февраля 13, 2009

Феодальная земельная собственность в Дагестане была более оформленной, чем у адыгейских племен. Ханы являлись верховными собственниками того или иного владения. Власть их в первой половине XVIII в. еще не была наследственной от отца к сыну: в уцмийстве, нусальстве, шамхаль-стве она должна была передаваться по избранию одному из старших в роде. Этот порядок не был прочным и вел к ряду столкновений, особенно между дядьями и племянниками. В отдельных небольших ханствах сохранялся порядок владения княжеской семьей, без раздела, с верховенством старшего. Такими были, например, в первой половине XVIII в. Султан Магмут Алибеков в Аксайском владении или Алиш Хамзин в Костеков-ском 1.
Вместе с тем существовала и частная земельная собственность ханов, а также стоявших ниже их по феодальной лестнице беков. В связи с большим значением скотоводства в хозяйстве Дагестана одной из основ эксплуатации была собственность феодалов на пастбища >в горах и на кутаны — зимние пастбища на равнине,—которые в XVIII в. передавались по наследству, дарились и продавались. Были в частной собственности и деревни с крепостными крестьянами. Так, у шамхала были «славные деревни» на Сулаке — в районе поливного земледелия, с которых поступали шамхалам «великие доходы». Как вассалы персидского шаха, дагестанские феодалы, шамхал и уцмий, получали не только ежегодное денежное жалованье, но и право собирать доходы с ряда деревень в Азербайджане 2.
К феодальному классу принадлежало в Дагестане мусульманское духовенство — муфтии, шейхи, муллы. Существовал институт вакуфов: в пользу состоявшего при мечетях духовенства жаловалось или дарилось движимое и недвижимое имущество или право сбора доходов.
Зависимыми от феодалов были крестьяне-общинники (уздени, «черные люди»), чагары и райяты (т. е. крепостные крестьяне) и кулы — рабы, большею частью пленники. Крестьяне обязаны были давать феодалам натуральные подати (например, в Аварии быков, ослов, в Кази-Кумухе десятую долю урожая и часть военной добычи) и выставлять ополчение; феодалы получали также часть судебных штрафов. Слова шамха-ла, сказанные в 1718 г.,— «сильно у пас люди вольны, сегодня меня слушают, а завтра к другому владельцу уйдут», или уцмия, жаловавшегося на то, что каракайтаков — крестьяп-общинников Верхнего нагорного Кай-тага «никто унять не может»,— отражают классовую борьбу объединенного в общины узденства против местных феодалов 1.
Однако в это время узденство Дагестана уже не было однородным. Выделялись сала-уздени или уллу-уздени, т. е. большие уздени, владевшие деревнями. Впутри общины существовало имущественное неравенство. Участки пахотной земли — мюльки — находились в частном владении, покупались и продавались.
В более тяжелом положении, чем уздени, были крепостные крестьяне — чагары и райяты, обязанные барщиной и платившие всевозможные натуральные подати. Совершенно бесправным было положение рабов. Феодальные набеги, захватническую идеологию которых отражали песни о набегах, были одним из способов обогащения. Особенно часты были набеги через перевалы в Кахетию, где захватывали скот и пленпиков, которых продавали в Персию и через Крым в Турцию. В Тарки и Эндери приезжали за невольниками крымские и кубанские татары 2.
Одной из форм классовой борьбы чагаров и рабов было бегство в русские поселения — из Эндери бежали в Терский город, затем в Кизляр, к гребенским казакам. Вопрос о беглых был одной из обычных тем переписки дагестанских ханов с русскими пограничными властями, которые решали его так или иначе, в зависимости от необходимости «приласкать» того или иного владельца или, наоборот, наказать его.
Административное устройство ханств Дагестана было несколько более развитым, чем у адыгейцев. У ханов были визири, иногда по нескольку одновременно, назири, т. е. казначеи, абызы — писцы. В шамхальстве им давалось «жалование» из доходов шамхала. На решепие дел оказывали влияние представители высшего мусульманского духовенства. В Тарках у шамхалов был дворец «из многих комнат и из пространной залы во вкусе персидском», где принимали посланцев. Кроме ополчения, которое собиралось в случае военных походов, ханы имели постоянные дружины из нукеров. В то же время надо подчеркнуть примитивность государствен ного устройства, отражение в нем патриархальных пережитков. Для сбора податей нередко отправлялись члены ханской семьи. Видное участие в управлении принимали аталыки — дядьки и емчеки — молочные братья. На местах, в узденских селениях, значительное влияние имели «старейшины» и народные собрания, в которых участвовали представители семей.

Рубрика: Народы Кавказа | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ