февраля 13, 2009

Как упоминалось выше, верховья Енисея до XVII — начала XVIII в. были населены киргизами. После насильственного увода енисейских киргизов джунгарскими феодалами в 1703 г. на освободившуюся территорию Минусинской котловины с ее плодородными землями и богатыми пастбищами перешла значительная часть ясачного населения из Красноярского уезда (качинцев, кизильцев и др.), а также недавних данников киргизских    феодалов,   принявших   русское   подданство    (бельтиров,   сагайцев, и др.) !. Более мелкие племенные группы (аринцы, яринцы и др.) на новых местах постепенно сливались с качинцами, составившими ядро будущей хакасской народности, формирование которой относится к последующему времени.
Одновременно район заселялся русскими крестьянами, с которыми, но словам одного документа, «иноземцы (т. е. ясачные люди.— Ред.) не спорят, дают селиться спокоем» 2.
Укрепление безопасности южных рубежей Сибири в первой половине XVIII в. благоприятно сказалось на развитии хозяйства населения Верхнего Енисея, избавившегося от грабительских набегов киргизских и джун-гарских феодалов.
Основным занятием нерусского населения Верхнего Енисея было скотоводство в сочетании с охотой. В степных районах преобладало кочевое скотоводство. Имело распространение ремесленное производство: выделка кож и войлоков, изготовление грубых сукон, холста, тканей из крапивы. Зажиточные качинцы вели торговлю лошадьми, продавая их русским3.
Под влиянием общения с русским населением постепенно совершался переход некоторых племен к оседлости и земледелию, например у так называемых «чулымских татар», телеутов и др.4 Качинцы переняли у русских заготовку сена на зиму.
Родо-племенной строй нерусских насельников края в изучаемое время подвергался разложению. Крупные хозяева из патриархальной знати, владельцы огромных стад скота и десятков табунов лошадей эксплуатировали своих соплеменников-бедняков. Как правило, богачи стояли во главе территориально-административных объединений — аймаков (волостей), занимая должности старшин (башлыков).
Как и в XVII в., формой эксплуатации нерусского населения со стороны царского правительства был ясак, вносившийся в царскую казну пушниной, но с течением времени все чаще переводившийся на деньги.
Среди племен Верхнего Енисея наблюдалось довольно быстрое распространение русского быта, русского языка, а также христианства.
Несколько особое положение занимали в первой половине XVIII в. тувинцы, оказавшиеся «двоеданцами», платившими ясак русским властям и дань джунгарским феодалам. В течение XVIII в. намечалось разделение тувинцев по хозяйственным занятиям на два района — восточный и западный. В восточной части Тувы (Тоджа, Терехоль) население занималось оленеводством, коневодством,  в меньшей мере охотой.  Тувинцы западных и центральных районов были по преимуществу скотоводами, сочетая это занятие с охотой 1. До прихода русских тувинцы не знали сенокошения и не применяли стойлового содержания скота, который круглый год находился на подножном корму. Орошаемое земледелие, разрушенное во время многочисленных нашествий, находилось в состоянии крайнего упадка.
Патриархально-родовой строй у тувинцев в XVIII в. начинал, хотя и медленно, разлагаться под влиянием феодальных отношений. Князья — потомки монгольских завоевателей, верхи ламаистского духовенства, племенные и родовые старшины (нойоны) захватывали пастбища и охотничьи угодья, закабаляли рядовую массу. Одной из широко распространенных форм закабаления было «усыновление» богачами детей бедноты.
Экономические и культурные связи тувинцев с русским народом крепнут уже в последующие десятилетия.

Рубрика: Народы Сибири | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ