восстановления прежней дружбы с Англией 4.
В то же время русская дипломатия намеревалась «освободиться добрым порядком» от имевшихся обязательств в отношении голштинского и мек-ленбургского дворов, а добившись этого,— возобновить «прежнее согласие с дацким».
Русское правительство желало скорейшего окончания «шлезвигского дела» и дружественного урегулирования отношений с Данией 5.
Что касается Пруссии, то, по словам А. И. Остермана, прусского короля следовало бы расположить в свою пользу, «ибо хотя и вспоможения великого от него ожидать невозможно, однако ж для других соседов пригодится».
С Австрией предполагалось оставаться в союзе ради «персидских дел», с другими державами — «искать дружбу и союз» 1.
Изложенная А. И. Остерманом примирительная внешнеполитическая программа России ставила перед собой задачу исправить допущенные правительством Екатерины I ошибки в голштинском вопросе и в связи с ним — во взаимоотношениях с рядом стран 2.
В тех же примирительных целях Россия приветствовала созыв Суас-сонского конгресса венских и ганноверских союзников, обещавший европейское умиротворение, выработку общеевропейских гарантий мира и, следовательно, распад Ганноверского союза 3.
На конгресс были назначены в качестве уполномоченных Б. И. Куракин 4 и А. Г. Головкин.
По правительственному наказу они должны были добиваться прямого участия России во всех переговорах как самостоятельной заинтересованной стороны. Россия интересовалась европейской гарантией ее территории.
В случае затруднений в отношении турецкой и персидской границ Головкину предписывалось добиваться гарантии только ее западных границ.

Рубрика: Внешняя политика | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ