февраля 13, 2009

Среди мпогочисленпых скульпторов середины XVIII в., творчество которых совершенно не пзучепо и имена которых мы в подавляющем большинстве случаев не знаем, следует назвать семью талантливых скульпторов Зиминых (отец Иван Зимин — большой и сыновья Михаил, Василий и Иван — меньшой), работавших с 40-х по 70-е годы XVIII в. Зимины представляют собой незаурядных скульпторов середины XVIII в., которые с полным правом могут быть названы предшественниками Ф. Шубина. Особенной известностью пользовался М. Зимин. В перечпе его работ значатся такие произведения, как скульптурное убранство Красных ворот в Москве (1742), внутренние и внешние, резные и работы в соборе Нового Иерусалима (1758), в церкви Андрея Первозванного в Киеве (1753).
Произведения М. Зимина отличаются полнокровностью, жизнеутверждающим чувством, декоративностью композиции и мастерством исполнения.
Наряду с работой скульпторов для оформления архитектурных сооружений того времени, создаются рядом скульпторов отдельные произведения. Среди них в первую очередь должен быть назван «триумфальный столп», задуманный еще при Петре I как триумфальная колонна в честь побед в Северной войне. Проектная работа была поручена К. Б. Растрелли-отцу, который приступил к исполнению модели в 1723 г. Одновременно с К. Б. Растрелли начал работу и А. К. Нартов. К. Растрелли проектировал колонну в 10 цилиндров, украшенных барельефами; проект А. Нар-това должен был иметь 34 изображения. Однако замысел не осуществился, и все предварительные материалы проекта были переданы в Академию наук. Из растреллевского проекта обращают на себя внимание барельефы «Основание Петербурга» и «Взятие Риги», отмеченные печатью подлинного реализма.
Самыми крупными произведениями К. Растрелли этого периода должны считаться две его монументальные работы — конная статуя Петра I и «Императрицы Анны с арапчонком»  (1741). Пецр I изображен в виде грозного властелина, увенчанного лавровым венком и восседающим на могучем, мерно идущем коне (монумент установлен в 1799 г. у Михайловского замка). Реалистичность властного лица Петра I сочетается с величественной декоративностью общего замысла монумента, что так была свойственно стилю барокко. Еще большего -выражения идея русского самодержавия достигла в скульптуре Анны Ивановны с арапчонком К. Растрелли. Маленькая, легкая и изящная фигурка арапчонка подчеркивает монументальность статуи императрицы «престрашного взору», облаченной в коронационный наряд. И здесь художник поражает своим виртуозным мастерством, заставляя в бронзовой статуе ощущать пышность драгоценных тканей и камней, кружева и вышивки. Подобных эффектов К. Растрелли добивался чеканкой деталей, подчеркивая декоративными приемами основной замысел своих произведений. Названные произведения К. Растрелли можно уподобить своеобразным «одам», отлитым в бронзе, в которых в гиперболических выражениях прославлялись монархи К
Несмотря на значительную декоративность, произведения русских скульпторов второй четверти XVIII в., хотя и выполняли социальный заказ воспеть, увековечить самодержавие, показать силу господствующего класса — дворянства, все же заложили ту крепкую реалистическую основу, на базе которой расцветает этот вид искусства во второй половине XVIII ст.
Некоторые отступления от реалистического направления первой четверти XVIII в. наблюдаются в живописи изучаемого нами времени. К середине XVIII в. складывается тип парадного портрета, когда изображенный выступает перед зрителем в эффектной и торжественной, но условной позе, на фоне величественных колонн и тяжелых занавесей. Роскошные одежды и сопутствующие атрибуты должны убедить зрителя, что перед ним либо царственная особа, либо вельможа, недосягаемые для простых смертных. Примером могут служить ранние портреты, выполненные PL Аргуновым — известным крепостным художником Шереметева.
Вместе с тем необходимо отметить, что в композиции и живописи портретов сказывались приемы русской иконописи и «ранне-петровских парсун».
Позы изображенных на портретах — застывшие и в большинстве своем фронтальные. Трактовка фигур плоскостна и линейна. Художники с мелочной внимательностью выписывают каждую деталь костюма. В сочетании красок улавливаются колористические соотношения, свойственные древнерусскому узорочью и иконам конца XVII в.
Наиболее ярким представителем подобного рода живописи был И. Я. Вишняков (1699—1761), мастер Канцелярии от строений. Помимо писания портретов, он занимался декоративной росписью как в Петербурге и Петергофе, так и в Москве. Созданные им портреты императрицы Елизаветы  (1743), девочки Фермор    (1745),   а   также   четы помещиков Тишининых  свидетельствуют   об  устойчивости   принципов   иконописной традиции.
Однако эта традиция в портретной живописи начинает успешно преодолеваться в конце второй четверти XVIII в. одним из участников «живописной команды» Вишнякова — А. П. Антроповым (1716—1795), ранее обучавшимся у Матвеева. В искусстве этого видного художника середины XVIII в., первые работы которого относятся к концу 40-х годов, выступают реалистические черты. В литературе справедливо указывается, что в изобразительном искусстве Антропова наблюдаются реалистические тенденции, которые получают дальнейшее развитие во второй половине XVIII в.
Реалистические тенденции противостоят той придворной парадной живописи, которую принесли -с собой в Петербург многочисленные иностранные художники . Однако и на творчестве Антропова лежит печать в;ремени: в его произведениях ощущается некоторая условность, объясняемая тем, что ему приходилось много и часто писать портреты духовных лиц, а также иконы (Андреевский собор в Киеве).
Вместе с портретной живописью продолжает существовать живопись батальная. Большинство полотен этого времени, остающихся до сих пор анонимными, повторяют по композиции и колориту то, что было сделано в этой области ранее.

Рубрика: Культура | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ