февраля 13, 2009

Подводя итоги внешнеполитической деятельности России во второй четверти XVIII в., необходимо отметить, что она отвечала классовым интересам дворянства и нарождавшегося класса буржуазии.
В течение второй четверти XVIII в. Русское феодально-абсолютистское государство в основном выполняло ближайшие, непосредственно стоявшие перед ним задачи, направленные на воссоединение и расширение его территорий и охрану безопасности его границ.
В 20—40-х годах XVIII в. русская дипломатия неуклопно и настойчиво вела борьбу со стремлением Швеции вновь овладеть прибалтийскими провинциями. Но в результате начатой Швецией войны 1741 — 1743 гг. было закреплено за Россией занятое ею положение на Балтике и несколько расширена территория на северо-западе.
Однако защита правительства Екатерины I голштинских планов создала угрозу подлинным внешнеполитическим интересам России и врехмен-но ослабила ее международные позиции. Голштинский вопрос приковал внимание России к Прибалтике и отвлек ее на ряд лет от важной и неотложной восточной проблемы. По вине правительства Екатерипы I голштинский вопрос из орудия русской внешней политики превратился в ее обузу.
Пока русское правительство поддерживало голштинского герцога Карла-Фридриха в его требованиях на Шлезвиг, не могло быть и речи о восстановлении дипломатических отношений между Россией и Англией, прерванных еще в 1720 г., а вследствие этого Россия принуждена была испытывать постоянное напряжение на северо-западе в Прибалтике 1.
По мере отказа русского правительства от поддержки голштинского герцога, балтийские позиции России постепенно упрочились, особенно после войны со Швецией 1741 — 1743 гг.
Царское правительство укрепило русское влияние в Курляндии, которая в 20—40-х годах XVIII в. была более связана с Россией, чем с Польшей. Оно способствовало избранию в 1737 г. в курляндские герцоги своего ставленника и этим подготовило в дальнейшем присоединение Курляндии к России.
Помимо балтийской проблемы, во второй четверти XVIII в. на первый план во внешней политике России начала выдвигаться черноморская проблема.
На протяжении 20—40-х годов XVIII в. Россия вела постоянную борьбу с турецко-татарской агрессией на юге, стремясь обеспечить оборону и продвижение своих южных границ к Черному морю.
В результате русско-турецкой войны 1735—1739 гг. Россия возвратила Азов и отодвинула на юг свою границу по обоим берегам Днепра. Но Россия еще пе достигла побережья Черного моря. Эта задача в качестве основной была поставлена и разрешена уже во второй половине XVIII в. Во второй четверти XVIII в. русское правительство сумело закрепить своп позиции в польском вопросе. Во время войны за «польское наследство» 1733—1735 гг. оно добилось утверждения на польском престоле своего ставленника — Августа III. Царская Россия желала видеть в Польше дружественное по отношепию к ней правительство, строго отстаивая неприкосновенность польской шляхетской конституции.
Серьезных успехов достигло правительство России в среднеазиатских и дальневосточных делах. В марте 1727 г. были восстановлены торговые отношения с Хивой и Бухарой.
В июне 1728 г. был подписан Кяхтинский договор России с Китаем, разрешивший пограничные споры и легший в основу дальнейших экономических и дипломатических отношений между обеими странами 1.
Однако в правительстве феодально-крепостнической России подчас не было единства взглядов на задачи внешней политики страны, что приводило к политическим ошибкам, колебаниям, непоследовательности и даже к антинациональным мероприятиям. Своекорыстные «врехменщики» и иностранцы (Э. Вирой, Б. X. Миних, голштинский герцог Карл-Фридрих и др.) во второй половине 20—30-х годов XVIII в. оказывали большое влияние на русскую внешнюю политику и дипломатию, осложняя международное положение России, снижая результаты ее внешнеполитических усилий.
Тем не менее роль России как великой державы в международных отношениях была значительной.
В 40-х годах XVIII в. русская дипломатия постепенно возвратилась к «национальной» политике, проводимой в интересах дворянства и купечества, но объективно способствовавшей росту престижа Российской империи.
К середине XVIII в. Россия занимала ведущее положение в международных отношениях, принимая в них постоянное участие и оказывая серьезное и неуклонно возраставшее влияние на дела северо-восточной и восточной Европы.
Международным успехам России в это время в определенной мере способствовало паличие в ее распоряжении выдающихся диплохматов и государственных деятелей, которые умело отстаивали честь Русского государства и его политические и экономические интересы. Наиболее способными русскими дипломатами второй четверти XVIII в. были братья А. П. и М. П. Бестужевы, А. Д. Кантемир и др.
Свою внешнеполитическую программу России приходилось проводить в сложной внутренней и международной обстановке. Выдающиеся успехи во время Северной войны, выход на Балтику и закрепление там за Россией господствующего положения вызвали враждебное отношение к ее могуществу со стороны правительств ряда европейских государств.
В 20-х годах XVIII в. главными внешнеполитическими противниками России была английская и французская дипломатия, и только после распада в 1731 г. Ганноверского союза намечается политическое сближение России с Англией, основанное на базе экономических интересов и завершившееся союзными отношениями между ними в 40-х годах XVIII в.
Непримиримо враждебную позицию по отношению к России на протяжении всей второй четверти XVIII в. занимало французское правительство, которое стремилось отстранить Россию от участия в европейских делах. Французская дипломатия неустанно интриговала против интересов России в Турции, Польше и Швеции, проводила политику «восточного барьера» и подталкивала эти страны на агрессию против России. Французское правительство стремилось создать одновременные осложнения для России на северо-западе, в Прибалтике, на западе и на юге.
Русская дипломатия использовала в борьбе с враждебной ей западноевропейской дипломатией прием расчленения сил и тактику политических союзов. Наиболее устойчивым и прочным в течение 20—40-х годов XVIII в. был русско-австрийский союз, продиктованный общностью интересов России и Австрии по ряду международных вопросов и особенно по восточному.
Русско-австрийские союзные отношения были скреплены солидарностью России и Австрии в связи с возраставшей угрозой в 40-х годах XVIII в. прусской агрессии. Россия сумела в 1750 г. привлечь к русско-австрийскому союзу 1746 г. Англию. Этот тройственный союз держав — России, Англии и Австрии противодействовал враждебному ему французскому правительству, находившемуся в 40-х годах XVIII в. в союзе с агрессивной Пруссией.
Энергичная позиция, занятая Россией по отношению к Пруссии во второй половине 40-х годов XVIII в., препятствовала в эти годы дальнейшему расширению прусской агрессии и содействовала хотя и кратковременному европейскому умиротворению. Россия, вступая в сложные между-вародные сношения и связи, не вовлекала себя в данный период в решение чуждых ее интересам задач, далеких от непосредственно стоявших перед ней целей.
Значительные внутренние и внешнеполитические успехи, достигнутые Россией во второй четверти XVIII в., подготовили крупные достижения русской внешней политики и дипломатии второй половины XVIII в.

Рубрика: Внешняя политика | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ