февраля 13, 2009

Восточная проблема3 во внешней политике России во второй четверти XVIII в. состояла из двух тесно связанных вопросов: с одной стороны, русское правительство стремилось продвинуться на юге и приобрести выход в Черное море (черноморская проблема), с другой стороны, оно пыталось продвинуться в районе Закавказья и закрепить за собой западное -и южное побережья Каспийского моря (каспийский вопрос).
Эти цели были обусловлены потребностями экономического и политического развития России.
Рост производительных сил страны настоятельно требовал расширения международных связей России с европейскими и восточными странами через Черное и Каспийское моря.
Отсутствие свободного выхода в Черное море и угроза захвата прикаспийских провинций султанской Турцией, стремившейся воспользоваться слабостью Персии и перерезать торговые пути России на Востоке, тормозили экономическое и культурное развитие южных окраин Русского государства.
Борьба России за выход и утверждение на Черном море была обусловлена необходимостью обеспечить безопасность жизненно важной внешней торговли России со странами Востока и Запада. Это вызывалось также интересами обороны юго-восточных границ России от набегов со стороны Турции и Крыма, для чего было необходимо ликвидировать крымско-турецкую опасность на юге. В течение 1725—1735 гг. набеги неоднократно повторялись на Полтавский и Миргородский полки, па Бахмут и другие места на Кавказе, на Дону и на Украине !.
Постоянная угроза этих набегов заставляла Россию держать на юге значительные силы. Начиная от Киева, через слободские и украинские городки и донские станицы, до Царицына на Волге южная граница России была охраняема в 1727—1730 гг. целой армией под начальством генерал-фельдмаршала М. М. Голицына.
Для ликвидации угрозы постоянных набегов России необходимо было прежде всего освободиться от условий Прутского договора 1711 г. с Турцией и вернуть Азов.
А. И. Остерман в 1739 г. писал: «Для России Азов необходим, чтобы обеспечить себя от татарских набегов ...Обладание Азовом может если не вполне, то отчасти служить защитой для границ империи от неожиданного нападения» 2.
Со своей стороны Турция рассматривала Азов как ключ к Востоку, как залог возможного расширения агрессии в сторону Дона, Донца, Поволжья, Кавказа и Персии 3. Азов, наряду с Крымом — вассалом Турции, являлся форпостом и стратегической базой для агрессии турецких феодалов против России. Поэтому одной из важнейших задач политики России на юге и являлось уничтожение крымско-турецкой опасности.
Но Россия не могла в 20-х годах XVIII в. вплотную подойти к разрешению этой важной проблемы, во-первых, ввиду остроты положения в районе Балтийского моря в связи с голшгинской проблемой и обострением взаимоотношений России с ганноверскими союзниками Англией и Францией, а во-вторых, по причине необходимости защищать вновь присоединенные, но еще ,не закрепленные Россией территории в районе Каспийского моря (Мазандеран, Астрабад и Гилян), где тогда не прекращалась «вялая война».
В 20-х годах XVIII в. султанская Турция перешла к активной захватнической политике в отношении России, Армении, Грузии, Азербайджана и Персии . Турецкая агрессия поставила под угрозу юго-восточные владения России. Султанская Турция стремилась утвердиться ;на Каспийском море и приобрести на нем хотя бы один из портов. Россия не могла допустить этого, так как тогда создалась бы еще большая угроза не только ее новым завоеваниям в Персии, но также Астрахани и другим южным районам России. Появление Турции на Каспийском море перерезало бы русско-персидские торговые пути и нанесло бы огромный материальный ущерб России. Это позволило бы Турции сосредоточить в своих руках выгодную персидскую торговлю шелком-сырцом с Западом транзитом через турецкую территорию2. Поэтому главным пунктом проявления русско-турецких противоречий в 20-х годах XVIII в. являлись отношения с Персией.

Рубрика: Внешняя политика | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ