февраля 13, 2009

Особенно суровые наказания предусматривались патентом 18 февраля 1719 г., согласно которому бежавшим за пределы Видземе крестьянам, как тяжелым преступникам, грозило клеймение и отсечение носа или уха. «Земское право» Курляндского герцогства, составленное в 1717 г., наказывало крестьянина, уличенного во вторичном побеге, отсечением ноги.
Нарастание антифеодальной борьбы крестьян проявлялось и в увеличении количества жалоб. Видя, что видземские суды поддерживают крепостников, крестьяне старались подать жалобу непосредственно в Петербург.
В связи с этими жалобами видземских крестьян Юстиц-коллегия в 1739 г. запросила от видземских учреждений сведения о пределах власти помещиков над личностью и имуществом крестьян. От имени видземских феодалов на этот запрос ответ составил, так же как и на жалобы эстонских крестьян, барон Розен. Розен заявил, что видземскпе крестьяне со времени захвата страны орденом немецких рыцарей «всею своею личностью и телом в полпой мере подчинены и принадлежат помещикам в качестве их имущества» 2; размеры барщины и оброка устанавливаются помещиком по своему усмотрению, размеры домашнего наказания зависят также исключительно от воли крепостника. Юстиц-коллегия приняла эту декларацию Розеиа к сведению и руководствовалась ею при подаче вцд-земскими крестьянами жалоб на своих помещиков.
Иногда крестьяне, не выдержав эксплуатации и гнета, восставали. Крестьяне имения Арпжи в 1729 г., не видя выхода из своего положения, убили владельца имения В. Фюрстенберга. Для устрашения крестьян, отважившихся на такое выступление, наследники Фюрстенберга «присудили» к смерти большую часть крестьян Арижи. Курляндские крепостники нашли такое решение похвальным и необходимым для «всеобщей безопасности и благополучия» . Неудачи крестьян в борьбе против помещиков были причинами сравнительно быстрого распространения среди вид-земских крестьян гернгутерского учения 2.
Проповедники гернгутерского учения сохраняли унаследованный от «чешских братьев» некоторый демократизм в организации. Это привле кало к ним симпатии крестьян. Крестьяне становились активными деятелями гернгутерских общин, а иногда и руководителями общин. Члены гернгутерских общин называли друг друга «братьями», поэтому гернгутер-ские общины именовались «братскими общинами». «Братские общины» освобождались от влияния пасторов и помещиков и постепенно превращались в противовес покровительствуемой дворянами лютеранской церкви в крестьянские организации.
Геррнгутерское движение в Видземе быстро расширилось. Успехи движения встревожили видземских помещиков, и в 1743 г. они добились издания императрицей Елизаветой указа о ликвидации «братских общин» в Видземе. Была закрыта руководимая гернгутерами семинария в Валмиере и начались репрессии против самих гернгутеров. В дальнейшем сходки гернгутеров происходили тайно — в лесу, в сараях при крестьянских хуторах.
В городах Латвии небольшое число немецких бюргеров держало в своих руках торговлю и ремесла, составляло магистрат и эксплуатировало население предместий. Усиление эксплуатации привело к обострению борьбы в них привилегированного немецкого бюргерства с ремесленниками и торговцами латышами и русскими. Права бюргеров магистрат присваивал лишь немногим, и то исключительно немцам. В Риге эти привилегированные торговцы объединялись в Большую гильдию, а ремесленники — в Малую. Немецкий магистрат Риги, не считая латышские цехи полноправными, закрыл их членам доступ в гильдию. Рижский магистрат всячески препятствовал деятельности в Риге русских ремесленников и торговцев.
Русские мелочные торговцы в большом числе поселились в предместьях Риги и распространяли товары по городам и селениям Латвии. Рижский магистрат видел в русских торговцах серьезных конкурентов для привилегированных немецких торговцев и в 1735 г. обратился с жалобой на них царскому правительству. Магистрат заявлял, что опасными конкурентами для немецких ремесленников становятся русские ремесленники. Магистрат просил царское правительство ограничить число поселившихся в Риге русских торговцев и ремесленников. Немецкие бюргеры и в других крупных городах Видземе вели борьбу с латышами и русскими, защищая свои привилегии. Но эта борьба не могла приостановить быстрого роста населения городов, в частности Риги, прежде всего за счет беглых крестьян из деревни. Право «двухгодичной давности», освобождавшее крестьянина от выдачи помещику, давало возможность беглым крестьянам стать в Риге лично свободными людьми, вступить в латышские цехи и заниматься ремеслами. Видземские дворяне в 1726 г. добились в Сенате отмены «двухгодичной давности» по отношению к беглецам — видзем-ckiim крестьянам 1. Но беглецы из Латгалии и Курляндского герцогства продолжали в большом количестве искать в Риге убежище.
Чтобы преградить проникновение латышей и русских в привилегированные цехи, рижский магистрат в 1738 г. опубликовал распоряжение, согласно которому всем «пе-пемцам» было приказано ликвидировать в течение одного года принадлежащие им в городе недвижимые имущества, так как владение недвижимым имуществом в Риге давало возможность получить рижское бюргерство и право заниматься торговлей.
Это постановление рижского магистрата вызвало протесты цехов латышских извозчиков, рыбаков, перевозчиков и браковщиков мачт. Латышские ремесленники указывали, что первыми обитателями Риги являлись именно «не-немцы», что с точки зрения интересов государства и общества пе важно, кому принадлежит недвижимое имущество в Риге — немцам или латышам.
Латышские ремесленники указывали на свою верность Российскому государству и на свои заслуги при переходе Риги -к России. Это распоряжение рижского магистрата было отменено генерал-губернатором.
Наличие у городской верхушки торговых привилегий задерживало развитие торговли и промышленности в Латвии. И все же в присоединенной к России Видземе были более благоприятные условия для экономического развития, чем в Курляндии и Латгалии, остававшихся под властью шляхетской Польши.
После победы России в Северной войне политические связи России и Курляндии упрочились. Этому способствовала женитьба курляндского герцога Фридриха-Вильгельма в 1710 г. на племяннице Петра I Анне Ивановне. После смерти герцога самым влиятельным лицом в герцогстве стал русский   генеральный   комиссар   при вдовствующей   герцогине — граф П. Бестужев-Рюмин. В 1726 г. шла борьба группировок но вопросу о престолонаследии. Часть курляндского дворянства избрала герцогом пасынка польского короля Августа II Морица Саксонского, но против этого протестовала Россия . Со времени воцарения на русском престоле Анны Ивановны (1730) влияние России в Курляндском герцогстве укрепилось еще более, что способствовало расширению между ними экономических связей.
В Латвии наблюдалось резкое различие между культурой господствовавшего класса, т. е. дворянства, и культурой основных производителей материальных благ — латышских крестьян. В области культуры в изучаемое время более заметным становилось русское влияние.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ