февраля 13, 2009

В 1735 г. у Багавана войска Надира наголову разбили турецкие войска и взяли Ереван, Ганджу, Тбилиси и Лори.
Теймураз с кахами и картлийские тавады продолжали энергично бороться против турецких захватчиков. Но Надир не доверял грузинским феодалам. Вскоре после победы под Багаваном Надир призвал к себе в лаге(рь у Еревана Теймураза с кахами и картлийских тавадов и за исключением лишь немногих арестовал их. Картлию и Кахетию Надир отдал в управление Александру, племяннику Теймураза.
В октябре 1735 г. Надир направился в Тбилиси. За ним вели грузинских узников, которым, однако, удалось бежать. Теймураз с кахами бежал в Пшави, а из картлийских тавадов одни бежали в Имеретию, другие в Россию, третьи укрепились в неприступных крепостях.
6 октября Надир вступил в Тбилиси. Тотчас же по прибытии он организовал карательные экспедиции. Войска Надира опустошили страну; из Картлии и Кахетии увели тысячи пленных.
Затем Надир отправился в Мугань, куда созвал представителей со всей Персии и 26 февраля 1736 г. принял титул персидского шаха. Из Картлии в Мугань явились и некоторые картлийские феодалы с царем Александром, которого Надир туда же отправил в качестве «валия» (наместника); вместе с тем Надир отправил в Грузию военачальника Сефи-хана продолжать борьбу с непокорными грузинами . Тем временем между Персией и Портою начались переговоры о мире. По условиям заключенного в 1736 г. Эрзерумского мира Порта признала Надира персидским шахом и в числе других провинций отказалась в пользу Персии от Восточного Закавказья, в частности, от Картлии it Кахетии.
Между тем восстание в Картлии продолжалось. Картлийские повстанцы, отправляя одного за другим послов в Петербург, настоятельно просили возвратить в Грузию сына Вахтанга, царевича Бакара. Повстанцы настаивали на восстановлении условий, какие ранее существовали в отношениях между Персией и подчиненными ей грузинскими провинциями. Надир, напротив, требовал полного подчинения Грузии. Попытка вести переговоры с Надиром кончилась арестом вождей восстания (Теймураза, Гиви Амилахори др.)-
Избежавшие ареста предводители Шанше и Вахушти Абашидзе возглавили восстание против персидских угнетателей. В августе 1737 г. большому карательному отряду персидского правительства удалось вытеснить Вахушти Абашидзе и Шанше из их крепостей. Брат Шанше Иесе бежал в Кахетию, а Шанше — в Имеретию. Шанше отправился в Петербург в качестве посла от картлийских тавадов с просьбой о возвращении царевича Бакара и о помощи. С ним был отправлен митрополит Тимофей, посол имеретинского царя Александра, с ходатайством о принятии Западной Грузии под «протекцию» России. Но Россия, продолжавшая войну с Турцией, не могла выступить против Персии в защиту Грузии. Продолжалась и внутренняя борьба между грузинскими феодалами. Крестьяне, доведенные до отчаяния невыносимыми поборами, часто восставали против феодалов, которые расправлялись с ними, используя для этой цели междоусобные раснри. Так, при помощи дагестанских лаков кснис-эристави Шанше не преминул расправиться со своими соседями. В 1739 г. Шанше полностью истребил враждующий с ним дом Бардзима арагвис-эристави. То же угрожало его другим ближайшим соседям — Амилахвари, Мухранбатони. Борьба Шанше с Персией быстро превратилась в новую межфеодальную войну грузинских тавадов, в которой одни находили «помощь» у лаков, другие у персидских феодалов. Вся Картлия превратилась в поле войн враждующих друг с другом феодалов.
Между тем Надир-шах в 1741 г., после успешного похода в Индию и завоевания Бухары и Хивы, прибыл в Закавказье.
В том же году по приказу Надир-шаха была произведена новая перепись населения Грузии. «Налогами обложили всех и все: подростков, ранее не подлежавших обложению, животных, сады, огороды, мельницы, всякие обработанные или покинутые и лежавшие впусте земли. Обложение было настолько тяжелое, что нести такое бремя никто не был в состоянии... Вследствие этой переписи многие бежали (из Картлии), селения еще более опустошились; многие собственными руками вырубали и уничтожали свои же сады и виноградники. Тех, кто остался (не бежал), удерживала надежда, что законный патрон...» 1 На этом в источнике обрывается фраза, но мысль автора понятна: одни бежали, а оставшиеся жили лишь в надежде на политическую перемену в недалеком будущем.
Вскоре Надир-шах убедился, что держать Картлию в покорности можно лишь при помощи феодалов. В этих целях он возобновил всем феодалам жалованье. В то же время он ввел новые условия эксплуатации и управления Грузией. Он требовал от Картлии и Кахетии поставки войска — «но-кары», с содержанием его на счет грузинского населения. Надир лишил Грузию старых привилегий и сравнял ее с коренными персидскими провинциями, тем самым лишив грузинских феодалов их преимуществ. Имения церковных и светских феодалов без изъятия были обложены налогами, все обязаны были платить «дань». Грузинские тавады стали перед опасностью утраты своих сеньориальных прав.
Для населения Грузии создалось такое же невыносимое положение, как и при «осмалоба» (господстве турок). В ответ началось восстание.
По приказанию Надир-шаха, Имам-кули-хан повел войну против карт-лийских повстанцев. Упорные бои не дали решительных результатов, и Имам-кули-хан с большим уроном вернулся в Тбилиси. Едва только персидские власти начали требовать с населения малуджат (сбор с земледелия) , люди начинали переходить в ряды восставших. Положение повстанцев делалось все прочнее.
Раздраженный неудачами, Надир-шах призвал к себе в лагерь картлий-ских тавадов и грозил «в Картлии даже землю уничтожить». Стремясь сломить восстание в Картлии, Надир-шах снова попытался использовать феодалов Кахетии и Картлии, которым он определил жалованье и давал подарки. Шах вместе с большой суммой денег и другими знаками милости прислал Теймуразу грамоту, по которой поручал ему управление Карт-лиею, а его сыну Ираклию — Кахетиею.
Эти меры Надира дали известные результаты. Среди грузинских феодалов заметно усилились тенденции сближения с Персией. Чиновникам шаха и их агентам удалось борьбу против захватчиков в Грузии превратить в междоусобную войну, которая подрывала силы и возможности сопротивления поработителям: Амилахори опустошил Самачабло, кахетинский царь ворвался в Земо-Картлию и т. д.
Сам Надир в эти годы вел борьбу в Дагестане, после ряда неудач он должен был отступить. Это послужило сигналом к восстаниям в Ширваие, Фарсе, Астрабаде, Курдистане. В то же время началась война с Турцией, решившей воспользоваться пошатнувшимся положением Надира. В последний год своего царствования Надир-шах, нуждаясь в больших средствах для ведения войны, в возмещение недоимок за целый ряд лет потребовал единовременного взноса с Картлии и Кахетии двухсот тысяч туманов; кроме того, с царей лично — пятнадцать тысяч туманов с Теймураза и десять тысяч с Ираклия. Подобное увеличение налогов было проведено во всем персидском государстве и вызвало ряд новых ъосста-ний, окончившихся гибелью Надира (1747). Жители Картлии и Кахетии удалились в горы, цари перенесли свою ставку в Ананури (в Арагвском ущелье), куда по их приказу явились и преданные им феодалы. Арагвское ущелье было назначено местом сбора войск. Примеру Грузии последовали Шеки и Ширван. Восстали Ереван, Ганджа и Южный Азербайджан; то же происходило в других провинциях.
Таким образом, в течение полувека грузинский народ вел борьбу за свое освобождение. Крестьяне и ремесленники с оружием в руках боролись против персидских и турецких захватчиков. Грузинские феодалы лишь иногда выступали с крестьянами и тотчас предавали их, как только получали от захватчиков право на дальнейшую эксплуатацию крепостных. Широкие народные массы не могли своими силами освободиться от турецко-персидского гнета и стремились к объединению с русским народом.
Грузинская культура в рассматриваемое время сделала новый шаг в своем развитии. Основными чертами в науке, искусстве и литературе были, с одной стороны, сохранение самобытности и, с другой, приобщение к культуре русского народа.
Дидактик и лексиколог Сулхан-Саба Орбелиани (1658—1725) в своем сборнике басен, известном под названием «О мудрости вымысла» !, выступает в духе идеологии «просвещенного» абсолютизма. Большое значение имеет также другой его труд «Путешествие по Европе», это — крупный вклад в дело демократизации грузинского литературного языка.
Одновременно с Орбелиани со второй половины XVII в. выступил Арчил (1647 — 1713), писавший главным образом в России. В произведениях Арчила нашли отражение надежды на освобождение Грузии при помощи России.
Крупную роль в развитии грузинской науки сыграл сам царь Вахтанг. Он обогатил грузинскую литературу целым рядом переводов с персидского языка. Велика его заслуга в истории развития в Грузии печатного дела. В частности, им была отредактирована и снабжена комментариями грузинская поэма Шота Руставели («Витязь в тигровой шкуре», «Вепхис-ткаосани», XII в.), напечатанная в Тбилиси (1712).
Вахтанг оставил после себя переводы с персидских подлинников астрономического трактата (XV в.) «Зидж» Улугбека, внука Тимура, переводы курса космографии (Тбилиси, 1721), курса астрологии.
Он был организатором «Комиссии ученых мужей», собиравшей источники по истории Грузии (летописные сборники, хроники, дипломатические акты).
Большое значение имели труды историка и географа Вахушти Багра-тиони (род. около 1676 г., ум. около 1770 г.), сыпа Вахтанга VI. Его перу принадлежат труды по истории и географии Грузии.
Современник Вахушти историк Сехниа Чхеидзе был автором небольшой хроники. Занимая придворные должности и исполняя ту или иную дипломатическую миссию, в частности, в Персии, Чхеидзе имел возможность фиксировать в хронике факты из военной, придворной, международной жизни, например, из военной истории Персии (война против белуджей, афганцев).
Самым крупным представителем грузинской литературы XVIII в. был знаменитый поэт Грузии Давид Гурамишвили, автор поэмы, известной под названием «Беды Грузии». Эта поэма проникнута симпатией к народу и глубокой ненавистью к угнетателям грузинского народа. Поэма в целом характеризуется виртуозностью стиха и многообразием разработанных в ней тематических вопросов и поэтических форм, часто поддерживающих гуманистические мотивы творчества Шота Руставели.
Дальнейшее сближение с Россией открывало новые перспективы и перед тогдашней грузинской школой, усваивавшей передовые учебно-воспитательные идеи. Обращает на себя внимание стремление Вахушти использовать опыт русской педагогики и дать грузинским детям в грузинском переводе учебник географии, которым в России пользовались «юноши в гимназии обучающиеся». Для печатания книг в Тбилиси была организована в 1709 г. типография мастерами печатного дела, в том числе Михаилом Степанешвили .
Грузинская литература и наука первой половины XVIII в. были дворянскими и отражали интересы феодального класса.
Творчество народных масс проявилось главным образом в прикладном искусстве и фольклоре.
Мастера гончарного и оружейного дела бережно сохраняли народные мотивы в орнаментировке оружия и посуды. До нашего времени дошло немало предметов быта, в которых проявляется высокая народная грузинская культура.
Народ свои чаяния и интересы выражал в песнях, сказках и пословицах.
В фольклоре отражалась борьба народа Грузии за свою свободу и независимость и ненависть к феодалам.

Рубрика: Народы Кавказа | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ