февраля 13, 2009

Соседями ительменов с севера были коряки и чукчи, занимавшие северную часть Камчатки и южную часть тундр Чукотского полуострова.
По языку и культуре коряки, чукчи и ительмены очень близки друг к Другу.
Коряки и чукчи делились на две пеодпородпые хозяйственно-географические группы: «оленных», или кочевых, и приморских, или «сидячих».
Осповой хозяйства «сидячих» коряков и чукчей был морской зверобойный промысел (летом охота на моржа, сивуча, нерпу в кожаной лодке (каяке), зимой —на льду через прорубь пли дыхательное отверстие, которое зверь протаивает в толще льда). Главным охотничьим орудргем был костяной гарпун. У приморских коряков значительную роль играло также рыболовство. Для передвижения оседлые жители держали собак.
Главным занятием кочевых чукчей и коряков было оленеводство, крупное но размерам. Лишь у бедняков было меньше 100 голов оленей. Олень давал корякам и чукчам мясо для пищи, шкуры, шедшие на изготовление одежды, утвари, на покрытие жилищ и, кроме того, служил средством передвижения. Со стадами оленей чукчи и коряки круглый год кочевали по тундрам, но к берегу избегали приближаться, ибо собаки береговых жителей были извечными врагами оленей и нападали на них не хуже волков.
Различия в хозяйственном укладе породили издавна регулярный обмен между кочевыми и береговыми чукчами и коряками. Кочевники снабжали береговое население мясом и шкурами оленей, получая взамен ремни из толстой кожи морского зверя и тюлений жир. Без этого взаимно необходимого обмена не могли бы существовать ни «оленные», ни приморские группы коряков и чукчей.
По уровню развития производительных сил чукчи и коряки лишь немного обогнали ительменов. Только некоторые южные группы коряков, соседи эвенков (в частности, на р. Парени), были знакомы с обработкой железа. У остальных сохранялись каменные и костяные орудия. Жилищем служила для кочевников большая «яранга», состоявшая из деревянного каркаса, покрытого двойным слоем теплых оленьих шкур. Коряки и чукчи в первой половине XVIII в. были на стадии родового строя, но к середине XVIII в. наметилось имущественное расслоение. «Начального человека они над собою не знают,— сообщал о коряках Владимир Атласов,— а слушают, которой у них есть богатый мужик» . Отдельные хозяева владели тысячами и даже десятками тысяч голов оленей. При ведении такого крупного хозяйства эксплуатировался труд или рабов, которые добывались во время войн с соседями, или обедневших сородичей. Так складывались в условиях тундрового оленеводческого хозяйства примитивные фор мы классовой эксплуатации.
У береговых чукчей и коряков с их еще более низким уровнем экономического развития признаки имущественного расслоения проявлялись еще слабее.
В религиозных верованиях коряков и чукчей отразились условия их жизни. Крупную роль играли семейные религиозные обряды, приурочен-пые и у кочевников и у береговых жителей к определенным моментам хозяйственного календаря. Каждая семья чтила своих «охранителей». Шаманство у чукчей и коряков достигло большего развития, чем у ительменов.

Рубрика: Народы Сибири | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ