февраля 13, 2009

В середине XVIII века начал работать И. П. Аргунов, творчество которого относится к последующему времени.
Говоря о работах русских живописцев второй четверти XVIII в., следует упомянуть, что в это время работала группа иностранных художников, приехавших в Россию в разное время. Более видным из них являлся Л. Каравакк. Погоня придворных кругов за иностранными именами приводила к тому, что художникам-иностранцам выплачивались большие вознаграждения и предоставлялись крупные заказы на живописные работы. Естественно, что художники заискивали перед своими заказчиками, переходя в своих произведениях на путь откровенной лести 2.
В целом живопись в данное время рассматривалась в большинстве случаев как декоративное искусство. Самый характер архитектуры этих лет, размах крупных дворцовых построек выдвинули живопись как сред-ство для убранства зал и всевозможных внутренних помещений. Областью приложения декоративной живописи являлась роспись потолков (плафонов) и декоративные вставки различной формы (панно), помещавшиеся в большинстве случаев над дверями (так называемые десюде-порты).
Значительное место в этих декоративных композициях отводилось всевозможным аллегориям, «символам и эмблемам», так ценимым в то время. Художники, обращаясь к греко-римской мифологии и пользуясь приемами аллегорических иносказаний, стремились прославить деятельность своих высокопоставленных заказчиков. Мы не найдем в этих произведениях глубины идейного содержания, попытки раскрыть характер действующих лиц. Но вместе с тем нельзя сказать, чтобы художники-декораторы оставались чужды в своих произведениях реалистических тенденций.
Наоборот, в некоторых случаях художники стремились с поразительной точностью воспроизвести различные предметы, как бы дать их копии. Они хотели заставить зрителя поверить, что перед ним находятся реальные вещи — книги, часы, перья, конверты. Примером подобной декоративной живописи может служить живопись П. Богомолова, изображающая книжный шкаф, или вернее корешки книг в шкафу, с такой точностью, что картина, вставленная в дверцы ложного шкафа, помещалась в кусковской библиотеке рядом с настоящим шкафом. В том же Кускове и в Останкине можно видеть произведения Г. Н. Теплова (1711—1779) и Т. Дьякова, которые также стремились запечатлеть в картинах различные бытовые предметы.
Подобная живопись близка к прикладному искусству, так пышно развившемуся в середине XVIII в.
Искусство бытовой вещи, иначе прикладное, тесно связанное с народным творчеством, в середине XVIII в. достигает такого высокого художественного уровня, что может быть поставлено наравне с прочими видами художественной культуры того времени.
Искусство керамики в середине XVIII в. воспроизводит декоративность архитектуры и скульптурного убранства. С особой силой эти черты сказываются в так называемой архитектурной керамике. Печные изразцы не только расписываются яркими по цвету тонами (зеленый, желтый, синий, коричневый и др.)? но приобретают характер архитектурных деталей. Из них складываются печи — своего рода замысловатые архитектурные сооружения, украшающие покои и залы не только дворцов, но и жилых домов в провинции (В. Устюг, Коломна, Углич и др.). Такие печи богато украшены многоцветными изразцовыми балясинами, карнизами и всевозможными выступами. Пестрая раскраска изразцов воспроизводит букеты, вазы, всевозможные цветы, птиц и животных. Нередко встречались также изображения бытовых сценок, сопровождавшихся нравоучительными надписями. Образцом подобных произведений может служить сохранившаяся до настоящего времени редкая по красоте печь в бывшей столовой императрицы Елизаветы, в «чертогах» Троице-Сергиевой лавры в г. Загорске. Не менее красочные печные изразцы в доме Ворониной в Угличе и др.
В непосредственной связи с архитектурной керамикой должны быть поставлены произведения из майолики. Хотя первый керамический завод был основан еще в 1724 г. в Москве купцом А. К. Гребенщиковым, но к производству художественной посуды он приступил лишь в  1744 г. Особенно ценной была работа И. А. Гребенщикова (1725—1754), открывшего секрет изготовления фарфора. Роспись майоликовых изделий как дешевой посуды, так и дорогой, преимущественно синяя, реже многоцветная; растительный орнамент соседствует иногда с геометрическим. В 40-х годах XVIII в. изготовление майолики начинает развертываться в Гжели, причем в области художественной росписи гжельские мастера сперва подражали произведениям завода Гребенщикова, но затем нашли собственные декоративные приемы, отмеченные яркими чертами оригинальности. В росписи майолики видны элементы крестьянского декоративного искусства и черты нарождающейся реалистичности «ученого» искусства. В растительных орнаментах легко узнать местную флору. Кроме посуды, в Гжели изготовлялись всевозможные игрушки в виде птиц, зверей и декоративных статуэток. Из посуды наиболее типичны квасники с дисковид-ным туловом, кувшины в виде двуглавого орла, тарелки и блюда. Их украшают декоративно трактованные травы, цветы и птицы, написанные по сырой эмали лиловым, желтым, зеленым, синим и коричневым тонами. Посуда из майолики быстро нашла широкое распространение, вытеснив из обихода крестьянства и горожан оловянную и медную посуду.
В 1744 г. в Петербурге Д. И. Виноградов (1720—1758) основывает Императорский фарфоровый завод 1. Он приступает к выпуску фарфоровой орнаментированной посуды и фигурных украшений, сыгравших столь видную роль в дальнейшем развитии искусства русской керамики.

Рубрика: Культура | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ