февраля 12, 2009

Оброчная система хозяйства преобладала в центре страны и на севере, однако часто в отдельных владениях оброк соединялся с барщиной. Оброк натурой, или продуктовая рента, во второй четверти XVIII в. был широко распространен. Те же крестьяне Свенского монастыря, выполнявшие разнообразные работы на монастырь, платили оброк маслом, медом, грибами, а также изделиями своих промыслов — холстом и сукном и еще больше разными изделиями из дерева. Крестьяне села Писцова Костромской губернии во второй четверти XVIII в. ставили своим помещикам, князьям Долгоруким, в Москву свиные туши, кур, яйца, сало, масло, серое сукно, льняную пряжу, холст. От 1745 г. сохранился перечень натуральных сборов, полагавшихся с крестьян села Борисоглебского Костромского уезда, принадлежавшего князьям Черкасским, а именно: сала свиного — 40 пуд., холста хрящу — 624 аршина, пряжи суровой — 1 пуд 31 фунт и холста тонкого — 700 аршин 2.
Оброк обычно собирался и отправлялся помещику в два срока: по первому зимнему пути и последней санной дороге. Количество взимаемого натурального оброка в рассматриваемое время в силу развития товарно-денежных отношений в стране падало, зато увеличивался денежный оброк.
Так, в 1731 г. в подмосковных дворцовых вотчинах натуральный оброк был отменен, кроме экстренных сборов домашней птицы, меда, ягод, грибов.
В Галичской вотчине Мещериновых все крестьяне были на денежном оброке. Величина оброка все время увеличивалась. За 40 лет, с 1713 по 1753 г., денежный оброк с вотчины вырос с 30 до 200 руб. (примерно с 250—275 душ м. п.) 3.
В течение второй четверти XVIII в. в вотчинах Свенского монастыря наблюдается систематическая замена натурального оброка денежным и все большее увеличение последнего. По отдельным вотчинам Свенского монастыря денежный оброк с 1720 по 1746 г. вырос на 50—100%, а весь денежный доход монастыря к 1764 г.— примерно до 6,5 тыс. руб., что превышало почти в 50 раз денежную ренту, которую монастырь получал со своих крестьян в 1720-х годах 1.
Перевод на денежный оброк как в данной вотчине, так и вообще в монастырских владениях начинается с конца 1740-х годов. Одновременно это важнейшее хозяйственное мероприятие в той или другой степени проводится в дворцовых и помещичьих владениях. В центральных губерниях России перевод на денежный оброк в помещичьих владениях приобретает систематический характер. Так, в Костромской провинции в 1760-х годах 85% помещичьих крестьян состояло на денежном оброке2.
В изучаемое время существовали все три вида феодальной земельной ренты с тенденцией к увеличению денежной.
Крестьяне выполняли барщину, несли натуральные повинности, платили денежный оброк; увеличение последнего говорит о все увеличивавшейся эксплуатации.
При определении тяжести государственных и владельческих повинностей необходимо учитывать также всеьозможные злоупотребления и насилия государственной и вотчинной администрации, приводившие к еще большему разорению крестьянское хозяйство. Злоупотребления управителей дворцовых волостей были так велики, что в 1739 г. правительство было вынуждено назначить особую следственную комиссию по вопросу об этих злоупотреблениях.
Только за период с 7 июня 1738 г. по 1 марта 1748 г. следственной комиссией было решено взыскать с управителей и прочих дворцовых чинов за взятки и расхищения около 100 тыс. руб. Однако эта комиссия, выявив громадное число злоупотреблений дворцовых властей, не приостановила подобную практику. Современник Я. Литусов писал о работе этой комиссии: «Токмо пользы народу не воспоследовало, а мздоимцам весьма на пользу, хотя и в следствии ясно изобличались, токмо с них возвратно ни возвращено ни малого числа взяток и наказания не показано, того ради повадно опять плутовать, народ разорять и паки действуетца и па ныне» 3.
В 1726 г. ближайшие сотрудники Петра I, хорошо знавшие положение дел в государстве, писали в записке, поданной Екатерине I: «Не токмо крестьянство, на которое содержание войска положено, в великой скудости обретается и от великих податей и непрестанных экзекуций и других непорядков в крайнее и всеконечное разорение приходит, но и прочия дела яко коммерция, юстиция и монетные дворцы, весьма в разоренном состоянии обретаются...» х.
Выколачивание недоимок и борьба с недоимщиками в 1730—1740 гг.— одна из главных функций местной администрации, не знавшей при этом никаких ограничений в проявлении произвола. Так как за недобор при взыскании недоимок правительство грозило всевозможными карами местной администрации, то она не останавливалась ни перед чем, чтобы взыскать все до последней копейки. В начале царствования Екатерины I официально констатировалось, что «платежем подушных денег земские ко миссары и обретающиеся на вечных квартерах штаб и обер-офицеры так крестьян принуждают, что не токмо скот и пожитки продавать принуждены, но и многие и в земле посаженный хлеб за безценок продают и бегут за чужую границу» 2.
Дворянское правительство вынуждено было, особенно в голодные годы, принимать меры, чтобы предупредить полное разрушение крестьянского хозяйства и сохранить объект своей эксплуатации. Так, 26 апреля 1734 г. было велено помещикам, управителям и синодальным командам во время «хлебного недорода» кормить крестьян, снабжать их семенами, чтобы «земля праздно не лежала», и не допускать их ходить по миру3.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ