февраля 13, 2009

Конец года был отмечен вялыми действиями на театре войны. В ноябре 1741 г. шведские войска перешли русскую границу, но затем снова отошли к Кварнеби. Русские готовились к возобновлению военных действий ранней весной. В марте 1742 г. императрица Елизавета выпустила манифест к населению Финляндии, в котором предлагала ему не участвовать в войне Швеции с Россией, отделиться от первой и образовать независимое государство, которому она обещала поддержку .
В конце мая 1742 г. иод Выборгом была сосредоточена русская армия в 35—36 тыс. чел., начавшая 7 июня выступление из лагеря. Она двинулась вдоль побережья, чтобы сохранить связь с галерами, доставлявшими морем провиант, и в этом отношении использовала опыт кампании 1712—1714 гг. Для охраны транспортов была снаряжена эскадра из 14 линейных кораблей, трех фрегатов и нескольких меньших судов, вышедшая в море под командованием вице-адмирала 3. Д. Мишукова, участника славного Гангутского сражения 2. Но активных военных действий на море не было и в 1742 г.; русский флот избегал встречи со шведским, имея недоукомплектованные экипажи, состоявшие к тому же по большей части из вновь набранных матросов. Надо отметить, что моральная обстановка в русской армии была в начале войны неблагоприятна для ее успешных действий, так как солдатская масса и офицерский состав армейских и гвардейских полков испытывали недоверие к правительственной верхушке в Петербурге, в большей части состоявшей из иностранцев и после «переворота» 1741 г., а также к иноземным офицерам — немцам, шведам, выходцам из Прибалтики, особенно многочисленным в гвардейских полках. Это выразилось в волнениях, возникших в июне 1742 г. в лагере гвардейского отряда под Выборгом, куда прибыли с письмами шведские унтер-офицер и барабанщик, помещенные в ставке подполковника Конной гвардии генерала Ливена. Присутствие шведов вызвало возмущение солдат, они их захватили, а затем бросились искать ротмистра Респе и поручика Икскуля фон Гильдебанта, подозревая в них изменников, переписывавшихся со шведами. С трудом удалось русским офицерам, пользовавшимся доверием солдат, восстановить порядок, а затем для расследования дела в армии был отправлен генерал А. И. Румянцев 3.
Русская армия совершала небольнше переходы до 13 июня 1742 г., когда фельдмаршалу Ласси стало известно, что противник в составе 19 пехотных, четырех конных и трех драгунских полков под начальством К. Ле-венгаупта занял сильно укрепленную позицию в четщрех милях от Мен-долакса, куда и направилась русская армия, достигшая 20 июня реки Вираоки. Узкая дорога до Фридрихсгама шла далее болотистой местностью, бедной фуражом, и потому обозы были оставлены здесь, а с собой было взято продовольствие на 10 дней. К 22 июня русские подошли к Равалоки, недалеко от Мендолакса, где находился шведский лагерь ]. Там было получено сообщение, что шведские части направляются к месту расположения русского авангарда, куда поспешил Ласси с пехотными гвардейскими и гренадерскими полками; но еще в пути он получил сведение, что шведский отряд в 300 человек отогнан русским авангардом. Русская армия подошла к Меидолаксу к 25 июня. На военном совете было решено тотчас атаковать неприятельский лагерь. Ласси, предварительно ознакомившись с укрепленной позицией противника, установил, что атака с фронта по условиям местности невозможна, обходное движение недоступно, так как ее правый фланг упирался в море, а левый — в озеро; подойти к флангам противника можно было тропинкой к левому флангу и проходимой дорогой к правому. Выйдя к расположению шведов, русские заняли без одного выстрела брошенную неприятелем сильную укрепленную позицию и остановились лагерем в Мендолаксе2. Фельдмаршал решил брать Фридрихсгам, куда отступили шведы. В их тылу при Сумме стояла вся шведская армия, которая могла поддержать гарнизон крепости 3.
Русские войска подошли к Фридрихсгаму 28 июня 1742 г. и приступили к закладке траншеи, но шведы не приняли боя, зажгли город и затем покинули его со всей артиллерией и с магазинами. Шведский главнокомандующий фельдмаршал Карл-Эмиль Левенгаупт оставил две хорошие позиции, у Мендолакса и Фридрихсгама, очевидно, обманувшись расчетами на скорое заключение мира, и потому движение русской армии застало его неподготовленным к сражению 4.
Преследуя шведские войска, русская армия подошла 30 июня к реке Сумме и 1 июля к реке Кюмене. Русское правительство, не зная об отступлении шведов без боя, предписывало Ласси, перейдя реку Кюмене, объявить ее границей, прекратить военные действия, построить укрепления вдоль реки и стать лагерем близ Фридрихсгама. Но Ласси объявил на военном совете, собранном 4 июля 1742 г., о своем намерении нарушить волю императрицы, воспользоваться отступлением К. Левенгаупта и продолжать преследование шведов до самого Гельсингфорса. Такое нарушение предписания императрицы, не осведомленной о положении на театре войны, предписания, грозившего упустить из рук победу и дать шведам передышку, диктовалось также настроением местного населения, явно склонявшегося на русскую сторону 5, и крайней паникой среди шведов, овладевшей ими по окончании перемирия, которое длилось несколько месяцев. Ласси доносил в начале июля 1742 г., что финны склоняются в русское подданство, вследствие чего он отдал приказ по армии «отнюдь жителей, кои ружьем не противятся, не токмо не побивать и не грабить, но и жилищ их не жечь и не разорять» 1.
Спровоцированная Францией и Пруссией Швеция, видимо, рассчитывала на то, что Россия, только что закончившая войну с Турцией, будет не в состоянии вести активные военные действия. Между тем эти действия развивались быстро и успешно, свидетельствуя о полной боевой готовности русской армии. Перед ней без боя капитулировали шведские войска.
Продолжая преследовать неприятеля, русская армия перешла 5 июля 1742 г. реку Кюмене и свыше двух недель гналась за отступающими шведами — до самого Гельсингфорса, откуда, по данным разведки, шведское командование намеревалось перевезти армию на судах через Финский залив и высадить в Прибалтике. Когда шведские войска, преследуемые по пятам русскими, заняли позицию в одной миле от Гельсингфорса, русские войска остановились, чтобы дать время присоединиться 4 тыс. гренадеров и мушкетеров, прибывших на галерах; это подкрепление могло прибыть в армию благодаря тому, что ее операционная линия следовала все времч берегом моря.
13 августа 1742 г. Гельсингфорс был окружен русскими войсками с суши и заперт с моря флотилией под командованием вице-адмирала Мишукова. Шведский флот, значительно превосходивший русский, в составе 15 липейных кораблей, 5 фрегатов, 3 бригов, 1 брандера, 2 бомбардирских и 2 лазаретных судов, под начальством вице-адмирала Шешерны, прибыл в начале июня к Аспэ, где простоял в бездействии до начала июля и после нескольких дней крейсирования пошел к Гангуту, а затем в Карлс-крону, что лишило шведскую армию прикрытия с моря. Левенгаупт намеревался укрепиться в Гельсингфорсе, чтобы защищать береговую дорогу в столицу Финляндии Або. По обходной дороге к Або, проложенной еще при Петре I, русские двинулись в тыл шведам и отрезали их от Або. Ввиду безвыходности положения Левенгаупт принял предложение Ласси о начале переговоров, но просил трехнедельного перемирия для связи со шведским правительством в Стокгольме. В этом ему Ласси решительно отказал, и русская армия стала готовиться к бою. В это время Левенгаупт был отозван в Стокгольм, где был предан военному суду и приговорен к смертной казни за ошибку, допущенную им у Мендолаксы и Фридрихс-гама, когда в расчете на примирение Стокгольма с Петербургом он, не подготовившись к сражению, начал отступление, превратившееся затем л катастрофу для Швеции.

Рубрика: Внешняя политика | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ