февраля 13, 2009

В конце XVII в. Эстония была одной из колониальных провинций феодальной Швеции. В административном отношении она делилась на три части: северная Эстония составляла Эстлялдскую губернию, южная Эстония и часть Латвии — Лифляндское генерал-губернаторство; отдельной административной единицей являлись Сааремаа и остров Муху. Вхождение Эстонии в состав военно-феодальной Швеции, которая использовала ее территорию в качестве плацдарма для антирусской агрессии, препятствовало установлению более прочных экономических связей между эстонской и русскими землями.
Эстония под властью Швеции была аграрной колонией последней. Здесь развивалось производство главным образом зерна. Зерно в больших количествах вывозилось в самую Швецию, в Голландию и другие страны. Так. например, в 1692—1694 гг. из Таллина (Ревеля) вывозилось в среднем в год более 14 000 сялитис зерна (1 сялитис, или ласт, = 3188 литров), из других мест Эстонии примерно 8000—8500 сялитис, что вместе составляло значительно более одной трети урожая всей страны. Поэтому подвластные Швеции Эстонию и часть Латвии называли «зерновым амбаром» Швеции. Это достигалось путем безжалостной крепостнической эксплуатации эстонского крестьянства. Торговля хлебом обогащала шведских и немецких помещиков и купцов, а также давала большие доходы шведскому государству. В конце XVII в. около 46% ежегодных государственных доходов Швеции поступало из прибалтийских провинций !. Между тем самим крестьянам там не хватало даже мякинного хлеба, а в неурожайные годы народ умирал от голода. В так называемые годы «великого голода» (1695—1697) в Эстонии умерло 70—75 тыс. чел., т. е. около одной пятой всего эстонского населения. Шведское правительство не оказывало помощи голодающим эстонским крестьянам, а, наоборот, в эти годы вывозило в Швецию большими партиями зерно из государственных складов в Таллине, Пярну, Курессааре и Нарве. Эстония была для феодального шведского   государства   только   объектом   крепостническо-колониальной эксплуатации, что препятствовало развитию здесь производительных сил и обрекало эстонский народ на вырождение и голодную смерть.
В 80-х годах XVII в. в связи с ростом абсолютизма в Швеции, с целью увеличения государственных доходов, была проведена так называемая редукция имений, т. е. возврат части розданных феодалам земель в распоряжение короля. Редукция затрагивала в первую очередь землевладение высшей аристократии и укрепляла королевскую власть. Большое количество земель в прибалтийских провинциях, находившихся в руках дворянства, отошло к государству: на Сааремаа (Эзель) — 74, в Эстляндии до 3/s, в Лифляндии даже свыше 5/б- Отобранные земли обычно сдавались в аренду, и это резко увеличило государственные доходы. Но редукция привела к еще большему усилению эксплуатации крестьянства. Если вначале крестьяне надеялись, что с редукцией имений их положение улучшится, то вскоре они увидели, что обманулись в своих надеждах. Арендаторами имений в большинстве случаев оставались на довольно льготных условиях прежние владельцы. Государство, хотя и пыталось регулировать взаимоотношения арендаторов имений с крестьянами и определить повинности крестьян соответственно размерам земельных участков и их плодородности, но все это происходило в интересах обеспечения прежде всего доходов государства, а затем арендаторов-дворян. В связи с началом Северной войны 13 апреля 1700 г. Карл XII официально объявил редукцию законченной, и государственные имения стали под денежный заклад переходить обратно к помещикам 1.
Рост крепостнической эксплуатации в Эстонии отягощался шведским игом. Все это вызвало в конце XVII и начале XVIII в. обострение классовой борьбы крестьянства против помещиков и колонизаторов 2. Сохранилось много крестьянских писем того времени, в которых они жаловались на все увеличивающееся ограбление их помещиками, на высокие налоги, на зверское обращение с ними: избиение и даже продажу в неволю. Многие крестьяне бежали с насиженных мест. Несмотря на все препятствия, тысячи крестьян направлялись через границу в русские земли. На местах учащались активные выступления и волнения; крестьяне расправлялись с помещиками и администрацией, сжигали помещичьи дома и постройки. В некоторых имениях, принадлежавших шведскому государству, крестьяне отказывались выполнять повышенные нормы барщины и заявляли, что они хотят быть свободными.
В борьбе с крестьянами шведские власти применяли жестокие средства: сносили дома, применяли массовую порку, прогоняли сквозь строй, заставляли закованных в цепи крестьян работать на строительстве укреплений. Нередко для подавления волнений посылали вооруженных солдат, происходили кровавые столкновения. Крестьян, оказавших сопротивление,жестоко наказывали. Так, в 1698 г. за убийство ненавистного владельца имения Тыйквере крестьян пытали раскаленными клещами; четыре крестьянина были четвертованы на колесе, а трупы их, привязанные к колесу, были выставлены у больших дорог; многих крестьян приговорили к пожизненной каторге, многих избили розгами. Чтобы терроризировать крестьян, лифляндский генерал-губернатор опубликовал объявление, в котором описывались эти зверские наказания. Это объявление пасторы зачитывали крестьянам во всех церквах . Крестьяне, наивно веря в высшую власть, пытались дойти со своими жалобами до короля. В конце XVII ст. жалобы крестьян королю были запрещены, мотивируя тем, что крестьяне «своими ненужными жалобами только обременяют короля или коллегии». В 1698 г. таможенные чиновники получили строгое предписание производить в гаванях и на побережье тщательную слежку, чтобы крестьяне на судах либо лодках не выезжали тайно б Стокгольм.
Колониальное шведское владычество оставило в эстонском народе самые мрачные воспоминания. Еще в первой половине XIX в. в эстонской народной песне говорилось, что «Шведский хлыст — ядовитая ржавчина, немецкая порка — горькая желчь».

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ