февраля 13, 2009

Тяжелая война с Персией и русско-австрийский союз были основными причинами, удерживавшими Турцию в конце 20-х и в первой половине 30-х годов XVIII в. от выступления против России, несмотря на усилия французской дипломатии разжечь русско-турецкую войну. Тогда турки «к генеральной войне с Россией аппетита не имели».
Нехмалую роль, впрочем, сылрали внутренние неурядицы в самой Турции, которые в значительной мере ослабили страну. Указывая на это обстоятельство, русский резидент в Константинополе И. И. Неплюев доносил в 1734 г. в Петербург о том, что именно в это время можно добиться успеха и заставить Турцию отказаться от стремления укрепиться на Кавказе и угрожать югу России. Он советовал «в будущий год турок атаковать», т. е. начать войну. «А ежели Турция, три продолжающейся европейской войне, от персиан свободится, тогда все их силы против в. в. употребят, яко считаем все за одно хотя-б и против немцев зачали, то в. в. той войны тягость останется, понеже их силы (Австрии.— Ред.) слабы» 2.
Сообщения И. И. Неплюева, в которых он обосновывал необходимость не ждать турецкого нападения и считал возможным воспользоваться моментом, когда у Турции «с Персией дела гласят в худом состоянии» и когда Порта, «углубленная в персидские дела», не может оказать серьезного сопротивления России и когда у последней обеспечен союз с Австрией, оставались без внимания. В Петербурге считали, что Россия не может воевать с Портой, пока не будут закончены дела на Западе.Вот почему на донесения Неплюева из Петербурга отвечали: «С вашей сторопы к начатию против нее войны намерения весьма не имеем и начинать не будем, ежели с ее стороны разрыва не учинится».
Тем не менее подготовка к возможному столкновению была уже начата.
Особенно важным для себя русское правительство считало обеспечить союз не только на западе, но и на юге, с Персией. Заключение Рештского и Ганджинского договоров, по которым Персия обязывалась действовать против турок в случае нападения их на Россию, давало возможность считать предстоящую войну подготовленной в дипломатическом отношении.
Узнав о возвращении Россией всех прикаспийских провинций Персии, Турция сделала попытку захватить эти провинции. В этих целях были предприняты нападения татар на Кабарду и Дагестан, а также поход крымского хана в Закавказье в 1735 г.
Этот поход, предпринятый Турцией через принадлежавшие России области без согласия русского правительства, был нарушением русско-турецкого договора 1724 г. Фактически он явился началом войны.
Теперь вопрос о турецком походе был перенесен из сферы дипломатической подготовки в область военных решений.
Русское правительство и высшее военное командование, представленное в то время главным образом Б. X. Минихом и прибалтийскими немцами, оптимистически оценивали перспективы предстоящей войны, рассчитывая, что после проведенных в 1731 г. военно-организационных мероприятий 1 русская полевая армия, доведенная по штатам военного времени до 129 тыс. чел., легко выполнит поставленные перед ней стратегические задачи, а именно: полное господство над устьем Дона, подчинение Крыма и татарских орд, ликвидация господства султанской Турции в Валахии и Молдавии, утверждение на берегах Босфора2. Турецкая армия как военный противник невысоко оценивалась с точки зрения «регулярного» западноевропейского военного искусства. Известно было, что Турция не имела регулярной армии, способной действовать по принципам линейной тактики. Однако она была опасна своим численным преобладанием, особенно в коннице, составлявшей главную ударную силу оттоманских полчищ.
Фактическим поводом к началу русско-турецкой войны 1735 г. послужило нарушение русских границ крымским ханом Каплан-Гиреем, отправленным по распоряжению турецкого султана для захвата прикаспийских земель, уступленных Россией Персип3. Войска крымского хана вторглись на Северный Кавказ и нарушили русские границы.
Осенью 1735 г. в момент, когда крымский хан двигался к Дербенту, был дан приказ русским войскам выступить в поход к Перекопу. Однако экспедиция против Крыма корпуса генерала М. И. Леонтьева, торопливо и недостаточно подготовленная и проведенная в неудобное осеннее время, окончилась неудачей. Русские войска, потеряв до 9 тыс. чел. главным образом в результате массовых заболеваний и падежа лошадей, не дойдя до Перекопа, вернулись на свои базы на Украине.
Формальное объявление войны Турции состоялось лишь весной 1736 г.
По плану кампании 1736 г. военные действия должны были развернуться на двух самостоятельных операционных направлениях — против Азова и Крыма.
Поход в Крым должен был возглавить генерал-фельдмаршал Б. Миних.
Армия, назначенная для действий в Крыму, сосредоточивалась в лагере на реке Белозерке (в 180 верстах от Перекопа) и к моменту выступления в поход (3 мая) насчитывала 58 078 чел.

Рубрика: Внешняя политика | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ