февраля 13, 2009

Эти экспедиции имели свои результаты. С устройством крепостей — Омской при впадении Оми в Иртыш (1716), Железинской (1717), Семипалатинской (1718) и Усть-Каменогорской (1720) —пограничная Сибирская линия продвинулась на реку Иртыш, к северо-восточным районам Казахстана. Заселенная казаками и охраняемая отрядами регулярных войск, эта линия обеспечивала безопасность русских границ, а ее крепости должны были также иметь значение торгово-промышленных центров.
Переговоры о развитии торговых связей России с Казахстаном велись и в последующие годы. Посольство Б. Брянцева сообщило о намерения царского правительства разрешить беспошлинную торговлю казахов в русских городах. Со своей стороны, султан Абулхаир заявил Брянцеву, что он «по указу его царского величества и Хаип (Каип.— Ред.) хапа калмыков воевать готов и торги всякие с людьми его царского величества иметь будет». Кроме того, Абулхаир обещал доставить посланную с Б. Брянце-вым грамоту в Бухару и в Ташкент, «чтоб никто их владения с людьми его царского величества ссоры никакие не имели».
Наблюдения русских послов, побывавших в казахских аулах в конце XVJI и в начале XVIII в., свидетельствуют о том, что казахский народ хотел прежде всего жить в «вечном миру» с Россией. Вернувшись из казахских аулов в 1718 г., русский посол Б. Брянцев рассказывал: «Казачьего народа все люди говорят, что де с людми российского народа быть в миру всегда они желают» 4. ?Келаиие упрочить мирные связи с Россией выражало насущные потребности казахского народа. Вопреки попыткам некоторых казахских феодалов противодействовать сближению с Россией, связи казахского народа с населением России все более и более усиливались. Об этих настроениях народных масс красноречиво говорит следующее заявление Б. Брянцеву: «Буде Хаип хан хочет ссоритца,— говорили ему казахи,— мы де с людми его царского величества ссоритца никогда не будем и Хаип хана б том не слушаем» 1.
Таким образом, присоединение Казахстана к России, начавшееся в 1730-х годах, было подготовлено длительными экономическими и политическими связями; внешнеполитическое положение Казахстана, резко ухудшившееся в конце XVII — начале XVIII вв., ускорило его присоединение к России.
Участились и набеги на казахские кочевья феодалов (тайшей) Калмыцкого ханства, обосновавшегося в низовьях Волги; тайши совершали набеги на кочевья Младшего жуза, захватывая скот и пленных. Башкирские феодалы теснили казахов в северо-западных районах Казахстана. Феодальная верхушка Бухары и Хивы продолжала вытеснять казахов с Сыр-Дарьи, отрывая их от торгово-ремеслеяных центров. Но самым опасным соседом Казахстана на восточных [рубежах в XVII в. становится Джунгария 2.
Огромным бедствием для казахского народа были вторжения джунгар-ских войск в конце XVII и первой четверти XVIII в. В начале 80-х годов XVII в. крупным нападением джунгарских феодалов подверглась территория южного Казахстана — район Сыр-Дарьи. В 1684 г. был разрушен г. Сайрам, а другие сырдарьинские города разграблены. К началу 90-х годов XVII в. казахи были вытеснены из Семиречья, потеряв здесь богатейшие пастбища. Очаги земледелия были уничтожены.
К началу XVIII в. значительно ухудшилось положение на северо-восточных границах Казахстана. Джунгарские правители, памереваясь захватить территорию между Бией и Катунью, а также верховья Иртыша, послали свои отряды и к границам Среднего жуза.
Джунгарские феодалы и подвластные им киргизские князцы, по указке хун-тайджи 3, совершали набеги и на русские селения Томского и Кузнецкого уездов.
Чтобы прекратить эти набеги, царское правительство старалось укрепить оборону иртышских крепостей и усилить разведку па джунгарской границе. Царским указом от 31 декабря 1700 г. были посланы военные отряды для расправы с зачинщиками набегов на русские селения в Томском и Кузнецком уездах, пытавшимися осадить Кузнецк.
Но остановить агрессию джунгарских феодалов в начале XVIII в. оказалось   невозможным. Феодальная   междоусобица б казахских   ханствах в значительной мере осложняла их взаимоотношения с Россией и мешала общей борьбе с джунгарскими завоевателями.
В первом десятилетии XVIII в. снова осложнилась внешнеполитическая обстановка Казахстана. В 1710—1711 гг. хун-тайджи Цеван-Рабтаи, собрав многочисленное войско, вторгся в центральные и северо-восточные районы Среднего жуза. Опасность этого наступления заставила казахских султанов и старшин созвать в Кара-Кумах в 1710 г. широкое народное собрание жузов. Это собрание знаменовало начало объединения жузов в борьбе с врагом.
В 1713 г. Цеван-Рабтан предпринял поход на Абакан , что усилило военную опасность для Среднего жуза.
Все более осознавалась необходимость военной помощи России в борьбе с Джунгарией, о чем свидетельствуют посольства казахских ханов и султанов (Тауке, Каипа и Абулхаира) в Россию, состоявшиеся в первой четверти XVIII в. Основное содержание оживившихся в это время дипломатических переговоров составлял вопрос о военной помощи России. Посольство хана Тауке, отправленное в Тобольск в 1716 г., должно было заявить о готовности Тауке воевать с Джунгарией и возбудить вопрос о принятии казахами подданства России.
Царское правительство, укрепляя оборону Сибирской линии, старалось избегать военного столкновения с джунгарами. Поэтому сибирский губернатор М. Гагарин, с которым вели переговоры послы хана Тауке, без царского указа воевать не велел 2. Однако возможность военного вмешательства России в борьбу с Джунгарией в случае крайней необходимости была вполне реальной.
После неудачного исхода сражения казахов с джунгарами в 1718 г. на реках Аягуз и Арысь, Младшему жузу улрожала опасность двухстороннего удара: на востоке со стороны джунгарских феодалов и на западе со стороны калмыцких тайшей.
В начале 1723 г. джунгарские войска вторглись в район реки Талас. Почти все население этого района было уничтожено. Немногие семьи, оставшиеся в живых, были обречены на голодную смерть, так как весь их скот стал военной добычей джунгарских феодалов.
Старший жуз оказался под властью Джунгарии, сделавшись ее вассальным владением. Общины северо-восточных районов Среднего жуза вынуждены были потесниться к Тургаю, вследствие чего аулы в центральных районах Казахстана продвинулись к Ори и Яику. «Переходы сии,— писал А. Левшин,— влекли за собою неминуемое разорение и гибель. Стада и табуны ежедневно уменьшались; меновая торговля прекратилась; нищета и страдания сделались всеобщими» 3. Бедствие 1723 г. называется у казахов актабан-шубрынды — «великое бедствие».

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ