августа 13, 2009

Продвижение султанской Турции к прикаспийским областям было одной из главных причин Персидского похода 1722—1723 гг. Еще до похода, путем переговоров и выдачи жалованья, удалось привлечь на сторону России ряд дагестанских владельцев и в их числе тарковского игамхала Адиль-Гирея; другие заняли резко враждебную позицию. Л 1722 г. Дауд-бек мускурокий ездил в Константинополь, где был назначен ханом Ширвана и Шемахи, а в 1727 г. получил и турецкое звание двухбунчужного паши. Между Дауд-беком и кази-кумухским ханом Сурхаем, который также придерживался турецкой ориентации, шло соперничество из-за обладания богатой Шемахой. В 1728 г. Сурхай добился устранения Дауда и в свою очередь получил от султана Шемаху, богатое жалованье и звание трехбунчужыого паши. Между тем, по словам побывавшего в 1722 г. в Дагестане иностранного путешественника, сам народ «презирает и шахов, и султанов» 2.
В результате Петербургского договора 1723 г. и Константинопольского — 1724 г. Дагестан был присоединен к России. Русские гарнизоны находились в Дербенте и крепости Св. Креста. Местные владельцы сохранили право управления и сбора доходов в своих владениях при условии выдачи аманатов. Исключением было шамхальство, где достоинство шам-хала было упразднено, а шахмал Адиль-Гирей сослан в Колу Архангельской губ. за выступление против русских. Некоторым владельцам выдавалось жалованье, чтобы «приласкать» их.
В 1735 г. русские отряды ушли из Дагестана по договору, заключенному с шахом Надиром в Гандже. Персидский поход 1722—1723 гг. и временное присоединение Дагестана к России предотвратили захват прикаспийских районов султанской Турцией в период резкого ослабления шахской Персии.
1730-е годы и начало 1740-х годов были временем героической борьбы народов Дагестана против агрессивных действий шаха Надира. Целью его было завоевание всего Дагестана — не только проиорской его части, но и горной. Три военные кампании в Дагестане Надир проводил лично. В 1734—1735 гг. его войска доходили до шамхальства, разорили Кумух — главный населенный пункт Кази-Кумуха, заняли Маджалис и Кала-Ку-рейтн в уцмийстве, проникали в горные районы джарских лезгин. Походы, встречавшие упорное сопротивление, сопровождались уничтожением жителей, разорением аулов, наложением контрибуций. В 1735 г. Надир ушел из Дагестана, оставив правителем Азербайджана и Дагестана своего брата Ибрагим-хана, который в 1738 г. был убит в горах Дагестана во время карательной экспедиции против джарских лезгин. К 1741 — 1743 годам относится наиболее крупный поход Надира в Дагестан со 150-тысячньгм войском. Надир потерпел в Дагестане неудачу. Войска его сильно пострадали от эпидемий и голодовок во время зимовок и трудных походов в горах, где встречали ожесточенное сопротивление. Особенно тяжелым было поражение Надира в 1742 г. в районе аула Чох в Аварии. Одной пз причин, заставивших Надира уйти в 1743 г. из Дагестана, была позиции русского правительства, подтянувшего к Тереку войска и отказавшегося дать корабли для доставки в армию Надира провианта. Упрочение власти Надира в Дагестане в непосредственном соседстве с русскими пограничными городами ни в какой степени не отвечало планам усиления русского влияния на Кавказе. Поэтому доставка в Дербент из Гиляиа провианта на судах английской торговой компании вызвала позднее запрещение английской торговли с Ираном через Россию.
В последний раз Надир ходил походом в Дагестан в 1744 г., разоряя аулы и отнимая скот, чтобы лишить жителей средств существования.
Борьба против шаха Надира и хана Ибрагима нашла яркое отражение в дагестанском фольклоре. Исторические песни говорят об объединении в этой борьбе разноплеменного населения Дагестана, в народном «действе» высмеивается шах. Предание рассказывает о героизме неженатых богатырей «батирте», защищавших от войска Надира Кубани и погибших в битве 1.
, Взаимоотношения России с народами Северного Кавказа способствовали изучению последнего, что отвечало экономическим и политическим планам русского правительства. Так, в первой половине XVIII в. было составлено несколько русских ландкарт Северного Кавказа и Дагестана и карты Каспийского моря. Собирались сведения о рудных богатствах; полученное в 1740-х годах сообщение о серебряно-свинцовых рудах в Осетии повело уже в 1760-х годах к организации экспедиции Вонявина. Было известно о наличии нефтяных колодцев за Тереком. В Коллегии иностранных дел, а также офицером И. Гербером, участвовавшим в 1720-х годах в русско-турецком разграничении в Азербайджане и Дагестане, было составлено несколько описаний Северного Кавказа и Дагестана, которые давали не только политический и экономический обзор, но и очень цепные этнографические сведения. Было начато изучение флоры Дагестана и горячих источников за Тереком. В 1722 г. в Дербенте Петр I получил от дербентского наиба рукопись Дербент-намэ. Другой экземпляр, содержащий персидскую версию этого труда, был передан в 1724 г. Ф. И. Соймонову.
Взаимоотношения народов Северного Кавказа с Россией в первой половине XVIII в. были тесно связаны с общей международной обстановкой и с положением на Кавказе в целом.
В первой половине XVIII в. у народов Кавказа в основном господствовали феодально-крепостнические отношения. Феодальная эксплуатация трудящихся масс осложнялась национальным и духовным угнетением со стороны персидских и турецких захватчиков.
Многолетнее персидско-турецкое иго и грабительская политика феодалов грозили запустением края.
Народы Кавказа, ослабленные борьбой против иноземных захватчиков и собственных феодалов, неоднократно предававших народные массы ради своих классовых интересов, видели в русском народе силу, которая могла спасти их от порабощения.
Царская Россия поддерживала национально-освободительную борьбу народов Кавказа против турецких и персидских захватчиков и оказывала им помощь в пределах, определявшихся классовыми интересами абсолютистского государства и международной обстановкой.

Рубрика: Народы Кавказа | |

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ