февраля 12, 2009

Материалы, собранные Комиссией по составлению нового тарифа, обнаружили, что относительная слабость внутренней торговли действительно в значительной степени обусловливалась многочисленными сборами, опутывавшими каждый акт купли-продажи на внутреннем рынке. Число этих сборов достигло 17 видов; они падали своей тяжестью больше всего на крестьянина и горожанина, являвшихся главными действующими лицами на внутреннем рынке. Внутренние пошлинные сборы, сопровождавшиеся всевозможными злоупотреблениями сборщиков, П. И. Шувалов в докладе Сенату 18 августа 1753 г. характеризовал, как «неописанное зло и бедство, которое происходит крестьянству и купечеству так и многим...» 2. Приведение же сельского и городского населения в «сильнейшее состояние» обеспечит поступление подушных денег, огромные недоимки которых постоянно ощущались казной. В то же время Комиссия установила, что внешняя торговля, быстро расширявшаяся и дававшая огромные барыши крупнейшему купечеству, русскому и иностранному, была менее стеснена поборами и приносила меньше доходов государству. Так например, по расчетам русских купцов, при ввозе с 2,5 берковца гвоздей таможня получит всего 78 коп., внутренние же сборы при продаже их населению составят 2 руб. 91 коп. 3
Обсуждение вопроса об изменении таможенной политики русского правительства привело к крупнейшей реформе в области торговли — указу об отмене внутренних пошлин от 20 декабря 1753 г. 4
Отменяя все 17 сборов, указ предписывал сумму внутренних таможенных сборов, составлявшую около 1 млн. в год, «расположить» при «портовых и пограничных таможнях» на отпускаемые и ввозимые товары и собирать «единственно по 13 копеек с каждого рубля» 1. Этот сбор должен был не только покрыть сбрасываемый с бюджета миллион, но и значительно превысить его; в то же время тяжесть государственных поборов перекладывалась с внутренней торговли на внешнюю. Отмена таможенных сборов была возможна лишь при наличии складывающегося всероссийского рынка. Факт отмены внутренних пошлин в середине XVIII в. показывает, что в области экономической консолидации Россия не отставала от развитых европейских стран, где отмена внутренних пошлин произошла значительно позднее.
Таким образом, до прекращения Северной войны Архангельск сохранял свое первенствующее значение, когда через него проходило почти 90% экспортируемых товаров и свыше 70% импортируемых, и потерял его в следующее пятилетие. Старания петровского правительства быстрее продвинуть потоки товаров из России и в Россию через Балтику дали свои результаты.
В 1737 г. представители русского купечества писали в одной из челобитных: «В купеческом де их промыслу обращаются де они более при Санкт-Петербургском порте с проданными за море товарами; також и собою отпускают за море пеньку, воск, сало, холсты, юфть и другие разные товары» 4. То же значение Петербурга отмечала Коммерц-коллегия в 1740 г.: «Ныне уже от иностранных купцов корешпондепты обретаются почти все здесь, при Санкт-Петербурге, и купечеством своим основались. Також и российское купечество уже обвыкло привозить все товары свои по способности водяного пути от Гжатской пристани к здешнему порту». Старый «водяной путь» через Архангельск терял свое значение. «И так те все (купцы.— Ред.), кроме сего места (территории, прилегающей к Двине.— Ред.), к городу Архангельскому товары свои везти не пожелают»,— добавляла коллегия в том же сообщении 1. Петербургу, на долю которого приходилось в то время три четверти оборотов внешней торговли, уступали в пошлинном сборе не только сухопутные таможни и Архангельск, но и другие балтийские порты, в числе их рижский и ревельский. К середине XVIII в. через Петербург проходило 67% экспорта и почти 70% импорта России.
В составе вывоза уже к середине 1720-х годов имели место изделия русских мануфактур — металлургических и текстильных.
В середине 1720-х годов вывоз железа составлял 40—50 тыс. пудов в год. Что касается экспорта тканей, то известно, что еще в XVII в. в Западную Европу вывозилось большое количество холста крестьянской работы.
Со времени возникновения в России полотняно-парусных мануфактур стала вывозиться их продукция. Хотя дать итоговые цифры ее вывоза за первую четверть XVIII в. не представляется возможным, однако известно, что каждый владелец полотняной мануфактуры отправлял «в отпуск» изделия своего предприятия. Только один Затрапезный отпустил в 1725 г. за море полотен, пестряди и других тканей на 10 тыс. ефимков; крупным экспортером был и Тамес. Парусина шла главным образом с московского Хамовного двора; уже в 1717—1719 гг. ее вывозилось около 600 кусков, или 30 тыс. аршин, а в 1726 г.— 7750 кусков.
Хотя ввоз изделий в 1726 г. составлял примерно такой же процент (51%), но в его составе по преимуществу были всевозможные галантерейные товары и предметы роскоши, предназначавшиеся для узкого круга привилегированного населения. Падение процента вывоза изделий до 40 к 1749 г. не означает упадка русской промышленности. В абсолютном выражении экспорт железа и льняных изделий увеличился: железа — до 546 тыс. пудов 2, а парусины и полотен фабричной выработки — до 80 тыс. кусков 3. Тот факт, что к этому году уменьшился ввоз готовых изделий, показывает, что русский рынок, именно вследствие роста отечественной промышленности, уже меньше нуждался в иностранных товарах. Ввоз продуктов питания увеличивался вместе с ростом потребностей господствующего класса в кофе и чае, сахаре и табаке, а главное — в разнообразных и дорогих винах. Предметы роскоши и вообще готовые изделия, благодаря укреплению во второй четверти XVIII в. торговых связей с юго-восточными рынками, ввозились также из Средней Азии, Персии, Китая, Турции.
В Астрахань и Кизляр привозились преимущественно из Персии шелк-сырец и разные ткани, выбойка и кумачи, кисея, завесы и фаты бумажные, «тавризские, кошанские и казбинские» дароги (шелковая ткань), кушаки, шелковые и бумажные, полотенца индийские . Через Оренбург и Троицкую крепость усиленно налаживалась торговля с Средней Азией, важность которой была в то время очевидна. «Для умножения оренбургского торга» в 1740 г. предлагалось поселить в Оренбурге по желанию до 200 зажиточных купцов из центральной России с предоставлением им права ставить за себя рекрут и с освобождением от разных служб па 20 лет. В составе готовых восточных изделий в оренбургскую и троицкую таможни предъявлялись: из тканей — миткаль, кумачи, бязь и выбойка ташкентская, бухарская, индийская; из других изделий — кохмы, епанчи азиатские, шелковые и бумажные фаты, кушаки, кисея 2.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ