сентября 13, 2009

Персидское войско было, видимо, также сильно потрепано, так как в течение трех дней оставалось па месте 3.
Между тем в Хиве начался разброд. Туркмены продолжали военные действия, но постепенно стали уходить в Куня-Ургенч, а оттуда на Бал-ханы и Мангышлак. Ильбарс вывел в поле узбекские войска и тех туркмен, что еще остались с ним, был разбит, попытался укрыться в крепости Ханках, но крепость пала, и захваченный Ильбарс был казнен с 20 своими сподвижниками.
Надир-шах назначил нового правителя Хорезма и ушел обратно, причем потребовал, чтобы туркмены переселились в Астрабад и Хорасан. При этом он не жалел щедрых обещаний по адресу последних, надеясь превратить их в союзников 4.
Туркмены попали в исключительно тяжелое положение. Обещания Надир-шаха их не обманывали; они понимали, что переселение в Хорасан означает возвращение их под деспотическую власть Надир-шаха, означает гибель тысяч молодых туркмен в дальних походах, нищету и разорение для оставшихся. Поэтому часть туркмен попыталась укрыться на Мангышлаке и найти поддержку у России.
Русские источники сообщают, что осенью 1740 г. множество туркмен (якобы 300 тыс. кибиток, число явно преувеличенное) из Балха, Бухары и даже Бадахшана двинулось на Мангышлак. Пришедшие просили принять туркмен в русское подданство и оказать им помощь продовольствием. По просьбе разоренных персидскими захватчиками голодающих туркмен русское правительство отправило на Мангышлак корабль с мукой (экспедиция Г. Тебелева), восторженно встреченный туркменским населением.
Другая часть туркмен продолжала вооруженную борьбу против персидских поработителей. С 1743 г. начинаются новые вооруженные выступления туркмен против Надир-шаха, вскоре слившиеся в общее восстание, охватившее огромную область от Асхабада до Хорезма.
Узнав об этом, Надир-шах немедленно отправил на Хорезм 6 тыс. воинов с 10 пушками из Мерва и Герата, но они не смогли добраться до Хорезма, так как были остановлены у Сук'яра (севернее Чарджоу) войсками иомутов2. Одновременно произошло восстание иомутов на Гургене. Восставшие потерпели поражение в бою с шахскими войсками, но не покорились, а ушли в Хиву, присоедднившись к хорезмским повстанцам.
Надир-шах, крайне встревоженный массовым восстанием туркмен, назначил своего племянника Али-Кули-хана сипехсаларом (главнокомандующим) войск Хорасана, поручив ему подавить восстание туркмен в Хорезме. Узбекские и салорские феодалы без боя подчинились Али-Кули-хану, но иомуты и некоторые другие туркменские племена приготовились к отчаянному сопротивлению. Восставшие имели 6—7 тыс. всадников и 2—3 тыс. пеших стрелков. Для борьбы с войском Али-Кули-хана, располагавшего 30—40 тыс. воинов и 70 орудиями, этого было явно недостаточно. Поэтому иомутские вожди решили заблаговременно отправить семьи, стада и имущество в глубь степи, а самим налегке, без обоза сразиться с неприятелем.
Узнав об откочевке туркмен в глубь степей, Али-Кули-хан выслал 8 тыс. отборных воинов для того, чтобы захватить семьи и стада туркмен. Персидский отряд бросился вслед за иомутами. Первая стычка произошла у Ак-сарая, где персидские войска встретились с иомутским караулом. Туркмены завязали с захватчиками легкую стычку и быстро умчались в пески, пользуясь превосходством своих коней. Затем произошло столкновение главных сил. Конница, составлявшая основу боевого порядка персов, со всех сторон была прикрыта пешими стрелками, огонь которых должен был отбивать атаки прославленной туркменской конницы. Но туркмены не дали противнику построиться и приготовиться к бою, а стремительно атаковали со всех сторон. Главный удар был направлен на левое крыло. Первой же атакой были смяты персидские туфангчи (мушкетеры) ; их порубили прежде, чем они успели открыть огонь. Второй атакой левое крыло персидского войска было окончательно сломлено. Но, не сумев сломить сопротивление главных сил персидской пехоты, туркмены были вынуждены прекратить атаки и отойти. На следующий день персидская конница преследовала их, но в лесных и Камышевых   зарослях Кызыл-Даги большинство иомутов успело уйти от преследования и увести семьи и стада; лишь часть их была настигнута и захвачена грабителями \
Часть туркмен, участвовавших в восстании, вынуждена был покориться и была по приказу Али-Кули-хана переселена в район Чарджоу. Но теке и иомуты ушли — частью на Мангышлак, а главным образом на Балханы. Часть туркмен сумела пробраться к русским границам и перешла в русское подданство. Другпе, сосредоточившись на восточном побережье Каспийского моря, просили также принять их в русское подданство, чаще привозить муку и построить крепость, где был бы русский гарнизон 2, способный ликвидировать попытки персидских феодалов подчинить себе эти туркменские районы. Выбор такого места для постройки крепости был возложен на капитана В. Копытовского, ездившего па Мангышлак в 1745 г., но найти подходящее место, обеспеченное пресной водой, ему не удалось.
Безнадежно тяжелым было положение той части туркмен, которая была покорена Иадир-шахом. Они большей частью были связаны с оседлым земледельческим хозяйством и потому не имели возможности откочевать в степи. Надир-шах год от года увеличивал налоговый гнет, лежавший на населении. Сбор налогов сопровождался зверскими жестокостями. За неисправное представление налоговых сумм Надир-шах приказывал выкалывать глаза и рубить головы сборщикам налогов, а из отрубленных голов складывать башни 3. Устрашенные этим чиновники еще более свирепо выжимали налоги из разоренных крестьян, десятками тысяч бросая их в тюрьмы и подвергая истязаниям 4. На Мерв, например, в 1747 г. был наложен налог в 850 тыс. туманов, что, по словам мервского везиря Мухаммед Казима, для мервцев было совершенно невыполнимо. Так разрушалась экономическая база страны — крестьянское хозяйство. Тяжелое положение народа под властью Надир-шаха породило гнев побежденных народов.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ