февраля 12, 2009

Тяготение к этому району объясняется не столько запасами руды и топлива (запасы того и другого на Урале были несравнимо больше), сколько другими благоприятными условиями, имевшимися здесь. Туль-ско-калужские места были густо населены; к тому же население с давних пор было знакомо и с ручной и с заводской обработкой руды. С другой стороны, население нуждалось в железных изделиях, земледельческих орудиях, инструментах и бытовых вещах, для чего нужны были металлообрабатывающие заводы, изготовлявшие не только полуфабрикат в виде разного сорта железа, но и готовые изделия. Недаром в показаниях о каждом из заводов центра говорится, что часть железа продавалась при заводе, вероятно, местным кузнецам, часть же в ближайших городах. Кроме того, Баташев и Масалов ставили железо на Тульский оружейный двор «на дело ружья» по 50 коп. пуд. а последний еще на Бахмутские соляные промыслы. Железо отпускалось в Москву, Брянск и Киев и для экспорта через Гжатскую пристань в Петербург.
На юг от Москвы новые заводы возникли также в других пунктах или районах, наметившихся в предшествующий период: в Пронском и Красно-слободском уездах, откуда железо продавалось в Касимове, Нижнем, посылалось на Ломовскую ярмарку и в Темерниковский порт. В Белевском й Трубчевском уездах, где до этого местный рынок питался изделиями мелкого производителя, возникли доменный и молотовый заводы Неруче-ва. Заводское железо находило широкий сбыт и продавалось в Мценске, Трубчевске. Волхове, Брянске, в украинских городах, а частью отпускалось в Петербург. Как видим, назначение заводов Урала и центра — разное: первые работали по преимуществу на нужды государства и экспорт, вторые — на внутренний рынок.
В конце 1730-х годов в Карелии появился первый из восьми частных вододействующих заводов, а именно Вохтозерский молотовый завод.
В составе частных заводов, действовавших в 1750 г., заводы центра численно даже преобладали: из 54 заводов их было 34. Но по размерам заводы центра были, как правило, сравнительно небольшими, с продукцией до 10 тыс. пуд. железа: такие крупные заводы, как Дугненский Демидова (40—50 тыс. пуд.), Изверский Баташева (40—45 тыс. пуд.), были редкостью. Между тем продукция в 20—25 тыс. пуд. характеризовала среднее предприятие на Урале; отдельные уральские частные заводы давали до 80 и более тысяч пудов (Билимбаевский Строгановых и Невьян-ский Демидовых).
В общем продукция частной металлургии к середине XVIII в. составляла около 1,5 млн. пуд. чугуна, т. е. в два с половиной раза превышала продукцию казенной металлургии на 1750 г. и в три раза продукцию частных заводов на 1725 г.
Частное предпринимательство заметно усиливается также в медеплавильном деле.
С 1726 по 1739 г. возникло 13 новых частных «медных» заводов, из которых два скоро закрылись, а три алтайских завода Демидова были взяты в казну; за частными владельцами сохранялось восемь заводов. В течение 1740-х годов было заведено еще восемь заводов, все они значатся в списках 1750-х годов. Таким образом, вместе с двумя заводами, сохранившимися от предыдущего периода, на 1750 г. имелось 18 частных медеплавильных заводов ].
Они сосредоточивались в двух районах: Кунгурском уезде — на среднем Урале, и в Казанской губернии — на южном Урале. В 1730-х годах Демидов положил начало разработке алтайских руд, построив здесь три крупных завода; на Колыванском, например, в 1745 г. насчитывалось 11 печей, но уже в следующие годы эти заводы были взяты в казну с уплатой их стоимости  Демидову.
Нормальным явлением на медных заводах было наличие трех — шести печей для плавки меди; на некоторых имелись молоты для ее расковки. Такие заводы, как алтайские Демидова (10—11 печей) или Кирсия-ский Красильникова (13 печей), являлись исключением. Соответственно этому и продукция медеплавильных заводов была довольно равномерной: для большинства заводов она исчислялась одной-тремя тысячами пудов; на исключительно крупных она доходила до 8 тыс. пудов (Воскресенский Твердышева). Сумма продукции всех частных заводов в 1751 — 1752 гг. достигала 30 тыс. пудов, т. е. была в полтора раза больше продукции казенных заводов. Но это была черная медь, требовавшая еще перечистки; в неочищенном виде большая часть ее отдавалась в казну. В 1730-х годах, в период острого недостатка меди для чеканки денег и других государственных надобностей, частные заводчики обязывались отдавать в казну две трети продукции, позднее эта норма была снижена. Медь в казну покупалась по 5 руб. пуд при себестоимости, по показаниям заводчиков, от 4 руб. до 4 руб. 50 коп.
Остававшаяся медь очищалась или на Мотовилихинском казенном заводе, или на своих собственных, в особых горнах. На некоторых заводах вырабатывалась зеленая медь, она шла в вольную продажу по 7—8 руб. за пуд, а иногда и ниже. Таким образом, даже при сдаче в казну прибыль равнялась рублю, а при вольной продаже — двум рублям с пуда.
На некоторых заводах из очищенной меди изготовлялись посуда и другие предметы быта — подсвечники, подносы, табакерки, лампады. Так, при Таишевском заводе Иноземцева были две «фабрики» 1или цехи для производства медной посуды, в частности чайников и кофейников, бокалов, чарок, ложек; из красной меди вырабатывались лохани, тазы, сахарницы, молочники, кастрюли. Эти изделия продавались при заводе и в Казани, посуда — на вес по 8 руб. 50 коп. за пуд !. Но такая окончательная переработка была организована при немногих заводах; большинство владельцев продавало медь в виде полуфабриката; переделывалась же она в разнообразные изделия ремесленниками по домам или в небольших мастерских. В 30-х годах XVIII в. в Москве и под Петербургом появились специальные «медные фабрики» для изготовления разных изделий из меди. В Москве их устроили два московских купца Карунин и Бабаев в своих дворах в Кожевниках и Китай-городе; устройство их обошлось в 4,5 тыс. руб. '2 Под Петербургом в селе Красном такое же предприятие принадлежало иноземцу Фандерзанду. На нем работало 25 чел.; меди перерабатывалось до 4 тыс. пудов, выделывались проволока, латунь, тазы; часть продукции поступала в казенное ведомство, часть — в вольную продажу. Еще специа-лизированнее была «медная мельница» Гиршберга в Шлнссельбургском уезде. Что это было довольно сложное заведение, показывают суммы, израсходованные на его устройство. Первоначально было вложено 2 тыс. руб. и позднее, после пожара, еще 4 тыс.; штат состоял из мастера-иноземца, шести квалифицированных («которые искусны») работников и не менее 23—25 рядовых рабочих. Продукцией являлись медные «ланкартные и простые листы», продававшиеся по 10 руб. пуд3.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ