февраля 13, 2009

Перевод крестьян на денежную ренту не менял их правового положения, но предоставлял им значительно больше самостоятельности, делал их более заинтересованными в своей хозяйственной деятельности. На наиболее длительный срок и шире, чем в других имениях в Литве, как и в Белоруссии, денежную ренту вводили в королевских государственных имениях, которые делились на столовые (доход от которых шел на содержание королевского двора) и староства (раздававшиеся во временное владение представителям феодальной знати).
В имениях других владельцев, особенно средней шляхты, она вводилась реже и на более короткие сроки.
В Алитусской столовой экономии еще в 1686 г. был ликвидирован последний фольварк. Господские земли были розданы крестьянам, которые должны были платить за каждую бывшую фольварочную волоку, как и за свою надельную, по 10 коп литовских грошей в год 1. В последующие годы денежная рента здесь упрочилась.
Инвентарь этой экономии за 1712 г. констатирует: «Подданство остается на голом чинше (денежной ренте.— Ред.) и в своих уставах барщины не имеет» 2.
Так же было и в Шауляйской экономии. В ее инвентаре за 1742 г. говорится, что крестьяне «поселены на общем чинше... без повинности» (тяглой — барщинной) 3.
Сколько-либо подробных данных о размере чиншевых и иных платежей, как и о размере крестьянских наделов, в экономиях нет.
Благоприятные географические условия и хорошие возможности сбыта способствовали развитию на Жемайтии скотоводства и льноводства. Очевидцы свидетельствуют, что в 1760-х годах население мало сеет хлеба, ибо имеет возможность оплачивать подати льном, «наибольшую торговлю подданные ведут льном..., некоторые хозяева даже покупают зерно» 4.
Кроме обычных барщинных и оброчных крестьян, в имениях жили крестьяне-слуги и огородники. О последних в инвентаре Алитусской экономии сказано, что они за свой «служебный» надел5 работают на господских огородах два дня в неделю.
В небольшом количестве при имениях встречаются «панцырные и путные бояре», выполнявшие преимущественно полицейскую функцию. Инвентарь Алитусской экономии за 1712 г. упоминает о «служках», которые сидели на трех волоках в селе Патаранцы. Повинность их заключалась в том, что «они должны ездить с листами в ближние дороги, а когда их пошлют в дальние (до Варшавы, Кракова, Львова или в другие далекие места), то управление имением обязано было давать им на харчи. Если им на харчи не дадут — не обязаны ездить» 1.
В лесу, приписанном к той же экономии, было еще четыре села слуг: два села осочников и два села стрельцов, всего 89 хозяйств. На их обязанностях лежала охрана лесов, выслеживание зверя, участие в охоте.
Перевод крестьян на денежный оброк не всегда сопровождался полной ликвидацией барской запашки; нередко владельцы сберегали небольшой фольварк, но в таких случаях барские поля обрабатывали главным образом месячники 2, а иногда сезонные наемные работники.
С восстановлением крестьянских хозяйств росла барщина. К середине XVIII в. примерно в половине староств и держав Жемайтии и Тракай-ского воеводства господская запашка либо была создана вновь, либо весьма расширена; посевная площадь в фольварках королевщин названных воеводств за это время выросла на 260%. К этому времени лишь около 40% староств и держав оставалось на чинше.
В частных владениях, где сохранились старожилые крестьяне, не утратившие своего инвентаря и скота, продолжали и далее эксплуатировать их путем барщины; разоренным и особенно новоселам давали вспомоществование — льготы и сажали их преимущественно на чинш. Этим объясняется, что нередко в одном и том же поместье одни крестьяне отбывали барщину, а другие — платили небольшой чинш 3.
Отработочная рента в Литве в середине XVIII в. была двоякого рода: недельная барщина, выполнявшаяся систематически круглый год в определенном количестве дней в неделю, и разные вспомогательные или экстренные работы. Число дней недельной барщины не было одинаковым: оно колебалось от трех до шести дней в неделю с крестьянского хозяйства в одну волоку и зависело от величины уплачиваемого чинша, от состояния крестьянских хозяйств и от степени сопротивления крестьян. Вспомогательные работы назывались «гвалтами», на них выходило все трудоспособное население, «толоками» (работы всем селом во время уборки хлебов, сена, заготовки дров, вывоза на поля навоза), шарварками» (обязательные работы всех мужчин по починке дорог, плотин, мостов и т. д.), «сторожей» (поочередная охрана имений). Кроме того, крестьяне должны были наряжать подводы для различных перевозок, а женщины пряли для владельца имения шерсть или лен. Продуктовую «дань» крестьяне платили зерном, льном, коноплей, птицей и пр.4.
Помимо денежной и продуктовой ренты, барщины и всевозможных   повинностей,  над литовским   крестьянином   тяготели   феодальные «монополии»: монополии на продажу спиртных   напитков, помол   зерна, продажу многих сельскохозяйственных продуктов и т. д.
Все крестьяне платили государственную подать — подымное, а крестьяне церковные и государственные платили еще гиберну — налог на содержание войска.
Все крестьяне давали церкви десятину. Литовские дворяне высоко ценили помощь церкви в деле удержания крестьян в повиновении. Депутат сейма от Тракайского повета И. Савицкий утверждал, что «ни множество писаных законов, ни множество бдительных чиновников пе в состоянии сделать то, что может сделать умный ксендз в то время, когда крестьянин, стоя на коленях в храме, готов дать отчет богу за свои поступки». Церковь верно служила королю и феодалам.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ