февраля 13, 2009

омимо развития каменного светского и церковного строительства в провинции, следует указать па военно-оборонительные постройки, возводившиеся в эти годы на южных и юго-восточных границах государства (Ишим, Петропавловск и др.)- В большинстве случаев это были земляные крепости бастионного характера, напоминавшие общим очертанием Петропавловскую крепость в Петербурге. Значение этих крепостей заключалось в том, что они становились в дальнейшем как бы организующим центром города и в какой-то степени направляли его планировку. В общем же в 1730-х годах наблюдается некоторое замедление в развитии русской художественной культуры. В эти годы засилье иностранцев, занимавших руководящие посты, наносит большой ущерб развитию русского национального искусства в целом.
С начала 40-х годов XVIII в. наступает заметный подъем русской художественной культуры, обусловленный дальнейшим укреплением господствующего класса. Дворянство, знакомившееся все шире с материальной и духовной культурой Запада, стремилось удовлетворить свои возраставшие потребности. Взамен простоты и строгости, свойственных предшествующему времени, выдвигаются требования большей пышности, декоративности, величественности для прославления тех, кто стоял у власти. Подобные требования в наибольшей степени могли отразиться в искусстве архитектуры, где один лишь масштаб сооружений, грандиозный размах строившихся дворцов мог отразить торжество дворянского могущества.
Поэтому основным, наиболее характерным архитектурным типом здания становится дворец. Однако, несмотря на откровенное стремление дворянства отразить в таком роскошно декоративном сооружении свое безраздельное господство, упоение властью, мастера-архитекторы не теряют чувства реального.
Многие здания этого времени обнаруживают глубокое понимание градостроительного начала архитектуры.
В 40-х годах XVIII в. начинает свою деятельность В. В. Растрелли (1700—1771), сын известного скульптора, ставший виднейшим архитектором России. Архитектурная карьера Растрелли началась еще в первой четверти XVIII в., поэтому его последующие произведения, как дворец Би-роиа в Митаве (1739—1740), отмечены чертами архитектуры предшествующего времени 1. К концу 40-х годов XVIII в. творчество В. В. Растрелли приобретает особые, самостоятельные черты. В эти годы Растрелли начинает    перестройку    петергофского   дворца   (1747—1752),   затем увеличивает царскосельский дворец (1749—1756), начатый раньше по проекту Квасова и Чевакинского 1. Эти произведения выполнены в стиле барокко, но основным достоинством архитектурного творчества Растрелли являлось то, что он, работая в этом стиле, использовал русское архитектурное наследие. В окраске своих зданий он обращается к интенсивным цветам русской архитектуры XVII в. Его произведения поражают богатством и живописностью цветового решения. Стены окрашены в красный, яркооранжевый, изумрудный, синий цвета; ордерные детали и колонны — в белый цвет; лепнина и скульптура, как правило, покрываются позолотой. В ряде случаев он использует приемы и «ранне-петровской» архитектуры. В композиции церковного пятиглавия, в обработке углов группой колонн и пилястр легко усмотреть соответствующие прототипы конца KVII — начала XVIII в. В целом архитектурные произведения В. В. Растрелли глубоко национальны.
Не меньшим совершенством отличаются церковные постройки В. В. Растрелли. В церкви Андрея в Киеве (1747—1765) мастер учел величественные просторы Днепра и его берегов. Растрелли обратил пристальное внимание на силуэт здания, умело противопоставив центральной мощной главе четыре боковых, легких, словно выточенных. Несмотря на всю декоративность последних, они имеют и конструктивный смысл, так как загружают контрофорсы, воспринимающие распор мощного центрального купола. Растрелли при всей декоративности своего творчества обладал способностями строителя, умелого конструктора.
Грандиозный ансамбль Смольного монастыря, начатый постройкой в 1748 г. и оставшийся незавершенным, говорит о.большом градостроительном чутье архитектора. Запроектированная им 140-метровая колокольня не только завершала тонко проработанный общий план монастыря, но п являлась той вертикалью, которая связывала данный район города с его центральной частью. Шпили Петропавловского собора и Админиралтей-ства дополнялись столпом колокольни.
В противоположность композиции Андреевской церкви Растрелли решает собор Смольного монастыря тяжелым массивом со слившимся пятиглавием, что также было продиктовано градостроительными соображениями. Вместе с тем, несмотря на установившиеся приемы церковного зодчества (пятиглавие и др.), в основе решения церковных сооружений Растрелли лежит светское зодчество. Основные объемы собора Смольного монастыря и Андреевской церкви легко сопоставляются с соответствующими дворцовыми сооружениями их автора.
Среди русских мастеров 40-х годов XVIII в. должен быть выделен также А. В. Квасов, начавший работать при сооружении царскосельского дворца. В 1748—1757 гг. он выстроил монументальный собор в Козельце на Украине, куда все шире проникало влияние русской культуры. По своей   общей   композиции,   как   и   по  ряду   деталей   (напр.,   наружные лестницы),   собор   в   Козельце   развивает   приемы,   данные   безвестным зодчим в соборе Донского монастыря в Москве.
В конце 40-х годов развертывается дарование такого виднейшего зодчего, как Д. В. Ухтомский (1719—1775). Его огромной заслугой, помимо архитектурной деятельности, явилось создание первой русской школы для обучения архитектуре. Ухтомский добился ее официального утверждения. В этой школе, помимо М. Казакова, прошли выучку зодчие, способствовавшие развитию мастерства  русской архитектуры во второй половине XVIII в. В школе преподавались не только практические дисциплины, но и теория; изучались классические труды по архитектуре -— трактаты Палладио, Виньолы, Серлио и др.
Ухтомский закончил колокольню Троице-Сергиевой лавры (1741— 1770), начатую архитектором И. Ф. Мичуриным; он осуществил замысел своего учителя, надстроив ее двумя ярусами. Надстройка имела глубокий градостроительный смысл, объединяя вокруг себя весь комплекс монастырских зданий. В надстроенном верхе колокольни был сохранен в верхних арках пролет арок нижней части. Этим приемом достигается впечатление исключительной легкости огромной по высоте колокольни. Умелая варья-цпя в расстановке угловых колонн привела к обогащению и разнообразию убранства сооружения. По первоначальному замыслу предполагалось украсить колокольню многочисленными статуями светского содержания. Основная деятельность Ухтомского развернулась в 50-х годах XVIII в.
Среди московских зодчих следует назвать А. П. Евлашева (1706— 1760), нашедшего свой собственный, несколько строгий стиль. Его колокольня Донского монастыря (неоконченная) и церковь в собственной подмосковной усадьбе Вишнякове свидетельствуют о еще живых традициях начала XVIII в. Оба здания украшены сдержанными по рисунку классическими деталями, хотя в основе лежит старый прием — ярусность.
Архитектура жилых каменных домов Москвы 40-х годов XVIII в. носит черты, роднящие их с официальными крупными сооружениями тех же лет. Таков дом Монетного двора у Красной площади, построенный в 1730— 1740 гг. О более скромных зданиях дает представление дом причта церкви Алексея митрополита на Ульяновской улице, где применены барочные наличники. Вместе с тем, в подобного рода произведениях видна и преемственность с более ранней архитектурой, что выражалось в подчеркнутой простоте, уютности, интимности здания.

Рубрика: Культура | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ