февраля 13, 2009

При каких-либо чрезвычайных обстоятельствах, например при украшении города по ханскому специальному приказу или при въезде иностранного посольства, приеме последнего ханом, при длительном проживании послов в столице и других городах и т. п. горожане обязаны были безвозмездно осуществлять убранство города, украшая коврами и нарядными тканями не только дома и лавки, но п подстилая дорогие материи под ноги проезжающего кортежа (пойандоз). Они вместе с купцами обязаны были содержать посольства. «А у них так повелось,— сообщали московские послы в XVII в.,— что тот (посольский.— Ред.) корм дают торговые люди» 1. Во время войн и походов все оружейники и ножевщики мобилизовались на изготовление и ремонт разного холодного оружия. По торжественным праздникам ремесленники должны были подносить хану свои лучшие изделия. В чрезвычайных случаях «ремесленники города и степи» облагались полавочным сбором.
Благосостояние городов в это время в значительной степени было основано на внешней торговле. Торговые караваны из года в год ходили в Русское государство, Индию и Китай, торговля с Персией была очень слаба. На Русь вывозились разные ткани, сафьян, холодное оружие, сушеные фрукты, ковры и т. п., а вывозились оттуда «рыбий зуб» (моржовые клыки), охотничьи птицы (соколы и кречеты), всякая металлическая мелочь (гвозди, иголки, булавки), олово, золото в монете и т. п. Из Китая вывозились главным образом шелковые материи, фарфоровая посуда, чай, разные лекарства и пряности. Из Индии шли драгоценные камни, жемчуг, парча, индиго, тростник для письма и т. п. Эти китайские и индийские товары из Бухары направлялись дальше в Москву, а оттуда они попадали на европейские рынки. Основную торговлю с Русским государством вели именно таджикские купцы. Поэтому все среднеазиатские купцы в Москве именовались «тезиками» и имели «тезицкие подворья». Торговали со Средней Азией главным образом жители Поволжья из числа посадских людей и мелких военных людей, наиболее крупные торговые дела вели московские купцы.
Наряду с частными лицами торговали и аштарханидские ханы и русские цари. Первые посылали в Москву своих «купчин» с наказом продать отправляемые с ними бухарские товары и купить «про ханов обиход московских товаров, сукон и иных вещей на их руку». Русские цари посылали со своими «купчинами» в Среднюю Азию для продажи «рыбий зуб», дорогие   меха, киноварь, золотые монеты и т. п.
Торговые сношения государства Аштарханидов с Русским государством удовлетворяли насущные потребности обеих сторон, несмотря на тяжелые условия, в которых протекала торговля.
В условиях феодального произвола и насилия таджикское купечество также нередко подвергалось вымогательствам и разорению. При чрезвычайных обстоятельствах и просто по капризу хана на купечество накладывались большие суммы, которые купцы по раскладке должны были внести хану без всякой надежды на какую-либо компенсацию.
Все это вызывало среди городского населения недовольство, часто выражавшееся в массовых волнениях. Такие волнения происходили в 1708 г. в Бухаре, в связи с выпуском ханским правительством неполноценной монеты. Купцы, ремесленники, хлебопеки и мелкие лавочники закрыли свои лавки и прекратили всякую торговлю, перенеся все свои товары домой. Население такого большого города, как Бухара, особенно беднота, очутилось в трудном положении, так как достать что-либо на базарах оказалось невозможным. Пригородные крестьяне прекратили подвоз продуктов, не желая получать за них «фальшивые деньги». Тысячи людей бросились к арку (цитадель и дворец хана), грозя разнести его вдребезги. Волнение кончилось, когда хан под страхом смертной казни приказал открыть лавки К
Феодальная раздробленность и чрезвычайно тяжелое положение народных масс сказались на состоянии культуры таджикского народа, замедлив ее развитие. Просвещение и литература были достоянием господствующей верхушки, духовной и светской. Из таджиков преимущественно комплектовались кадры канцелярских чиновников (так называемых мирз), мусульманского духовенства  и преподавателей  духовных школ   (мадраса).
В 1701 г. обширное здание мадрасы Улуг-бека в Самарканде стояло пустым: в нем не было ни студентов, ни преподавателей. В середине XVIII в. Мухаммад-Рахим, собираясь в поход против зарафшаиских горных таджиков, заготовил огромное количество зерна и ссыпал его в пустовавшие здания самаркандских мадрас.
От первой половины XVIII в. дошло немного архитектурных памятников.
Исторические сочинения этого времени, написанные по-таджикски (прозой и стихами) авторами из придворных кругов, отражают их идеологию с ее преклонением перед ханами. Произведения эти полны подобострастия к ханам и их сановникам и совершенно игнорируют положение народных масс. Язык этих произведений отличается необычной цветистостью и многословием. К ним относятся: «Субхан-Кули-хан нома»  (Книга о Субхан-Кули-хане), состоящая из 5000 двустиший, написанная неким Мухаммад-Салахом (сохранилась в единственной рукописи), и большое прозаическое сочинение по всеобщей истории «Бахр ул-Асрор фи матюкиб ил-ахбор» (Море тайн ,в достоинствах известий) Махмуда-бен-Вали в четырех (разделах; позднее появилась книга «Убайдулла наме» (Книга про Убайдуллу-хана), написанная Мир Мухаммад Амином Бухари, и Тарих-и Лбулфайз-хан (История Абулфайз-хана) Абдуррахмана Томи. Все эти труды существуют в рукописях.
Однако и в этот период тяжелого упадка, при всей недоступности обра-зования и книги для народа из его недр выходили выдающиеся представители литературы и науки.
Поэтами из народа в литературу была внесена демократическая струя. Так, ремесленник-ткач Сайидо Насофи (ум. в 1710 г.) простым и вместе с тем образным языком писал стихи о ремесленниках и городской жизни, в них звучали мотивы протеста против феодального произвола. Произведения вышивальщика золотом Фитрата-самаркандца, мастера по внутренней отделке зданий, муллы Мульхама и других читались и переписывались.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ