февраля 13, 2009

Заседания сеймов превращались в сражения борющихся за власть магнатских родов (Сапег, Радзивиллов, Огинских и др.)- Бездеятельность сейма делала невозможным проведение в стране каких-либо реформ.
Экономическое восстановление шло за счет усиления эксплуатации крестьян, что приводило к ухудшению положения последних. Литовские крестьяне оказывали непрерывное сопротивление росту феодально-крепостнической эксплуатации. Эти выступления крестьян выливались в различные формы.
Крестьяне государственных имений жаловались на свою администра-цию королю, а со старостами часто судились в референдарском суде. Результаты этих жалоб для крестьян редко были положительными.
Многие крестьяне оставляли свои наделы и усадьбы и уходили в другие места. Стремление крестьян к перемене своей оседлости диктовалось тем, что на новом месте они садились «на слободах» (льготах), иногда сравнительно больших и длительных. В начале XVIII в. переходы крестьян приняли широкий характер. Поэтому крепостники усилили борьбу с беглыми и их укрывателями. В 1712 и 1717 гг. для всего Литовского великого княжества были изданы новые законы о беглых: на землевладельцев, отказавшихся выдать беглого, налагался штраф в размере 100 коп грошей литовских (т. е. 6000 литовских грошей.— Ред.) за каждого беглого1. В 1718 г. трибунал Литовского великого княжества издал специальный декрет против бежавших крестьян. В нем было написано: «Своевольное хлопство делает себя свободным, не выполняет своим панам положенных податей и повинностей, а, опустошив свои дома, переходит с места на место по разным городкам, стремясь главным образом в княжество Жомоит-ское». Трибунал предлагал таких беглых крестьян навсегда задержать на том месте, где они будут обнаружены после издания этого декрета: впредь никто не должен принимать «похожих» (имеющих право свободного перехода) людей без отпускного свидетельства феодалов, у которых они жили2. С течением времени крестьянское передвижение постепенно уменьшилось.
Крестьяне, борясь против феодального гнета, убивали некоторых администраторов имений и их владельцев, уничтожали господские леса, хлеба и т. д. Иногда крестьяне восставали против своих феодалов. Такое вос-тание вспыхнуло в 1701 г. в Шауляйской  экономии.    Вызвано оно было резким увеличением повинностей и разных сборов, а также злоупотреблениями администрации. Выведенное из терпения население городов и сел этой экономии еще в 1688 г. отказалось повиноваться. С 1688 по 1694 г. оно не платило причитавшихся с него податей. Для экзекуции были введены войска, простоявшие здесь два года. 1696—1698 гг. были неурожайными, крестьяне голодали, продавали скот, разбегались — экономия пустела. Между тем король Август II предложил администрации Шауляйской экономии набрать для службы в артиллерии людей и, экипировав их, отправить под Ригу. Нужно заметить, что рекрутские паборы крепостных в Речи Посполитой не практиковались. В 1701 г. по дороге (под Янишками) набранные крестьяне восстали и отказались следовать по назначению.
В 1707 г. в Жемайтии, в местечке Мешкуйчяй, стихийно вспыхнуло большое крестьянское волнение. В нем приняло участие более тысячи крестьян. Поводом было стеснение окрестных крестьян в торговле. В местечке Мешкуйчяй, куда ездили крестьяне по воскресеньям, им запретили торговать и отправили в соседнее местечко за 25 км. Это создавало крестьянам много неудобств. 23 октября шляхтичи, управляющие имением Мешкуйчяй, вместе со своими слугами в виде репрессии стали отпимать у едущих на базар в Мешкуйчяй крестьяп их товары. Выведенные из терпения крестьяне убили шляхтичей, избили слуг и уничтожили их имущество. Крестьян постигла жестокая расправа: одни были повешены, другие засечены, а многим отрублено по одной руке 1.
В 1711 г. восстали крестьяне Скуодаса. Причины этого восстапия мало известны. Оно было жестоко подавлено, войска разграбили и сожгли местечко и деревню Скуодас2.
В Литве, как и в других местах, крестьянские восстания были стихийны и локальны. Господствующий класс их легко подавлял, и все же они способствовали расшатыванию феодального строя и сдерживали наступление крепостников.
Боролись за свои права и горожане, городские общины. Они подавали королю жалобы на его администрацию, но это не помогало горожанам.
Городские массы выступали против управителей и городской администрации, против правящей городом патрицианской верхушки. Так, отказали магистрату в повиновении ремесленники города Вильнюса в 1712 г. Они избрали свой орган управления — двух директоров. В 1720 г. мещане того же Вильнюса на требование магистрата уплатить новые налоги ответили отказом, а на угрозу применить силу — восстанием. Под руководством сапожника Юлия Белявы и золотых дел мастера Габриэля Крыжа-новского они разогнали магистрат и создали новое городское управление. На помощь патрициату пришли войска воеводы. Восстание было подавлено, но в 1721 г. были утверждены новые правила о взаимоотношениях    между    цехами    и    магистратом    города,    более    выгодные    для ремесленников, чехМ раньше . Однако и они не устранили растущих противоречий между городской верхушкой и массой городских низов.
Культурная жизнь в Литве в первой половине XVIII в. характеризуется также чертами упадка.
Упадку культуры много содействовало засилье иезуитов, разжигавших религиозный фанатизм и нетерпимость, насаждавших суеверия и невежество. Школы культивировали наиболее отрицательные черты шляхетского режима. В них воспитывались презрение к труду, продажность, преклонс ние перед магнатами.
Образование и воспитание подрастающего поколения сосредоточивались в руках духовенства, главным образом иезуитов. Начальных школ было очень мало, находились они при церквах. В них учили чтению, главным образом — молитвам и катехизису. В Литве было несколько средних школ, в них изучали латынь и польский язык, красноречие, философию. В Виленской академии преподавали философию по Аристотелю (этика, логика, физика) и богословие по Фоме Аквинату, а также гражданское и каноническое право. Обучалось в академии небольшое количество студентов и выпускалось ежегодно лишь несколько человек.
Науки математические и естественные не только не преподавались, но даже преследовались. Учение Коперника преследовалось как еретическое. Когда в календаре за 1749 г. был помещен отрывок из учения Коперника о вращении земли вокруг солнца, иезуиты выступили с резким протестом.
Для подготовки духовенства были устроены семинарии; офицеров готовил кадетский корпус.
Богатые феодалы своих детей в школы не пускали, их обучали дома учителя. Дети крестьян попадали изредка лишь в низшие школы.
Издание книг в это время резко сократилось, типографии были разрушены или закрылись. Художественная литература в первой половине XVIII в. издавалась лишь на польском языке и была представлена преимущественно панегириками.
Литовский язык не был языком ни государственным, ни школьным, ни литературным. Лишь духовенство, стремясь покрепче держать в своих руках литовского крестьянина и мещанина, практиковало молитвы, проповеди и песнопения на литовском языке.
Первая половина XVIII в. является временем дальнейшего упадка литовской литературы. Даже повторные издания выходили с большими искажениями.
В 1745 г. Филипп Руйгис напечатал по-немецки «Рассуждение о литовском языке», в котором защищал литовский язык от уничтожения его помещиками-колонизаторами. В 1747 г. Филипп Руйгис издал словарь литовского языка, а его сын Павел — литовскую грамматику.
В дошедшем до нас устном творчестве литовского народа ярко выражен протест против грабежей и своеволия шляхты и духовенства. Народвые песни, сказки, поговорки являлись оружием классовой борьбы. В народных сказках шляхетские имения проваливаются сквозь землю, шляхтичи изображаются дураками и невеждами, хищными волками, на господах и ксендзах черти катаются верхом (сатирические сказки о животных— вороньи сеймики, шляхетские документы волка и т. д.).
Глубоко народными мотивами проникнуты орнамент, росписи, тканьё и вышивки, также широко распрострапенпая резьба по дереву и скульптура. И не случайно в деревянной резьбе широкое распространение получила сцена «последнего суда» с изображением того, как черти тащат в ад помещиков, ксендзов, а в рай идут крестьяне.
Порабощение и угнетение литовского народа тормозили развитие его культуры. Но, несмотря на это, народ сохранял и развивал ее.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ