февраля 13, 2009

В Башкирию в 1704 г. были присланы прибыльщики А. Жихарев и М. Дохов для установления новых поборов с башкирского населения. Ответом на это было стихийное возмущение народных масс. Протестом народных масс воспользовались башкирские феодалы и возглавили восстание. Башкирские феодалы жгли и грабили имущество не только русских дворян, но и русских крестьян, уводили их в плен. В своем реакционном выступлении феодалы пытались заручиться поддержкой со стороны Турции и Крыма, с тем чтобы в дальнейшем Башкирия находилась под их властью.
Многие из феодалов, особенно в северо-западной Башкирии, находившейся в непосредственной близости к России, а поэтому и под сильным ее влиянием, прочно осели на землю, эксплуатировали непосредственных производителей в своем земледельческом хозяйстве и не были связаны с кочевым скотоводством, они скорее находили общий язык с русским правящим классом — дворянством. Дворянское правительство обеспечивало им возможность более интенсивной эксплуатации трудящихся башкир. Поэтому они чувствовали силу царизма и не собирались менять его на самозванных ханов или соседних кочевых владельцев.
Другие основы хозяйства были у феодалов юга и юго-востока, на них и держалось реакционное движение 1705—1711 гг. Хотя это движение было подавлено, но сторонники отделения от России внутренне не смирились, и в 1730-х годах выступили вновь. В 1735 г. башкирские феодалы вновь подняли восстание. Непосредственным поводом к этому была деятельность Оренбургской экспедиции. Постройка Оренбурга и крепостей яа территории Башкирии сопровождалась изъятием части башкирских земель.
Феодалы юго-восточной Башкирии видели в этом стеснение кочевок, подрыв основ своего хозяйства. Постройка крепостей по внешней границе Башкирии закрывала эту границу от степных соседей, следовательно, затрудняла возможность проведения грабительских набегов на казахов и других кочевников.
На первом этапе, в 1735—1736 гг., феодалы, стоявшие во главе движения, выдвигали одну задачу — не допустить постройки крепостей на башкирских землях. В дальнейшем (в 1737 —1740 гг.), когда руководство движением перешло к феодалам Сибирской дороги, всплыла старая программа — отказ от русского подданства и образование ханства под покровительством одного из ханов степных кочевников. В 1740 г. феодалы Сибирской дороги выбрали ханом Карасакала, бывшего безвольным орудием в их руках. Движение было жестоко подавлено. Феодалы Башкирии, борясь за сохранение отсталых форм хозяйства, тормозили развитие производительных сил края, старались разжечь вражду между башкирским и русским народами в условиях роста колониального гнета.
Царское правительство, опасаясь, с одной стороны, народного гнева, с другой — антирусских выступлений башкирских феодалов, повело борьбу за удержание Башкирии   в  своих руках путем   сурового   преследования всякого рода движений и укрепления административного аппарата. Чрезвычайно показателен в этом отношении указ 11 февраля 1736 г., бывший ответом на движение, начавшееся, как сказано выше, в 1735 г. Указ опре делял суровые меры наказания в отношении руководителей и участников движения. Мишарям, помогавшим в его подавлении, передавалась в вечное и безоброчное владение земля — старшине 200 четвертей, его помощникам (есаулу, сотнику) — 100, а рядовым — 50 четвертей. В целях укрепления царской власти в Башкирии указ предусматривал строительство новых крепостей внутри и на границе Башкирии, а также усиление их гарнизонов за счет русских служилых людей; последним разрешалось покупать башкирские земли. Самим башкирам запрещалось иметь и продавать оружие и даже заводить кузницы К
В то же время в Башкирии была проведена административная реформа с целью укрепить аппарат управления, прежде всего в лице башкирских старшин. До этого функции последних сводились к тому, что они наряжали башкир-общинников на линейную службу, собирали ясак и всякого рода внутриобщинные сборы, разбирали судебные дела небольшой важности, имели право чинить телесные наказания. Старшинам подчинялись сотники.
При каждом старшине состоял писарь, назначаемый местной царской администрацией. Старшины периодически собирались на съезды для обсуждения и принятия решений по наиболее важным вопросам внутренней жизни населения. В волостях созывались собрания (йыйыны).
По указу 11 февраля 1736 г. потомственные старшины заменялись выборными и устанавливалась их ответственность за действия подчиненных им общинников. В случае неповиновения старшины имели право применить телесные наказания, аресты и штрафы. Старшина и писарь, каждый отдельно, ежемесячно обязывались представлять в провинциальные канцелярии сведения о состоянии своей волости, об исполнении правительственных указов и распоряжений2. Указ запрещал съезды башкирских старшин, за исключением только одного «старинного мирского сбора о семике» на один день на речке Чесноковке 3.
Тем же указом были урезаны и права местного мусульманского духовенства. На каждую дорогу было оставлено по одному ахупу под присягой, чтобы они без указов не строили новых мечетей и школ. Ограничивалась компетенция и местных судов. Все дела о земельных спорах, уголовных преступлениях, связанных с увечьем или убийством, подлежали провинциальному суду и канцелярии.
Административная реформа в Башкирии ослабила позиции старой феодальной знати и усилила власть и влияние русской администрации и оседлых башкирских феодалов, прочно связавших свою судьбу с царизмом.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ