февраля 12, 2009

Расширяя пашни, помещики и монастыри не останавливались перед запашкой крестьянских земель и увеличением барщины 5. Непосильный труд на помещика и феодальные поборы часто приводили к тому, что крестьяне не могли полностью использовать даже свой земельный надел и оставляли собственные земли, свое хозяйство. В этом отношении характерно распоряжение Шереметева приказчику Юхогской вотчины Ф. Полунину за 1740 г., где говорилось: «Смотреть при той пашне за крестьянами, чтоб у кого недопашка не была, а ежели у кого по тяглу явится недопашка..., чинить наказание»6. Непашенные крестьяне не выгодны были помещику.
В то же время во второй четверти XVIII в. нередки случаи расширения крестьянской запашки за счет расчистки лесов, кустарников, неудобных земель, а также аренды, практиковавшихся в хозяйстве имущественно сильных крестьян 7. Дополнительная запашка наблюдается чаще в хозяйстве монастырских и дворцовых крестьян, реже — помещичьих. Встречающиеся факты расширения во второй четверти XVIII в. крестьянской запашки свидетельствовали о некоторой интенсификации труда производителя на собственном наделе.
0  качественном различии труда крепостных на собственных полях и на пашне феодала говорят многократные напоминания монастырской администрации Спасо-Ефимьевского монастыря крестьянам  «пахать монастырскую пашню, как свою крестьянскую пашут», «радеть за монастырь как для себя» и т. д. !.
Крепостнические порядки ограничивали возможности крестьян в укреплении собственного хозяйства. Так, в 1742 г. состоятельные монастырские крестьяне Новгородского уезда расширили свои поля за счет посевов «на пустошах, новоросчистных местах и запальных землях». Монастырская администрация в ответ на это приказала деревенским старостам провести строгий учет посевов и «доправить на монастырь всякий хлеб» с дополнительных посевов. В случае попытки утаить подлинный размер посева предписывалось «у того взять весь посев на монастырь бесповоротно и доправить штраф» 2. Таким образом, крепостнические порядки мешали крестьянам расширять запашку.
Помещиками и монастырями осваивались новые земли, главным образом в юго-восточном направлении к Оренбургу и Астрахани, до Каспия и Кавказских предгорий; расширялось также земледелие в районе Камы и Урала, Одновременно усиливалось переселение крестьян владельцами из внутренних губерний на юг и юго-восток 3.
Для примера приведем данные о заселении Аткарского уезда за годы между первой, второй и третьей ревизиями4. По первой ревизии (1722— 1725) в уезде было зарегистрировано всего восемь селений5, по второй (1743—1747) — 63 селения с населением в 4306 душ м. п. и по третьей (1762—1763) — 76 с населением в 11 731 душа. Непрерывное увеличение населения и рост населенных пунктов шел преимущественно за счет помещичьих хозяйств. Внимание помещиков к истощенным землям в центре ослабевало; они устремлялись на плодородный юг, где чернозем обещал большие урожаи. Так, в том же Аткарском уезде (из 4306 душ, отмеченных по второй ревизии, на помещичьих крестьян приходится 2869 душ, на монастырских — 665  душ,  государственных — 772 души.
Большую часть помещичьих крестьян составляли переведенцы из центральных уездов — Московского, Каширского, Коломенского, Звенигородского, Юрьев-Польского, Владимирского, Муромского, Костромского, Нижегородского, Зарайского, Рязанского, Михайловского, Белевского. Значительно меньшее число крестьян было переселено помещиками из соседних с Аткарской провинций. Монастыри действовали так же, как помещики, переводя крестьян из центральных вотчин. Так, администрацией Спасо-Ефимьевского монастыря в середине 40-х годов XVIII в. было переведено около полутора тысяч крестьян из суздальских вотчин в вотчины Алатырского, Пензенского и Симбирского уездов К
Оживление окраин и пополнение их населения опытными земледельцами происходили также за счет так называемой вольной колонизации — бегства крестьян из центральных уездов от непосильного крепостного гнета. В 1744 г. оренбургский губернатор Неплюев доносил, что «вся Исет-екая провинция населилась в последние 50 лет русскими..., большею частию помещичьими людьми». В 1745 г. оп же писал, что из его губернии вернуть беглых невозможно, «ибо в них большая часть беглых наберется» 2-Но крепостнические отношения очень скоро устанавливались и на окраинах. Крепостное сельское хозяйство расширялось в основном на экстенсивных началах. Вовлечение в хозяйственный оборот новых земель сопровождалось перенесением туда крепостнических отношений, малопроизводительного крепостного труда и рутинной техники. Разрешение основной проблемы — повышения товарности сельского хозяйства — проводилось путем усиления эксплуатации крестьянского труда, расхищения естественного плодородия почв, лесов, уменьшения крестьянского земельного надела, сопровождавшихся разорением крепостного крестьянства.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ