февраля 13, 2009

Сильно пострадали и белорусские города. Совершенно исчезли некоторые местечки. Число городского населения сократилось от 30 до 75%. Во время Северной войны города являлись местом постоя армии и обязаны были содержать ее. Витебск, Могилев, Гродно, Минск, Брест и другие города платили шведам контрибуцию. Значительно пострадали от пожаров,
связанных   с   военными    действиями,  города   Витебск,   Могилев,   Лида, Гродно, Несвиж, Новогрудок и др.
Города Белоруссии и к середине XVIII в. не достигли того уровня развития, на каком они были в предшествующий Северной войне период.
В состоянии упадка находилась городская промышленность Белоруссии, остававшаяся в основном ремесленной и цеховой. Многие цехи совершенно распались и даже исчезли, другие ввиду малочисленности своего состава и обеднения членов сливались. За недостатком заказчиков и покупателей в городах часть населения была вынуждена либо переселяться в деревни, либо заниматься сельским хозяйством в городе. В городах, и особенно в местечках Белоруссии всегда было много жителей, занимавшихся сельским хозяйством; в первой половине XVIII в. число их увеличивается.
Городское ремесло отчасти подрывалось промышленной деятельностью отдельных феодалов, особенно крупных, селивших при своих дворах ремесленников и организовывавших вотчинные промышленные предприятия.
Для примера можно остановиться на промышленной деятельности! Радзивиллов. В 1728 г. у них организовалась стеклянная гута в Налибо-ках, а с 1732 г. и в селе Уречи (возле Слуцка). С 1736 по 1741 г. открылись дроизводства: шлифовальное — в Яновичах, гончарное — в Смолко-ве, шерстяных шпалер (гобеленов) — в Кореличах, диванов — в Несвиже,суконное — в Слуцке; позднее — фарфоровых изделий — в Свежени, шлифовальное — в Погорелом, суконное — в Полосне и Несвиже, там же — производство клеенок.
Такую же деятельность, правда в значительно меньшем масштабе, развивали и другие магнаты. В этих частновладельческих промышленных заведениях работали главным образом крепостные. Они же в счет барщины выполняли здесь вспомогательные и транспортные работы. Мастерами были преимущественно люди свободные, нередко иностранцы.
Продукция магнатских предприятий шла на удовлетворенне в первую очередь нужд феодала, многочисленной дворни, военных отрядов, остальное расходилось среди многотысячного населения поместья, остатки поступали на рынок.
Внутренний рынок сократился, а экспорт уменьшился. Внешняя торговля сельскохозяйственными продуктами производилась преимущественно дворянством непосредственно через своих агентов, минуя купцов, что суживало сферу приложения купеческого капитала.
На внутренней торговле отрицательно сказывалось то, что среди дворянства было припято покупать предметы роскоши и вообще промышленные товары за границей. Покупательная же способность основной массы разоренного населения весьма снизилась. Все это способствовало сужению внутреннего рынка, захирению городов.
В 30—50 годах XVIII в. заметно развиваются торговые отношения с Россией. Тем самым укреплялись и расширялись экономические связи между Белоруссией и Россией. На ярмарки, особенно в подвинские города, приезжали русские купцы со своими товарами и здесь закупали местные или привозные изделия. Через эти же города они следовали на ярмарки в Вильнюс, Люблин, Познань, Тильзит и другие места \ Купцы Белоруссии в свою очередь торговали на ярмарках в России, а также вела торговлю с русскими купцами через Ригу. Эти отношения крепили связи между двумя братскими народами, усиливали тяготение белорусов к воссоединению с Россией.
Разорение и обнищание страны, убыль населения остро ставили перед, господствующим классом вопрос о доходах, о восстановлении собственного поместного хозяйства.
Тяжелое положение крестьянства, чрезвычайно ухудшившееся в период военных действий на территории Белоруссии, было очевидно даже господствующему классу. Оставшиеся на своих местах крестьяне в большинстве случаев не имели в необходимом количестве или совсем не имели рабочего скота, инвентаря и посевного материала и не могли обрабатывать ни своих, ни господских полей. В состоянии такого разорения они не могли быть и сколько-нибудь исправными плательщиками государственных податей и частновладельческих оброков. В то же время запустение многих деревень заставляло феодалов опасаться дальнейшего нажима на крестьян, ибо разоренный крестьянин легко снимался с места и уходил к другому землевладельцу, где его укрывали от преследования и   как пришельцу давали льготы.
Крепостники были вынуждены временно довольствоваться сравнительно умеренной рентой с тем расчетом, что крестьянин со временем окрепнет и станет полноценным тяглецом и плательщиком. Ревизор Коб-ринской экономии, излагая мотивы перевода крестьян на денежную ренту, указывал, что это сделано, «дабы подданные е. к. м. после таких огромных разрушений от неприятеля Речи Посполитой, а также от «жолнерства» и поборов   могли как-нибудь разжиться и вновь заселять пустые земли» .

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ