февраля 12, 2009

Горожане, обладатели больших денежных средств, занимавшиеся крупной торговлей, постепенно подчиняли себе мелкое производство города и деревни в экономическом отношении: крестьяне и посадские, мелкие товаропроизводители, обычно сбывали свою продукцию купцам-скупщикам; от купцов же они часто получали сырье. Земельная теснота для промышленных заведений на благоприятных местах у реки, сложность в получении разрешения на использование так называемой выгонной земли, принадлежавшей городу, недостаток рабочих, могущих жить длительное время в городе,— все эти обстоятельства часто заставляли более крупных предпринимателей дробить свои заведения на отдельные части, вынося некоторые из этих частей за черту города 2. Последнее способствовало промышленному развитию подгородных мест и уездов.
На почве оживленной торгово-промышленной деятельности и концентрации капиталов среди посадского торгового населения городов центрального района имела место значительная дифференциация.
Крупные торговые операции, связанные с переброской товаров на большие расстояния и с периодическими затратами больших капиталов, велись только верхушкой купечества. Подавляющая же масса его состояла в низших торговых разрядах, часто не вела самостоятельной промысловой деятельности, а некоторые даже занимались «черной работой». В Москве в 1728 г. купцы первой гильдии составляли всего 3,1% московского купечества, второй гильдии— 19,1% и третьей —77,8%.
Не менее выразительную картину дифференциации дают сведения о занятиях посадских людей небольших городов. Так, в Гороховце в 1745 г. крупных купцов, в том числе ведших торговлю «к портам», было лишь 4,8% посадского населения, а мелких торговцев 10,2%. Вместе с немногочисленными так называемыми фабрикантами (0,3% посадского населения) все гороховецкое купечество составляло 15,3% посада, да лица, обслуживавшие торговлю, или приказчики,— 10,4%. Самая значительная часть посада — ремесленники — составляли 44,4% горожан, наконец, около 30% — «работою пропитание имеющие» и нищие. Следовательно, экономически несамостоятельные элементы, вместе взятые, составляли 40,4% посадских, да и среди ремесленников немало бывало «маломочных». Между тем подобный состав посада Гороховца не являлся исключением среди городов центрального района. Те же примерно соотношения за 40-^ юды XVIII в. дают посады Дмитрова и Мурома, если не считать, что в последнем ремесленников было несколько более половины посадских людей за счет некоторого сокращения доли несамостоятельных горожан. Немногим отличалась картина посада крупного провинциального города Твери: по сведениям 1728 г., торгующие элементы составляли 27,1%, ремесленники — 41,8%, чернорабочие — 31,1% его жителей. Так, в соответствии со сдвигами в области производительных сил все ? большей отчетливостью посадская масса разделялась на отдельные социальные группы: немногочисленные крупные торговцы и промышленники, мелкие розничные торговцы и ремесленники, чернорабочие и не имевшие постоянного заработка обнищавшие массы. Последующая эволюция состава населения как Москвы, так и других городов центрального района, идет по линии еще большего роста удельного веса выходцев из деревни. Переход крестьян в город — это одно из существенных явлений в социальной истории русского города XVIII в. Из этой среды более всего выходило работных людей и ремесленников; за счет «капиталистом» верхушки крестьян пополнялись ряды торговцев и промышленников, т. е. весь тот многообразный контингент людей, приумножение которого являлось основой постепенного перехода города феодального к городу капиталистическому.
С гораздо меньшей интенсивностью развивались города северо-запад ного района. Даже сравнительно большие посады, как Олонец (3912 душ м. п. по второй ревизии), Торжок (2505 душ), Старая Русса (2175 душ), Торопец (2156 душ), Ржев (1881 душа), Новгород (1836 душ), не отличались большим количеством населения. Во многих городах северо-западного района среди посадских людей особенно много было занимавшихся «черной работой»; зажиточная прослойка была незначительна. Обширная транзитная торговля, осуществлявшаяся через балтийские порты, мало оживляла местную городскую промышленность; скупка крестьянских товаров (в первую очередь льна) по деревням и сельским яр маркам была главной формой деятельности местного купечества. На почве этой торговли в северо-западном районе вырастали близ сел и монастырских слобод значительные посадские поселения, фактически получавшие значение города, как это было, например, с Тихвинским посадом. Но промышленность в меньшей степени сосредоточивалась в городах северо-западного района, чем в городах центра; добыча ручным способом железа и выработка из него бытовых изделий, а также обработка льна и произ водство льняных тканей были широко распространены в форме крестьянских промыслов. В данном районе больше, чем в предыдущем, наблюдается слабое развитие города в промышленном отношении, сочетавшееся с подчинением деревенских мелких производителей городскому купеческому капиталу.
Крупнейший северный город-порт Архангельск в 30-х годах XVIII в. утрачивал свое былое значение. Это сказывалось и в падении числа посадских людей между двумя первыми ревизиями. Если по первой ревизии в Архангельске числилось 1118 посадских и он по этому показателю стоял в списке русских городов на шестом месте, то во время второй ревизии было зарегистрировано лишь 787 посадских и в списке русских городов Архангельск занял уже 22-е место. Основной причиной упадка Архангельска   являлась   конкуренция     Петербурга   и   других    прибалтийских портов . Исчезало и былое значение Архангельска как судостроительного центра. И. К. Кирилов отмечал, что прежде в этом городе строились военные корабли и другие морские суда, а в 1720-х годах изредка спускаются на воду лишь немногочисленные китоловные суда 2. Зато Северный край сохранял свое значение в деле снабжения русского судостроения разнообразными лесными материалами. Этим объясняется, в частности, рост таких пунктов, как Холмогоры.
Большинство городов этого края, в особенности более мелких, по преобладающему занятию населения напоминало деревни. Среди городского и сельского населения было широко распространено мелкое производство по выработке холста, крашенины, серого сукна, деревянной и глиняной посуды, а также плотничий промысел. Более оживленно протекала экономическая жизнь городов-портов балтийского побережья. Среди них особое место занимал Петербург. На Петербурге, его промышленности и торговле, а соответственно и на составе населения сильнейшим образом сказывалось положение города как столицы дворянской империи, как крупного развивавшегося порта и вместе с тем военного и военно-морского центра. Отсюда большой удельный вес военных заводов, предприятий, связанных со строительством флота, складов, предприятий пищевой промышленности и разнообразных заведений, рассчитанных на удовлетворение спроса многочисленного дворянско-чиновничьего населения. Исключительно разнообразно было ремесленное мастерство. Петербурга. Посад Петербурга ко времени второй ревизии насчитывал 3471 душу, значительно уступая Москве, Ярославлю, Калуге и занимая в списке городов по численности посадского населения седьмое место. Однако город быстро рос. За 20 лет (с середины 1720-х по середину 1740-х годов) количество посадских в нем увеличилось на тысячу человек; к Петербургу было приписано до тысячи крестьян, из которых пополнялось население самого города.
Большое число приписанных к адмиралтейству и военным предприятиям мастеров, населявших целые слободы преимущественно на окраинах города, увеличивало численность в столице трудового населения и способствовало росту города.
Статистические данные о распределении населения Петербурга по сословиям в 1730 г., взятые из того же источника, что и приведенные выше аналогичные данные по Москве3, свидетельствуют о многочисленности и сложности социального состава населения Петербурга (см. вывод на стр. 187). Если сопоставить данные о составе населения крупнейших городов России — Петербурга и Москвы, то обнаружится существенное различие между ними. В Петербурге относительно меньше посадских и цеховых Население Петербурга (душ обоего пола)  в 1730-х годах
Посадских   и  цеховых    ....       4 769
Духовенства........         506
Военных.........     25 568
Приказных.........       3106
Дворян и разночинцев    ....     18118
Дворовых.........     11 135
Крестьян.........       4 939
Итого    .     68141
(7%) и крестьян (7%), т. е. тех, кто более всего занимался торговлей и промыслами. Зато дворянско-служилый элемент имел большой удельный вес (70%). В этом распределении населения сказались характерные черты положения Петербурга как столичного города, места сосредоточения аппарата управления дворянской империи 1.
Уже во второй четверти XVIII в. Петербург как центр русской культуры имел исключительно большое значение.
Портовые города Эстонии, Латвии и финляндского побережья еще не раскрыли своих возможностей как центры внешней торговли.
Наиболее оживленно развертывалась торговля Риги, потому что она была теснее связана с внутренними русскими областями. И. К. Кирилов писал о Риге: «Славный порт и многий приход торговых кораблей, а Двиною из Польши и из российских городов с товарами судов, также изнутри Лифляндии и Курляндии приезд сухим путем, где главные товары: пенька, лен, поташ, смольчуг, хлеб, семя, мачты, клепки и другие...» 2. Что касается других городов Прибалтики, то их связи с внутренним всероссийским рынком были еще недостаточны. Чрезвычайно отрицательно сказывались на экономике и общественной жизни этих городов засилье купцов-иностранцев, а также еще державшийся в них средневековый строй в цехах, гильдиях и местных органах управления. На Украине, как и в центрально-земледельческой полосе, наряду с массой мелких городов были и крупные, стоявшие главным образом на больших торговых путях, где имела место оживленная торгово-промышленная деятельность; это прежде всего Киев, Чернигов, Нежин. Широкую торговлю вело киевское купечество. В конце 20-х годов XVIII в., помимо участия во внутреннем товарообороте, оно отправляло в Швецию, Силезию и Польшу разнообразные продукты украинского сельского хозяйства — анис, табак, юфть и скот, а также перекупные, например китайские, товары. В Киеве ежегодно устраивались три ярмарки, на которые приезжали и русские и зарубежные купцы. Многочисленным местным купечеством обладал город Нежин, немало купцов он привлекал к себе также из других мест. Не только в центре города имелись каменные лавки, но и на посаде между деревянными лавками можно было встретить «каменные палаты». Примерно то же было и в Чернигове1. Как и повсюду, меньшее значение имели украинские города в качестве промышленных центров; более распространено там было мелкое ремесло, крупных промышленных заведений насчитывалось немного. Помещичье предпринимательство и усиление крепостнических отношений в деревне отрицательно сказывались на развитии городской промышленности.
Движение хлеба и других продуктов сельского хозяйства с юга на север было основным условием, оживлявшим крупные города цептралыто-земле-дельческой области; на этой же почве вырастали сельские пункты, приобретавшие городской облик. Выдающееся значение в торговле хлебом имели Орел, Брянск, Воронеж, а также Мценск, Лебедянь, Елец и др. В городах земледельческой полосы широко была представлена ярмарочная торговля, распространенная также в уездах. По темпам роста населения городок земледельческая полоса обгоняла московский центр: в то время как в городах центра при второй ревизии численность посадского населения сравнительно с первой несколько снизилась, здесь, напротив, она увеличилась: сказывалось охватившее хлебные районы экономическое оживление, связанное с дальнейшей специализацией областей и ростом спроса на продукты земледелия. Однако подавляющая часть населения многих южных городов не состояла в посаде; это были разные категории государственных крестьян и бывшие служилые элементы, жившие в городах и занимавшиеся торгово-промышленной деятельностью. В отношении городов центрально-земледельческой области следует указать и на то важное обстоятельство, что на их рынках видное место занимали прргезжие купцы, в первую очередь из Москвы и городов Подмосковья.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ