февраля 13, 2009

Русское искусство второй четверти XVIII в. тесно связано с искусством предшествующей поры. Но вместе с тем характерные для искусства первой четверти XVIII в. известная строгость и простота постепенно утрачиваются. Большее значение приобретают пышность, декоративность, отвечавшие вкусам правящего дворянского класса.
В то же время в искусстве второй четверти XVIII в. наб то даются де мократические, народные черты. Искусство ведущих художников было пронизано идеями борьбы за русское национальное искусство. Творчески перерабатывая образцы западного искусства, они выступали против механического перенесения иностранных форм.
В области архитектуры в 1730-х годах в Петербурге работали видные русские зодчие, занявшие ведущее место в «Комиссии санктпетербургского строения», созданной в 1737 г. Среди них выделялся П. М. Еропкин (1и90-е годы — 1740), сторонник классических форм в архитектуре. Он перевел трактат А. Пал-ладио и написал вместе с М. Г. Земцовым (1688— 1743) и И. К. Коробовым (1700-1747) труд «Дол-жность архитектурной экспедиции», который должен был служить как бы руководством для русских архитекторов.
В этом труде большое значение придавалось развитию русской национальной архитектуры, говорилось о необходимости подготовки русских зодчих. С этой целью проектировалось создание Академии архитектуры. В целом книга «Должность архитектурной экспеди ции» — яркий образец русской прогрессивной мысли, родственной по замыслу великим творениям Ломоносова.
Передовым было и самое художественное творчество П. М. Еропкина и его товарищей — И. К. Коробова и М. Г. Земцова. Планировочные предложения П. М. Еропкина касались строительства Петербурга и предусматривали рост города на левом берегу Невы. В его проектах особенно подчеркивалась роль Адмиралтейства — этого крупнейшего и красивейшего светского общественного здания того бремени, которое было перестроено Коробовым в 1732—1738 гг. Сохранив первоначальный замысел, Коробов возвел в центре здания каменную, декоративно решенную башню, увенчанную 32-метровым шпилем с золотым корабликом вверху. Перестроенное Коробовым Адмиралтейство сделалось как бы символом ноной столицы и центром дальнейших градостроительных работ па Адмиралтейской стороне города. Трехлучевая система проспектов, сходившихся к нему, с особенной силой подчеркнула роль Адмиралтейства и систему планирования столицы.
В Петербурге работал также М. Г. Земцов. Его церковь «Симеона и Анны» (1728—1733) сохранила традиции предшествующего времени. Светские мотивы в ее убранстве выступают особенно отчетливо. Высокий шпиль венчает колокольню, декоративные классические детали в убранстве здания лаконичны и строги. Такими же качествами обладают и другие его произведения — как дворцовые (Аничков дворец, перестроенный позднее Растрелли), так и рядовые здания. Среди последних выделяется дом для причта Исаакиевского собора (1739), а также проект Троицкого собора (1744).
Хотя в Москве и было разрешено с 1728 г. каменное строительство, но особо крупных построек до 40-х годов XVIII в. не возводилось. Основным архитектурным мероприятием в отношении Москвы явилось составление ее генерального плана, начатое И. А. Мордвиновым (1700—1734) и продолженное талантливым архитектором И. Ф. Мичуриным (1700—1763). Этот план (1739 г.) не только фиксировал территорию города, но отмечал те градостроительные работы, которые развернулись по направлению к Лефортову по линии улиц Покровки, Новой и Старой Басманной. Помимо этого, Мичурин выступил со значительными проектами восстановления дворца на Воробьевых горах и собора Нового Иерусалима. Эти реставрационные проекты не только свидетельствуют о глубоких знаниях зодчего и его большой любви к русской национальной архитектуре, но и объясняют наличие в произведениях Мичурина черт древнерусского зодчества, наглядно представленных в построенных им надвратной церкви Златоустовского монастыря, соборе Свеиского монастыря под Брянском (1749—1758) и др. Именно в этих чертах проявлялось стремление Мичурина и близких к нему лиц укрепить национальное русское искусство. Этот зодчий с полным правом может быть назван предшественником Баженова.
Деятельность Мичурина положила начало в Москве своего рода архитектурной школы, среди учеников которой выдвинулся такой известный архитектор последующих десятилетий, как Д. В. Ухтомский.
Среди светских произведений И. Ф. Мичурина выделяется московский Суконный двор (1746) —крупное производственное сооружение, выстроенное   у  Каменного   моста.   В   архитектуре   этого   здания  нельзя не усмотреть непрерывной линии развития, связывающей архитектуру первой четверти XVIII в. с классическим зодчеством второй половины XVIII в.
Творческие принципы Мичурина были глубоко связаны с русской традицией. Так, на Невьянском заводе на Урале еще в 1725 г. была выстроена 57-метровая каменная башня с часами, в формы которой легко укладываются ярусные постройки конца XVII в. Вместе с тем ее обработка строится на использовании деталей классического ордера.
Та же органическая связь с архитектурой конца XVII — начала XVIII в. прослеживается в архитектуре провинции на примере каменных жилых зданий Романова-Борисоглебска (теперь г. Тутаев), Казани, Усолья и т. д. Улавливается она и в церковных постройках, примером чему может служить Петропавловский собор в Казани (1726). Собор поражает изощренностью своего убранства. В композиции собора применен излюбленный прием конца XVII в.— «восьмерик на четверике». Многокрасочные изразцы, резной белый камень и кованое железо во фронтонах использованы с редким для этого времени расточительством. Названные примеры дают право говорить об общей линии развития русской архитектуры второй четверти XVIII в.

Рубрика: Культура | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ