февраля 13, 2009

В этих чрезвычайно трудных условиях казахский народ продолжал вести упорную борьбу с Джунгарией. Это была справедливая война казахского народа за свою независимость.
В борьбе с джунгарской агрессией казахскому народу оказывала помощь Россия. Эта помощь ощущалась главным образом населением северных районов Казахстана: строительство укрепленной Сибирской линии, посылка военных отрядов для борьбы с набегами джунгарских феодалов на казахские аулы и на русские селения, требования царских указов к начальству крепостей блюсти «наикреичайшую осторожность», своевременно пресекать все попытки нарушения мира на русских и казахских границах и т. п.
В 1728 г. казахское ополчение нанесло крупное поражение джуигарам в районе озера Чубар-Тенгиз, на берегу реки Буланты 1. Победа воодушевила народные массы на дальнейшую борьбу с врагом. Большое значение в организации этой борьбы имело созванное в том же году у горы Орда-Басы (в районе Чимкента) широкое собрание жузов, решившее объединить для борьбы с Джунгарией все боеспособное население. Военачальником общенародного ополчения был избран Абулхаир; отдельные части ополчения возглавили батыры. В 1729 г. южнее озера Балхаш казахское ополчение нанесло крупное поражение джунгарам, освободив таким обра-зом значительную часть Младшего и Среднего жузов.
Однако эти победы не ликвидировали военную угрозу со стороны Джунгарии. От гнета джунгарских феодалов еще не был освобожден Старший жуз. Его население было обременено тяжелыми повинностями (поборы скотом и мехами2, военным снаряжением и боеприпасами). При сборе дани сборщики хун-тайджи допускали всевозможные злоупотребления. Население, не заплатившее своевременно дань, подвергалось телесным наказаниям. Вымогая дань, зайсапы, согласно «Уставу взысканий», осуществляли «государево дело». По существу, это была политика порабощения казахского народа.
Перед казахским народом стояла трудная задача — избавиться от вторжений джунгарских войск и освободить население Старшего жуза от джунгарского ига.
Переговоры о присоединении Казахстана к России возобновились в 1725—1726 гг. В 1726 г., в самый разгар борьбы с Джунгарией, хаи Абулхаир отправил в Петербург своего посла Кайбагара Кобякова. В письме от имени старшин Младшего жуза, представленном Кобяковым в Коллегию иностранных дел, было заявлено о желании казахского народа в количестве 40 тыс. кибиток (семей) «быть под протекциею» России, чтобы свободно ездить в Россию, кочевать между землями башкир и Яиком и быть в безопасности от нападений джунгарских феодалов .
Поскольку Коллегия иностранных дел воздержалась от решения этого вопроса, намереваясь собрать некоторые документальные сведения о посольстве Кайбагара, в сентябре 1730 г. Абулхаир снова отправил послов в Россию с просьбой принять его в русское подданство со всем подвластным ему народом. В обращении к императрице Анне Ивановне он писал: «Ныне желаю быть со всем моим владением вашего императорского величества в подданстве... я, Эбулханр хан, с подданными своими старой и малой статьи с сорока тысячь человек касаками желаем (быть) под протекциею вашего императорского величества». Послы Абулхаира, сообщая о заинтересованности казахов в подданстве России, выразили уверенность, что казахи от нападений джунгар «могут охранены быть протекциею России» К А приехавшие с ними башкиры подтвердили, что казахи пришли в подданство своею волею.
Но на пути сближения с Россией было много осложнений.
После джунгарского нашествия усилилась феодальная раздробленность и обострилась борьба между феодалами в казахских ханствах. Присоединение их к России торхмозилось политикой султанов (Батыра, Барака, Абулмамбета), которые пытались стать подданными Джунгарии. Под протекторатом джунгарского хун-тайджи они рассчитывали найти для себя новые источники доходов. Султан Барак в качестве наместника хун-тайджи хотел стать владельцем Ташкента. Абулмамбет, выражая желание прислать аманата (заложника) в Джунгарию, просил дать ему Туркестанское владение. Султан Батыр, рассчитывая на торговые пошлины, упорно добивался, чтобы караваны проходили только через его кочевья. У Батыра были прочные связи с правящей верхушкой Хивы 2, старавшейся противодействовать подданству казахов России.
Часть биев, не желавшая подданства России, примыкала к султанской группировке, склонявшейся к подданству Джунгарии. Эти бии были недовольны политикой Абулхаира, направленной к тому, чтобы ослабить их власть. Аксакалы (старейшины) не признавали власти Абулхаира, как представителя младшей династии Осека, и считали его недостойным звания хана.
За упрочение связей с Россией стояла наиболее влиятельная группа батыров, возглавляемая Букенбаем, считавшая, что протекторат России является единственным средством спасения от военной опаспости со стороны Джунгарии.
По мере того, как усиливалась ненависть казахского народа к джун-гарским завоевателям и сплачивались силы сопротивления врагу, все более возрастали стремления к союзу с Россией. Предательской в глазах народа была позиция султанов, склонявшихся к подданству Джунгарии и стремившихся упрочить связи с ее феодальной верхушкой. К началу 30-х годов XVIII в. ухудшились взаимоотношения Младшего жуза с калмыцким ханством, с Хивой и Бухарой. Возможно было новое джунгарское нашествие. Все эти обстоятельства побудили Абулхаира упорно добиваться подданства России.
Официальным ответом па обращение Абулхаира была жалованная грамота имп. Анны Ивановны от 19 февраля 1731 г. о принятии в подданство Младшего жуза 1. Весной того же года была утверждена «обрасцовая присяга», согласно которой казахи, приняв подданство России, обязаны были подчиняться требованиям царского правительства, жить в мире с другими подданными Русского государства, обеспечить безопасность караванов, проходящих через казахские степи, платить ясак и давать аманатов .

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ