февраля 13, 2009

В числе важнейших повинностей, которые несли крестьяне в пользу феодалов и государства, была барщинная работа, называемая у армян «кор» или «кор-бегар» или просто «бегар». Барщинную работу — «бе-гар» — крестьяне должны были выполнять не только в хозяйстве своих феодалов; они работали на постройке сооружений, организуемых ханами или государственными чиновниками по приказу шаха или хана.
Кроме указанных основных податей и повинностей, существовали также местные подати и налоги, которые были установлены местными ханами, чиновниками и сборщиками податей в свою пользу. Если ко всему этому прибавить произвол ханов и их чиновников, «пешкеши» (подарки, «добровольные» приношения в пользу феодала), то легко представить себе разоренное и угнетенное положение крестьянства в это время. В источниках имеются краткие, но выразительные характеристики ханов и чиновников, грабивших народ.
Хозяйственный упадок Армении, тяжелые налоги и подати вели к разорению и обнищанию крестьянства. Крестьяне, попавшие в долговую кабалу, вынуждены были продавать свои земли и имущество.
Земельные участки разоренных крестьян, а иногда целых общин переходили в руки богатых семейств и феодалов.
В 1713 г. крестьяне селения Алибеклу были вынуждены заложить Эчмиадзинскому монастырю за 14 туманов часть своих земель, называемых «имамарх» !. В дальнейшем эти крестьяне несколько раз пытались вернуть обратно свои земли, но так как у них не было денег на уплату долга, они вынуждены были в 1736 г. окончательно отказаться от своих земель, перешедших в собственность Эчмиадзина. Таким же путем попали в руки монастыря крестьянские виноградники деревни Ошакан. В начале XVIII в. крестьяне данной деревни заложили за 180 туманов 5 мельниц и 20 виноградников сроком на семь месяцев двум шахским чиновникам и за 150 туманов ходже Мовсесу 8 виноградников и 12 мельниц. Однако они не смогли погасить свои долги в установленные сроки, в результате чего виноградники и мельницы были присвоены заимодавцами. В 20-х годах XVIII в. эти же лица (шахские чиновники и ходжа Мовсес) продали Эчмиадзину все виноградники и мельницы, приобретенные ими у ошаканских крестьян 2. Эчмиадзин, в свою очередь, стал перепродавать эти виноградники как свою собственность. В результате упадка и разорения крестьянского хозяйства феодалам удавалось присвоить не только земельные участки свободных крестьян, но и оросительные каналы, канавы и т. д. В создавшихся условиях обострялись противоречия и усиливалась классовая борьба между эксплуатируемыми и эксплуататорахми.
Эта борьба в Армении в рассматриваемое время происходила вокруг вопроса о земле и воде. В Восточной Армении, в частности в Араратской (Ереванской) области, орошение земель было важнейшим жизненным вопросом. Здесь невозможно было увеличивать земельные владения и развивать хозяйство без воды. Феодал, для того чтобы обеспечить свои земли водой, разорял крестьян, лишая их возможности пользоваться водою.На почве борьбы за воду постоянно возникали крестьянские волнения, происходили непрерывные столкновения между феодалами и крестьянами.
Так, по свидетельству Симеона Ереванци, крестьяне села Култапа и других деревень постоянно находились в состоянии спора и вражды с Эчмиадзинским монастырем «из-за воды». В борьбе против крестьян армянские и персидские феодалы выступали совместно. С помощью персидских властей присвоив воду реки Касах, Эчмиадзин тем самым лишил крестьян многих деревень возможности орошать свои земельные участки. На этой почве в 1709, 1725, 1734 гг. происходили волнения крестьян против Эчмиадзина. Борьба между крестьянами и феодалами за воду продолжалась и в дальнейшем.
Выступления народных масс против армянских, персидских и турецких феодалов в конне XVII—начале XVIII вв. носили локальный характер. В 20-х годах XVIII в., в период распада персидского феодального государства, вооруженная борьба народных масс вылилась в освободительное движение армянского народа, направленное против персидского и турецкого владычеств. В этой борьбе участвовало также городское население.
Хозяйственный упадок в Армении, начавшийся в конце XVII в. и продолжавшийся в первой половине XVIII в., отразился также на купечестве, которое постоянно испытывало притеснения со стороны персидских и турецких властей. Персидские и турецкие феодалы, их вооруженные отряды разоряли армянских купцов, зачастую грабили их торговые караваны, о чем имеются многочисленные свидетельства в источниках и сообщениях современников. Торговля и промышленность Армении развивались слабо.
При персидско-турецком владычестве в Армении проводилось преследование армянского языка, армянской культуры, быта, нравов и обычаев. Чтобы принудить армян отказаться от своего языка, культуры и принять мусульманство, шахское правительство объявило так называемый «закон имам Джафара», по которому христианин, принявший мусульманство, становился наследником своих родственников — христиан. Иногда же наследниками признавались и чужие, принявшие мусульманство !. Приблизительно такой же «закон» был распространен одним из местных мулл в 1705 г. в областях Багеш и Ван 2.
Жестокое угнетение и преследования армянского населения со стороны персидских феодалов и чиновников дошли до юрайних пределов при шахе Хусейне.   Видный деятель освободительного движения армянского народа Исраел Ори в своей записке в 1706 г. сообщал, что христианское население Армении «от губернаторов земли его (т. е. шаха.— Ред.) п начальников бесчеловечно утеснены и мучены бывают» 1.
Россия представлялась убежищем для угнетенного армянского народа. «И понеже христиане сей земли,— писал тот же Исраел Ори,— которые держатся под жестоким порабощением и ежедневно принуждены бывают в турскую обратитися веру, толь убегают, коль можно,— из предела Килань Назандара вышло двадесять дворов с фамилиего, шед в прибежище государств христианских» 2. Эксплуатация и угнетение привели армян, как и другие народы Закавказья, к вооруженной борьбе против персидского и турецкого владычества в 20-х годах XVIII в.

Рубрика: Народы Кавказа | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ