февраля 13, 2009

В первой половине XVIII в. туркменские племена заселяли почти всю территорию 'нынешнего Туркменистана, Устюрт и Мангышлак.
На побережье среднего течения Аму-Дарьи, от Чарджоу и выше, жило туркменское племя эрсари и множество мелких племен — баят, сакар, слам и др.; здесь жило также немало оседлого узбекского населения, особенно в городах Чарджоу, Керки, Наразым. Весь этот район входил в состав Бухарского ханства. Часть туркмен жила несколько южнее, в районе Балха; племенной состав их установить трудно, но, вероятнее всего, это были также эрсари и алили (али-эли).
В Мургабском оазисе и городе Мерве жили туркмены-иомуты (отурк-менявшееся племя татар), поселенные там персидскими шахами каджары, одно из тюркских полукочевых племен Северной Персии. В Прикопетдаг-ской полосе (Атек и Ахал) население было еще более смешанным: здесь жили туркменские племена емрели (имрели), алили, карадашлы и другие более мелкие, а также курды и афшары. В западной части Копетдага и в долинах Атрека и Гургена жили туркменские племена гоклены, нохур-ли и эймуры. Все эти районы в изучаемое нами время входили в состав персидского государства Сефевидов.
Во всех перечисленных районах сохранялись еще остатки древнего оседлого таджикского населения, но к XVIII в. оно было уже в большей части ассимилировано туркменами.
В Хорезмском оазисе на рубеже XVII и XVIII вв., помимо узбеков, составлявших большинство его населения, жили туркмены  как в южной части ханства (в районе Дарган-ата), так и на западных окраинах его. Но установить племенной состав этих туркмен в настоящее время не представляется возможным из-за отсутствия данных К Подданными Хивы считались также туркменские племена, обитавшие в пустынных и горных районах по восточному берегу Каспийского моря. Здесь жили теке, иомуты и ата (на горах Большие Балханы и в прилегающем районе), човдуры (чоудоры) и салоры (на Мангышлаке и Устюрте) и ряд других племен. Эта часть туркмен находилась в меньшей зависимости от феодальных государств Среднего Востока, чем остальные туркменские племена.
Немногочисленные сохранившиеся источники, хотя и не в полной мере, позволяют все же выяснить вопрос о хозяйстве, социальном строе и политической организации туркменских племен в первой половине XVIII в.
Важным и едва ли не основным занятием туркмен было скотоводство. Капитан Г. Тебелев, побывавший в 1741 г. на Мангышлаке, писал, что хивинские туркмены, откочевавшие на Мангышлак в 1740 г. после захвата Хивы Надир-шахом, «...за недостатком в здешних местах воды и корму, сидеть (на Мангышлаке.— Ред.) не захотели, понеже у них было скота много; а как настала весна и трава появилась, тогда пошли возвратно...»2 Из другого источника мы узнаем, что туркмены в начале 1740-х годов, жившие на островах и побережье Каспийского моря, разводили баранов, коз, верблюдов и ослов3. Источники XVIII в., как русские, так и восточные, недпократно упоминают и о туркменских лошадях. Особенно отмечаются быстрые и породистые лошади у иомутов 4. Эти немногочисленные факты вполне согласуются с хивинскими источниками XVII в. и сообщениями русских путешественников XIX в., которые единогласно утверждают, что большинство туркмен, особенно прикаспийских, были кочевниками-скотоводами.
За неимением данных о способах ведения скотоводческого хозяйства туркменами в XVIII в. можно полагать, что скотоводство у туркмен в XVIII в. стояло на том же уровне, что и в XIX. Громадное большинство скота — бараны, козы, верблюды — содержалось круглый год на подножном корму, причем для овец устраивались иногда невысокие ограды для укрытия от морозов (особенно ранней весной во время окота). Для водопоев служили колодцы, оборудованные ведрами на блоках и водопойными корытами, а также каки — ямы для сбора дождевой воды. Устройство колодца было дорогостоящим делом, доступным лишь богатому хозяйству.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ