февраля 12, 2009

После возвращения надлежало проверить, что все было сделано именно так, как указано в паспорте 1. Очевидная цель всех этих мероприятий — борьба не только со все возраставшими побегами крестьян, но и с незарегистрированным отходничеством, принимавшим также все более значительные размеры по мере развития городов, с одной стороны, и имущественной дифференциации среди крестьян — с другой, хотя все эти процессы в деревне вообще проходили медленно и неравномерно.
Права дворянства на личность крестьянина в течение второй четверти XVIII в. продолжали расширяться. Чтобы обеспечить исправность взноса платежей в казну, на помещиков была возложена ответственность за уплату податей крестьянами и поставку рекрут. Это усиливало власть помещиков над крестьянами. По указу 4 декабря 1747 г. помещикам разрешалось продавать крестьян в рекруты с обязательством платить за них подушные 2, зато крестьянам запрещалась добровольная запись в военную службу.
При Петре I в 1699 г. было разрешено крепостным людям для скорейшего пополнения новообразованного постоянного войска поступать в солдаты. И как ни тяжела была военная служба, многие поступали во вновь формируемые полки, лишь бы избежать тягостной жизни в деревне. Протесты дворянства привели к отмене этого права. В 1727 г. в отмену закона 1699 г. крепостным было запрещено поступать в военную службу без согласия помещиков. При императрице Елизавете это запрещение было подтверждено и были установлены суровые кары за нарушение этого запрещения. Дело в том, что при воцарении Елизаветы Петровны между крепостными распространился слух о разрешении записываться в «вольницу». Поодиночке и партиями крестьяне стали подавать просьбы о принятии их в военную службу или просто уходили от помещиков для поступления в солдаты. Однако скоро поступило соответствующее разъяснение, а в назидание на будущее виновникам «за таковое их вымышленное и противное указам дерзновение... учинено им на площади с публикою жестокое наказание, а именно: которые ее императорскому величеству челобитные подавали немалым собранием, те биты кнутом, и из них пущие к тому заводчики сосланы в Сибирь на казенные заводы в работу вечно; а которые челобитные подавали порознь, те вместо кнута биты плетьми, а прочие батоги и по наказании... отданы помещикам» 1. На протяжении второй четверти XVIII в. расширилась практика торговли крепостными крестьянами и дворовыми.
Одним из показаний того, насколько личность крестьянина была подчинена власти помещика, является факт устранения крепостных крестьян от присяги при вступлении на престол Елизаветы Петровны. По манифесту 25 ноября 1741 г. крестьяне не признавались гражданами России; считалось, что за них присягу приносят их владельцы — дворяне.
Правовое положение крестьян во второй четверти XVIII в. определялось, с одной стороны, мероприятиями правительства, с другой — тем «вотчинным законодательством», которое находило выражение в инструкциях управителям или приказчикам, составлявшихся крупными помещикахми, монастырскими властями и администрацией государственных и дворцовых имений 2.
Политика правительства в отношении крестьян продолжалась и углублялась в практике их непосредственных господ и владельцев.
Несмотря на некоторые особенности инструкций, принадлежавших различным авторам, в целом они сходны как документы, определявшие хозяйственный распорядок в крепостном владении и положение в нем производителей материальных благ. Основная мысль, проходящая через все инструкции,— это взгляд на крестьянина как на объект хозяйственной эксплуатации и прежде всего плательщика феодальных сборов. Во всех инструкциях разделы, касающиеся оброка, барщины и других повинностей крестьян, разработаны наиболее подробно и обстоятельно. Однако регламентация до мелочей касалась не только этих вопросов, но и собственного крестьянского хозяйства и его частной жизни. Так, В. Н. Татищев в своей инструкции устанавливал расписание крестьянских работ зимой и летом, а также постоянный надзор за работой крестьян не только на помещичьей земле, но и на их собственном поле («не давать на то им волю»,— требовал помещик). Морализируя при этом, Татищев писал, что крестьянам крайне нужен «муцион». В регламентации крестьянского хозяйства Татищев дошел до того, что определял, сколько какого скота и какой птицы должен иметь крестьянин, какая у него должна быть посуда, ножи, скатерти и пр. «А кто всего вышеписанного,— писал Татищев,— в доме своем иметь не будет, таковых отдавать другому в батраки без заплаты, который будет за нево платить всякую подать и землею его владеть, а его, ленивца, будет иметь работником, пока он заслужит хорошую похвалу» 1.
По инструкции В. Н. Татищева, крайне ограничивалось право крестьян распоряжаться продуктами своего хозяйства. «А кто без ведома,— писал Татищев,— продает или к работе ленив будет, тех сажать в тюрьму и не давать (им.— Ред.) хлеба двои или трои сутки».
Скот, птицу и хлеб крестьянин должен был продавать прежде всего в своей деревне, потом — помещику «повольною ценою» и только в последнюю очередь — на сторону.
Озабоченный увеличением тягол в деревне, Татищев запрещал «выдавать на сторону вдов и девок» и предписывал, чтобы парни и девушки не имели «между собой кумовства». Это могло помешать заключению браков между ними, т. е. опять-таки уменьшило бы количество тягол, так как тяг ло составляли муж и жена.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ