февраля 13, 2009

За другими сословиями представители дворянства признавали некоторую роль в деле укрепления дворянского государства, чем объясняется известная защита купечества и его деятельности.
Оставаясь верными принципу сословного деления общества, идеологи дворянства настаивали на том, что торговлей и промышленностью должно заниматься только купечество, которому необходимо было оказывать всяческую помощь и поощрение, предоставляя даже некоторые привилегии. В «Разсуждении» Татищев писал: «Купечество колико можно от постоев уволить и от утеснения избавить, а подать способ к размножению мануфактур и торгов» 3. Идеологи дворянства были решительно против участия помещиков в торговле и промышленности. Они выступали за четкое разграничение обязанностей, прав и привилегий купечества и дворянства, как требовал и И. Т. Посошков в своей «Книге о скудости и богатстве». Но зато право купечества на приобретение земли они рассматривали как нарушение прав дворянства.
Политическая роль в государстве также признавалась ими только за дворянством, без допущения какого-либо участия буржуазии в управлении страной.
Отстаивая сословную замкнутость господствующего класса, Кантемир резко высмеивал ту часть купечества, которая перешла в дворянство. Она, по мнению Кантемира, способна была лишь перенимать худшие стороны дворянской жизни — мотовство, безделье, азартные итры и т. п.
Эту часть купечества Кантемир считал не способной дальше выполнять хозяйственную функцию, которая была присвоена торгово-промышленному сословию.
Вопрос о взаимоотношениях между помещиками и крестьянами затрагивался Татищевым, как и Волынским, неоднократно. Для Татищева характерно то, что он первый в русской литературе поставил вопрос о происхождении крепостного права.
Он старался с классовых позиций оправдать крепостное право в России в XVIII в. В «Разговоре двух приятелей о пользе наук и училищ» Татищев выдвинул весьма выгодное для дворян положение, будто бы неволя крестьян устанавливалась в результате добровольного договора крестьян с помещиком, в силу которого крестьяне отказывались от свободы и обязывались обрабатывать землю помещиков, а последние взамен этого должны были их «кормить» и «защищать» 1.
Татищев понимал слабость такого объяснения происхождения крепостного права. Оно противоречило исторической правде и не давало оправдания дальнейшему закрепощению русских крестьян без какого-либо согласия с их стороны. Поэтому Татищев в следующих своих работах сделал попытку обосновать дальнейшее развитие крепостных отношений потребностью государственной власти и монархической формой правления в России. В то же время у Татищева вызывала сомнение целесообразность дальнейшего существования крепостных отношений с точки зрения хозяйственного и прежде всего промышленного развития России. Как помещик и администратор он имел возможность убедиться на практике-в низкой производительности и невыгодности крепостного труда по сравнению с наемным трудом, использование которого он наблюдал за границей и частично на заводах Демидова: «Вольность крестьян и холопей хотя во всех европейских государствах узаконенное, и многую в себе государством пользу заключает...»,— признавал Татищев; однако тут же оговаривался: «Но оное с нашею формою правления монарше-скаго не согласует, и вкоренившейся обычай неволи переменить небезопасно» 2.
Татищев затронул этот вопрос в весьма осторожной форме, признавая необходимость поднятия производительности крестьянского труда. Он опасался, что «пространное рассуждение», т. е. гласное обсуждение этога социального вопроса, может усилить крестьянское движение. Поэтому Татищев, особенно перед фактом роста крестьянского движения, предпочитал все оставить по-старому: «Ныне же можно ли ту волность без смятения возобновить..., требует пространного разсуждения и достаточно мудрого учреждения дабы исча в том пользы большего вреда не нанести; для того я оное оставляю в прежднем и в обычаях вкоренившемся порядке» . Но заслуга Татищева состоит в том, что он первый, хотя и с дворянских позиций, подверг сомнению выгодность крепостного труда.
Глазами дворянина Татищев смотрел на вопрос о просвещении народа. Начальные школы для крестьянских детей, которые он предлагал организовать, были рассчитаны на удовлетворение потребности помещика и государства в грамотных служителях и рекрутах для армии. Кроме того,, распространение просвещения среди крестьянства Татищев рассматривал и как основное средство для устранения суеверий, ересей, раскола, а главное — крестьянских восстаний: «Никогда никаков бунт от благоразумных людей начинания не имел..., но более поднять... яко Болотников и Боловня холопи, Заруцкой и Разин казаки, а потом стрельцы и чернь, все из самой подлости и невежества...» 2
Таким образом, причину крестьянских восстаний Татищев видел не в социальных отношениях, а в отсутствии просвещения среди крестьян, поэтому он считал возможным распространение просвещения среди крестьян.
А. Д. Кантемир в своем творчестве уделял мало внимания положению крестьян и лишь мимоходом высказывал о нем некоторые суждения прогрессивного характера; например, что между дворянином и холопом в физическом отношении нет различия: «Та же и в свободных и в холопях течет кровь, та же плоть, те ж кости...» 3 Он даже высказывал мысль, что «пахарь и вельможа равны в суде, и одна правда превосходна...» 4. Однако Кантемир не выступал категорически даже против телесных наказаний крепостных помещиками. Он протестовал лишь против излишней жестокости при наказании их: «Должно бы и к виновным поступать с милостью, и сколько можно отдаляться побоев; а когда и нужда настанет к наказанию, наказывать беззлобно...» 5 Таким образом, Кантемир убеждает дворянство не злоупотреблять принадлежавшей ему властью.
Кантемир, видимо, хорошо был знаком с тяжелой долей крепостного крестьянства и отчасти отразил ее в своих сатирах. Но к выводу о необходимости отмены крепостного права он не пришел, утверждая, что будто сами крепостные довольны своим положением:
«Заплачу подушное, оброк господину,
А там о чем бы тужить не знаю причину:
Щей горшок, да сам большой, хозяин я дома,
Хлеба у меня чрез год, а скотам солома;
Дальна езда мне была съездить в торг для соли
Иль в праздник пойти в село, и то с доброй воли...»
Характерно, что в приукрашенной Кантемиром картине крестьянского житья довольно видное место занимает пресловутая выдумка о склонности крестьян к пьянству и безделью.
Кантемир, как и Татищев, причину антифеодальной борьбы объяснял темнотою народных масс, возлагая па духовенство роль их воспитателей и учителей.
Идеологи дворянства считали, что крестьянство без надзора и принуждения со стороны помещика не в состоянии вести даже свое хозяйство в силу «нерадения» и «лености». Они требовали постоянной опеки со стороны помещика над трудом и жизнью крестьянина.

Рубрика: Культура | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ