февраля 12, 2009

Сельское хозяйство России во второй четверти XVIII в. продолжало развиваться. Сдвиги в общем развитии производительных сил сказывались в увеличении товарности сельскохозяйственной продукции, в расширении посевных площадей как в старых земледельческих районах, так и на новых территориях, особенно на южных и восточных окраинах. Заметно усилилось общественное разделение труда; более определенно выступила сельскохозяйственная специализация районов — хлебного, скотоводческого, района технических культур. Рост общественного разделения труда и развитие товарно-денежных отношений укрепляли связи помещичьего и отчасти крестьянского хозяйства с рынком. В связи со все большим проникновением товарно-денежных отношений первоочередной проблемой в теории и практике земледелия во второй четверти XVIII в. становилось повышение доходности сельского хозяйства. Более 120 законодательных правительственных актов, касающихся вопросов сельского хозяйства во второй четверти XVIII в., выражают эту тенденцию. Хозяйственные инструкции, исходившие от светских и духовных землевладельцев, такя^е отрая^али стремление повысить доходность частновладельческого хозяйства.
В связи с этим наблюдаются улучшения и интенсификация сельского хозяйства в большей степени в хозяйстве феодалов, в меньшей — крестьян.
Трехпольная система, окончательно установившаяся в центре страны, проникала на окраины и постепенно осваивалась нерусскими народами. Отступления от трехполья имели место главным образом в степных южных районах, по среднему течению Волги и на севере. Здесь еще не было правильного чередования посевов, несмотря на существовавшее трехчленное деление пашни. В указанных районах были и перелог и подсека.
В то время, как на окраинах осваивалась трехпольная система, в центре страны, где она в течение ряда веков прочно сложилась, начинал ощущаться ее консервирующий характер, который, по словам В. И. Ленина, присущ трехполью 1. Все чаще отмечался недостаток лугов, особенно в крестьянском хозяйстве. Заметно отклонение от правильного соотношения пашенных и луговых участков в сторону сокращения последних.
Трехполье не остановило и все возраставшего истощения почв нечерноземной полосы. Истощение почв в отдельных районах иногда заставляло крестьян прибегать к старым приемам ведения полевого хозяйства — перелогу и подсеке. Так было у крестьян Свенского монастыря в Брянском уезде 2.
Посевы на «лядах», «сыросеках» и «кубышах» (местах после выжигания дерна) производили крестьяне северных, а также частично центральных губерний3. Оскудевшие же пашни временно забрасывались. Трехпольная система применялась и в Сибири.
В Западной Сибири во второй четверти XVIII в. наряду с пестропольем успешно осваивалось трехполье 4. Полевое хозяйство пашенного крестьянина Восточной Сибири велось в форме двухполья. Трехпольная система и удобрение полей становятся там более заметным явлением лишь к концу XVIII в.5.
В земледельческой практике второй четверти XVIII в. более интенсивная система, чем трехполье, видимо, не применялась, но теоретически вопрос о замене трехполья четырехпольем ставился в начале 40-х годов В. Н. Татищевым.
Четырехполье, по мнению Татищева, должно было помочь изжить низкое плодородие почв и устранить недостаток луговых кормов, имеющий место при трехполье. Он писал: «Землю надлежит... разделить на четыре равные части: первая будет с рожью, вторая с яровым, третья под пар, четвертая для выгону скота...». Землю под выгон следовало менять ежегодно, «дабы в короткое время вся земля чрез то удобрена навозом была, от чего невероятная прибыль быть может и великой урожай хлебу, скотина ж без всякой нужды без лугов продовольствоваться может одним полевым кормом...» 6.
Важным явлением в истории сельского хозяйства второй четверти XVIII в. было расширение пашенных земель. Помещики, вотчинная администрация монастырей принимали всяческие меры к расширению посевов. В 1727 г. А. П. Шереметева предписывала в свою Юхотскую вотчину как можно больше «севу... прибавливать...» *. Об этом же строго наказывал в 1743 г. П. М. Щербатов своему управляющему ярославских вотчин 2. Наказ архимандрита Троице-Гледенского монастыря 1732 г. также предписывал в устюжских и усольских вотчинах «во всякой деревне осматривать накрепко поля, сенные покосы, огороды, також п протчее, нет ли какие удобныя места вновь распахать, також и сенные покосы расчищать». Настоятельные приказы администрации этого монастыря о дополнительной запашке неоднократно повторялись в последующие годы. В инструкции 1733 г., направленной из Коллегии экономии в вотчины Иосифо-Волоколамского монастыря в Волоколамском и Рузском уездах, звучит тот же мотив, чтобы крестьяне распахивали непременно всю землю, «не оставляя ни единой полосы порозшей» 3. В начале 30-х годов XVIII в. расширяет свою запашку Суздальский Спасо-Ефимьевский монастырь 4.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ