февраля 13, 2009

12 июля в 26 верстах от последнего хан атаковал лагерь Ласси, но его войска с большим уроном были отбиты; через два дня авангард генерала Дугласа (14 тыс.) разбил наголову 15-тысячный отряд турок и татар и разорил Карасу-Базар.
На пути возвращения русской армии к оставленному в стане обозу произошел жестокий бой с татарскими войсками, пытавшимися отрезать русских от обоза, но татарам пришлось отступить.
Однако жара и недостаток воды вынудили генерала Ласси принять решение об оставлении Крыма и возвращении армии на ее базы, к берегам Дона и Донца. Так снова недостаточно обдуманный высшим командованием поход в Крым, несмотря на тактические успехи, кончился отступлением.
В середине 1737 г. по инициативе Турции была предпринята попытка мирного разрешения русско-турецкого конфликта.
После переговоров и споров между представителями воюющих сторон местом встречи был выбран по предложению А. И. Остермана г. Немиров на полпути между Сороками и Белой Церковью.
В августе 1737 г. в Немирове собрался конгресс русских, турецких и австрийских представителей. Русское правительство направило на конгресс П. П. Шафирова, А. П. Волынского и И. И. Неплюева. Ими была оглашена обширная внешнеполитическая программа Миниха в отношении черноморской проблемы, выполненная частично лишь после русско-турецких войн второй половины XVIII в., а полностью только в 20-х годах XIX в.
В инструкции русских уполномоченных от 14 июня 1737 г. было выдвинуто требование: «С одной стороны река Кубань, а с другой — река Днестр между обоим империям 1 за постоянные и непереходимые границы определены будут». Земли по Кубани и Крым должны были перейти к России.
Сами составители программы учитывали трудность согласования еэ не только с Турцией, но и с Австрией, опасавшейся усиления России, и соглашались на оставление Крыма за Турцией при условии вывода оттуда татар в другие турецкие области. Все северное побережье Азовского и Черного морей, т. е. степные пространства от Дона до Днестра, закреплялось, согласно инструкции, за Россией. Инструкция требовала разорения перекопской укрепленной линии и срытия турецких фортеций; на западе-граница намечалась по Днестру. В инструкции в случае военных успехов предусматривалось даже расширение этих требований, состоявшее в продвижении русских прапиц до Дуная и провозглашении независимости Молдавии и Валахии.
Взятие Очакова еще до начала немировских переговоров, казалось, открывало блестящие перспективы перед русскими дипломатами. Успех достался русской армии дорогой ценой. В то же время потери в людском составе не столько в боях, сколько от переходов и болезней, были так велики, что развить этот успех не удалось. От бескормицы и безводья в армии, обремененной громадным обозом, пало около 14 тыс. лошадей и волов. Пришлось направление за Днестр к Аккерману изменить и снова отойти назад за Буг на Украину, оставив гарнизон в Очакове, значение которого для свободного выхода на Черном море было очевидно.
Отсутствие единства задач и целей русской и австрийской политики, столкновение интересов обеих стран на Балканском полуострове и Нижнем Дунае давали себя знать и в ходе военных операций и в переговорах на конгрессе.
Австрия, вступившая в войну летом 1737 г., в сущности, чтобы не допустить Россию до Дуная и самой овладеть Молдавией и Валахией, разработала план вторжения в Турцию тремя 120-тысячными армиями: из Белграда и Трансильвании в турецкую Валахию и из-за Савы в Боснию. Главная армия, выступив из Белграда, должна была начать военные действия осадой Видина, при успехе которой австрийцы овладели бы всей Валахией и сблизились бы с русской армией. На Дунае ими была сосредоточена сильная флотилия, действия которой от Белграда к Видину и ниже должны были помогать сухопутным войскам и; разъединить турецкие силы на север и юг от реки. Вместо этого австрийский командующий Секендорф пошел, согласно указу императора Карла VI, к Нишу, находившемуся по дароге к Константинополю, п тем самым удалялся от запасных магазинов, устроенных вдоль Дуная. Уже после взятия русскими Очакова, 17/28 кюля 1737 г., австрийцы заняли Ниш. Но угроза утраты магазинов на Дунае, куда к Видину стягивались, отступая, турки, заставила австрийцев приступить к осаде Видина, свернув с дороги на Константинополь и оставив небольшой гарнизон в Нише.
Австрийская армия, предназначавшаяся для занятия Валахии и северной Молдавии, вторглась в июле 1737 г. из Трансильвании в Валахию, заняла Тырговиште, Питешты и Бухарест, который, однако, она оставила в тот же день, 24 июля. Война на этом участке превратилась в ряд мелких схваток, а в Боснии австрийцы потерпели неудачу при осаде Баньи-Луки и отступили. Таким образом, их представители на конгрессе не имели за собой военных успехов; тем труднее им было добиваться расширения выгод, приобретенных по Пожаревацкому миру 1718 г., и дальнейшего продвижения австрийской границы на юго-восток. А именна в этом, а не в поддержке русских требований заключалась задача, поставленная конгрессу австрийским правительством.
Взаимное недоверие союзников, стремление Австрии воспользоваться русско-турецкой войной для своего продвижения на юг обнаружились очень скоро. Захватывая Молдавию и Валахию, осаждая Ниш, вступай в Боснию, австрийцы заявляли о своем стремлении к прочному миру, если Россия удовлетворится Азовом. Турки, естественно, стремились использовать такое положение и чинили «о разделении союза равномерные опыты», как писал А. И. Остерман. Мало того, что австрийский представитель на Немировском конгрессе граф Остейн пытался играть руководящую роль, он сепаратно сносился с турками, принимая на себя функции посредника, между тем как русская дипломатия могла рассматривать Австрию только как союзника и посреднической роли за ней не признавала. К тому времени австрийское вторжение в Валахию закончилось неудачей, и Вена возлагала теперь все надежды на успехи русских войск для поддержки вооруженной рукой переговоров в Немирове. Вместе с тем сепаратные переговоры австрийцев с Портой дали русской дипломатии основание также приступить к двусторонним переговорам.

Рубрика: Внешняя политика | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ