февраля 13, 2009

В 1717 г. азербайджанские кочевые племена Муганской степи перестали признавать власть шаха и не приняли присланного им правителя (хана), заменив последнего выбранным из своей среды (старшиной). Размеры восстания заставили шаха сосредоточить против восставших войска, в результате чего была взята Шемаха; Сурхай-хан и Хаджи Давуд продолжали вести войну в горах и угрожали Шемахе до 1719 г., когда потерпели поражение; Хаджи Давуд был взят в плен и подвергся заключению в Дербенте 3.
Сила движения была ослаблена тем, что вожди его — Сурхай-хан, Хаджи Давуд и их приверженцы,— преследуя цели, чуждые интересам народных масс (захват богатых земель и основание новых ханств), не хотели превращения движения в общенародное и тем лишили себя поддержки со стороны народа. К тому же суннитский фанатизм вождей движения оттолкнул азербайджанцев, которые в большинстве (кроме районов Шеки, Шемахи и Кубы), при всей ненависти к шахскому гнету, оставались шиитами. К тому же Сурхай-хан и Хаджи Давуд нередко опустошали занятые ими местности, а шиитов захватывали в рабство, так же как и немусульман, продавая тех и других дагестанским работорговцам; последние перепродавали этих невольников на шемахинском базаре, на глазах у бессильных шахских властей 4.
Беспомощность шахского правительства была так велика, что оно, когда внутри Персии началось восстание афганцев, освободило из заключения Хаджи Давуда и роздало крупные субсидии дагестанским ханам, пытаясь теперь опереться на них в борьбе с афганцами, угрожавшими центральным областям Персии. Пользуясь этим обстоятельством, Хаджи Давуд, Сурхай-хан и другие   дагестанские  ханы  снова  объявили  войну шаху и шиизму. Они взяли г. Шабиран, овладели Шемахой, произведя там массовую резню шиитской знати и купечества, совершили поход в Южный Азербайджан и взяли г. Ардебиль. К 1722 г. Ширван был за пят почти целиком; персидские гарнизоны держались только в Дербенте и Баку. Ослабевшее правительство шаха не имело сил подавить восстание. Султанская Турция, заинтересованная в ослаблении Персии, всемерно поддерживала дагестанских ханов и Хаджи Давуда. Потерпев ряд крупных неудач в борьбе с Австрией и другими европейскими государствами, султанская Турция решила поправить свое тяжелое внешнее и внутреннее положение новой военной агрессией на Восток, в первую очередь в страны Закавказья.
В 1723 г. турецкие войска двинулись в Армению и Грузию, а затем в пределы Азербайджана.
Таково было положение в Персии и в Азербайджане, когда последовало вмешательство русского правительства в дела Кавказа. Это вмешательство в первую очередь было вызвано опасением турецкой военной экспансии в страны Закавказья и захвата Турцией каспийских портов, что нанесло бы большой ущерб дальнейшему развитию торговых связей Азербайджана и России. Эти связи очень вырослп и укрепились в течение XVII в.
К началу XVIII в. из Азербайджана и транзитом через Азербайджан вывозили в Россию шелковые, шерстяные и хлопчатобумажные ткани, ковры, шали, овчины, фаянсовую посуду, шелк-сырец, хлопок, сафьян, табак, рис, сушеные фрукты, кофе. Из России ввозили в Азербайджан: сукна голландские, английские, русские, полотна крашеные, штофы, кружева, иглы, писчую бумагу, стекло, кожи сырые и отделанные, меха и даже запрещенные к вывозу из России товары — сталь, уклад, медь, олово, свинец.
В обстановке недовольства шахским правительством и упрочившихся за XVII в. экономических связей с Русским государством среди населения стран Закавказья, особенно Грузии и Армении, а также и Азербайджана, возникло стремление опереться на Российское государство, в противовес агрессивным Персии и Турции. От господства последних страны Закавказья не могли ожидать ничего, кроме зверских поборов, произвола и гнета жестоких и в то же время слабых правителей, бесконечной взаимной борьбы, смут и феодальных междоусобиц. Уже в конце XVII в. пять армянских меликов (мелких князей) Нагорного Карабаха и армянские купцы совместно с горожанами и духовными лицами Азербайджана созвали ряд тайных совещаний в Гандзасарском монастыре для обсуждения вопроса об обращении за покровительством к Петру I. В 1701 г. карабахские мелики отправили в Россию делегацию (епископ Минас и др.) с просьбой послать войско в Закавказье. Присоединение каспийских областей к России должно было обеспечить рост русской торговли и транзит по Волго-каспийскому пути, но в связи с русско-шведской войной 1700—1721 гг. русское правительство должно было отложить конкретные планы относительно Кавказа.
Чем более слабела власть шахской Персии в странах Восточного Закавказья, тем реальнее становилась угроза захвата этих стран султанской Турцией. Это обстоятельство побуждало русское правительство ускорить вмешательство в дела Кавказа в целях овладения побережьем Каспийского моря. В качестве предлога для движения русских войск на Кавказ правительство Петра I использовало гибель русских купцов, убитых в Шемахе, а также защиту христианских народов Закавказья —- грузин и армян,— но самое выступление России могло начаться только в 1722 г., после окончания войны со Швецией. В это время Грузия и Армения были охвачены восстанием против шахского правительства. Восставшие рассчитывали на вооруженную помощь России. Ориентация на Россию росла также и в мусульманском Азербайджане. Азербайджанские горожане Ганджи заключили формальный союз с восставшими армянами и грузинами. Действенную поддержку русскому наступлению оказали царь Карт-лии Вахтанг VI, армянское купечество, армянские мелики Нагорного Карабаха. Армяне Карабаха, Зангезура и Нахичеванского края, надеясь на помощь со стороны России, восстали под предводительством Давид-бека в 1722 г. и боролись сперва против шахской Персии, потом (с 1724 г.) против турецких оккупантов до 1730 г., когда это восстание было с трудом подавлено турецкими войсками .
Некоторые мусульманские феодалы прикаспийского побережья тем охотнее перешли на сторону России, что ни они сами, ни шахское правительство не могли подавить восстание Хаджи Давуда, и ожидали, что их расшатанная власть над местным населением будет поддержана Россией.
Русские войска двинулись в прикаспийские области в тот момент, когда внутри Персии происходила война шахского правительства с восставшими курдами и афганцами. Предводитель восставших афганцев Махмуд, воспользовавшись разрухой внутри Персидского государства, осенью 1722 г. взял после семимесячной осады столицу Персии г. Исфахан, сверг с престола и сделал своим пленником шаха Хусейна Сефевида и сам сел на шахский престол. Поэтому Петр I счел нужным заявить, что Россия, оккупируя прикаспийские области, не ведет войны с Персией, а хочет только «наказать мятежников» (Хаджи Давуда и Сурхай-хана казикумух-ского) и поддержать «законного» претендента на шахский престол Тахмаспа II, сына низложенного и плененного афганцами шаха Хусейна. Осенью 1722 г. русские войска заняли г. Дербент, его правители перешли на сторону России, так же как и начальник гарнизона Баку (летом 1723 г.) 2. Горожане Дербента и Баку охотно перешли на сторону России.

Рубрика: Народы Кавказа | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ