июня 13, 2009

Дело дошло до Сената, для подавления восстания песколько раз посылались солдаты, но крестьяне успешно вели с ними борьбу. Это упорное сопротивление было возможно, когда мордва и русские действовали заодно и встречали поддержку окружающего населения 3.
Восстанием, возникшим па религиозной почве, было восстание мордвы Тсрюшевской волости Нижегородского уезда в середине 40-х годов XVIII в., продолжавшееся около двух лет. Оно было вызвано грубым проявлением религиозной нетерпимости епископа Дмитрия Сеченова, распорядившегося уничтожить мордовское кладбище и вырубить «священные» березы. Мордва оказала вооруженное сопротивление, а после присылки воинской команды население ушло в леса, подав своему вотчиннику, грузинскому царевичу, челобитную. В ней крестьяне просили не трогать предметов их культа и не принуждать к крещению. Несмотря на это, был дан приказ «ловить мордву и крестить». В течение двух лет происходили вооруженные столкновения; дело приняло такую остроту, что Сенат должен был запретить крестить мордву против воли. Но когда мордовские крестьяне отказались платить подати за новокрещенов, восстание было подавлено военной силой и восставшие подверглись насильственному крещению.
Известны также другие выступления нерусского населения: погром Саровского монастыря, присоединение к русским крестьянам, выступавшим против помещиков. Формой протеста было также 6i гство и переселение на новые места, ставшие здесь массовым явлением.
Тяжесть экономического и правового положения как русского, так и ясачного населения Поволжья, их постоянное общение в труде и в борьбе сближали русское и нерусское крестьянство. В XVIII в. заметно увеличивающееся влияние русской, в основном крестьянской культуры на культуру мари, мордвы и чуваш, а также обратное влияние культуры этих народов на русских. В культуре народов Поволжья шмеется много общего. И.-Г. Георги писал о мордве: «Дворы, землепашество, небольшее скотоводство, домашняя рухлядь, пища и все вообще разположение их хозяйства ни мало от черемисского и чувашского не разнится» 1.
Небольшие деревни строились обычно в лесу, при этом часто население деревни состояло из родственников. Избу и другие хозяйственные строения располагали четырехугольником. Изба обычно бывала маленькая, курная, имела низенькую дверь и квадратное окошечко в 1.5 дюйма, затянутое пузырем. Внутри были русская печь, нары и очаг.
Для женской одежды одинаково характерным являлось обилие всяких украшений — монет, раковин, змеиных головок, шнуров и т. д. Но все же у каждого народа она имела особенности. Отличительной частью мужской одежды являлась вынштая разными способами рубаха.
Народы Поволжья имели относительно развитое народное искусство. Известны высокохудожественные образцы резьбы по дереву и вышивки, особенно богатые и разнообразные у чуваш. У поволжских народов были национальные музыкальные инструменты (специфические волынки, гусли и другие) и своеобразные танцы. Каждый народ создавал свои песни, сказки, пословицы и поговорки.
Своей письменности народы Поволжья в начале XVIII в. не имели. Исключение представляли татары, среди которых значительная часть была грамотна; просвещение находилось целиком в руках мусульманского духовенства. Литературный татарский язык сильно отличался от разговорного и был доступен только немногим даже в более привилегированной среде. Разговорный татарский язык оказал большое влияние на развитие языка других народов Поволжья, что, возможно, объясняется долговременным господством татар над ними. У богатых татар давали образование и женщинам, хотя общее положение женщин у татар было более бесправным, чем у других народов Поволжья.
У мари и чуваш женщина ценилась и уважалась как работница и, несмотря на полную зависимость от мужа, пользовалась над детьми и другими младшими членами семьи значительной властью. П.-С. Паллас сообщает об обычае женить мальчика на взрослых девушках для получепия в дом нового работника !. В невесте ценилась не зажиточность, так как приданое и калым обычно уравнивали друг друга, а работоспособность, причем до принятия христианства допускалось многоженство, фактически редко осуществлявшееся из-за отсутствия материальных средств
В быту и в общественных отношениях у народов Поволжья вплоть до изучаемого времени сохранялось много пережитков родового строя. Семью составляли родственники по прямой линии, власть главы семьи была неограниченной. В языке сохранялся большой запас слов для обозначения степени кровного родства; в пословицах и поговорках большое значение придается роду. («Все роду, ничего чужому», «На родню работать — на себя работать»).
Языки народов Поволжья относятся к разным языковым группам. Несмотря на взаимное влияние и заимствования в словарном запасе, замечается большая дробность наречий: не только у каждого народа был свой язык, но и внутри одного народа было несколько наречий; например, мордва, эрзя и мокша, чуваши чебоксарские и пензенские с трудом понимали друг друга.
За исключением татар, бывших мусульманами-суннитами, народы Поволжья до принятия христианства имели верования, не объединяемые единой религией; их называли язычниками. В их верованиях, несмотря на различие в обрядах и наименованиях богов, было много общего: противопоставление доброго и злого начала (дуализм), олицетворение и обоготворение сил природы, культ предков. Они не имели идолов и других изображений богов (кроме мари, у которых идолы были), молились и приносили жертвы в «священных» рощах и на могилах умерших родственников. При погребении клали в могилу или на могилу вещи, пищу и деньги для употребления их в «загробной» жизни. После массовой христианизации старый культ смешался с христианским, однако остатки языческих верований сохранялись долгое время.
Первые школы в Поволжье, куда принимали детей разных народностей, были организованы русским правительством в первой четверти XVIII в., в целях создания национальных кадров чиновников и священников. Более крупные школы находились в Казани (Зилантовская и другие), Нижнем Новгороде, Свияжске (Богородицкая). Детей новокреще-нов посылали иногда в школы в принудительном порядке. Преподавание велось на русском языке, по принимались меры, «чтоб они и своих природных языков не позабыли...» !. Постановка учебного дела была крайне низкой; ученики терпели голод, холод, многие из них умирали от лишений, другие разбегались. Обучение детей нерусских народностей не ограничивалось только мерами правительства. Большинство священников, учителей, переводчиков, происходивших из нерусского народа Поволжья, получали «образование» у сельских дьячков, как и многие русские люди того времени.
На протяжении первой половины XVIII в. сглаживались особенности в экономическом и культурном (в частности, религиозном) состоянии русского и нерусского населения Среднего Поволжья. В борьбе с феодальным гнетом все население выступало совместно, что способствовало расширению классовой борьбы и укреплению общности интересов крестьянства.
Рост связей между народами Среднего Поволжья и русским народом обеспечивал взаимовлияние в сфере производства и культуры.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ