февраля 12, 2009

То же явление в некоторой мере характерно и для городов Нижнего Поволжья, хотя в наиболее крупных из них имелись большие возможности для складывания значительного слоя местной буржуазии. Торговое значение поволжских городов в связи с той ролью, какую в России играл великий волжский путь, было очень велико. Одним из крупнейших городов была Астрахань. Характер экономики города отразился и на его впеш-нем облике.
За Кремлем с его административными и церковными учреждениями раскинулся Белый город, где сосредоточивалась торговля. Здесь находились три каменных гостиных двора: русский, индийский и армянский; на главной торговой площади — деревянные торговые ряды, а далее — слободы, населенные посадскими и людьми разных чинов. Торговые ряды с посудой и рыбой, русские и армянские торговые слободы находились за чертой Белого города. На окраинах были расположены солдатские слободы и юрты ногайцев, среди которых имелись торговые ряды и площади. Окружавшие город фруктовые сады указывали на промысел, распространенный среди местных жителей. По свидетельству современника, в Астрахани, наряду с большим количеством купцов из центральных областей России, вели торговлю купцы из восточных стран — Персии, Бухары, Иидии и др.  В меньшем масштабе, но в основном ту же картину представляли другие крупные города Нижнего Поволжья. Промышленное значение городов было невелико, хотя ремесленные слободы, например кузнечные слободы Саратова и некоторые промышленные заведения Астрахани, в свое время были широко известны.
В окраинных городах, в частности в городах юго-восточного района, давал о себе знать еще один источник роста населения — оседание разнообразного беглого люда из центральных областей России. Беглые населяли слободы вокруг старых городов или образовывали новые городского типа поселения. В тех же районах большую роль продолжала играть правительственная политика по созданию и укреплению военно-административных пунктов.
Важным событием в историке русских городов за вторую четверть XVJII в. было создание Оренбурга (ныне Чкалов). В 1735 г. удалось практически осуществить давние планы царизма о сооружении на крайнем юго-востоке сильного опорного пункта, имеющего важные экономические, политические и стратегические функции: укрепить военные позиции России, обеспечить торговлю с восточными странами и усилить оборону юго-восточных границ от постоянных набегов, организуемых правящей верхушкой местных народов.
Построенный на реке Ори город вскоре был перенесен на другое место; па месте же первой закладки остался город, получивший название Орска. Основная причина перемещения города вниз по течению реки в сторону к Волге — чрезмерная отдаленность и оторванность первого местоположения от других значительных русских поселений, что было небезопасно в военном отношении и затруднительно в смысле подвоза продовольствия, в котором новый город постоянно нуждался. Наряду с Оренбургом возникали и другие города в том же районе, усиливались старые крепости: Красноуфимск, Троицк, Челябинск и другие города Южного Урала2. Военно-административное значение Оренбурга сначала превалировало над экономическим: город скорее являлся средоточием военных и гражданских чинов, а не купцов и ремесленников. В то же время Оренбург обладал большим и интенсивно растущим посадом и обрастал слободами. Много здесь было также иноземных восточных купцов,— Вхместе с Астраханью Оренбург стал важным пунктом торговли России с Средним Востоком. Значение молодого города выявилось и в том, что уже в 1744 г. была создана Оренбургская губерния, в границы которой входила провинция, возглавляемая укрепившимся городом Челябинском .Интенсивное строительство металлургических заводов на Урале не могло не сказаться на развитии уральских городов. В данное время строительство заводов с Среднего Урала перемещалось к югу; вместе с тем большее значение приобретали города, расположенные в более южных районах. Однако преобладание принудительного труда в уральской металлургии приводило к тому, что не сама по себе работа на заводах, а обслуживание многочисленного заводского персонала в торговом и ремесленном отношении стимулировало развитие городов.
Крупным городом стал центр горнозаводского Урала — Екатеринбург. Он получил новую основу для своего развития: в его районе расширялась добыча золота, и екатеринбургское купечество приняло энергичное участие в этом деле. Оживлению экономической жизни города служили ремесленные занятия заводских мастеров на дому по изготовлению металлических бытовых предметов, ювелирных изделий и др.
Сравнительно крупный по количеству населения город Уфа в торгово-промышленном отношении был еще мало развит. Характерно, что во второй четверти XVIII в. в этом новом промышленном районе не заводская промышленность, а торговля и мелкое производство являлись главным городообразующим фактором. Один из значительнейших городов Урала — Кунгур развивался главным образом как центр обширной, преимущественно хлебной торговли и центр ремесленного, а также мелкотоварного коже венного и кузнечного производства .
На Урале и в Приуралье во второй четверти XVIII в. произошли немалые изменения: административное значение различных городов, особенно в более южных районах, возросло. Так, Уфа как центр провинции была выведена из подчинения Казани и с 1728 по 1744 г. сохраняла свою самостоятельность; в 1744 г. Уфа вошла в Оренбургскую губернию. Пермский провинциальный воевода был выведен из Соликамска и переведен в Кунгур; учреждены заново восводскрю правления в Осе и Красноуфимске; центрами новых уездов сделались города Бирск, Мензелинск, Бугульма, Ишим и некоторые другие 2. Рост административных пунктов был связан, с одной стороны, с усложнявшейся экономической жизнью района, а с другой,— с постянным скапливанием на восточных окраинах беглого населения и ростом социально опасного для дворянского правительства населения. Последнее обстоятельство сказалось также на административном положении некоторых городов Сибири: в 1736 г. Иркутск со своей провинцией был выделен из Сибирской губернии, в которой остались лишь две провинции — Тобольская и Енисейская. Иркутск получил адми нистративную самостоятельность; во главе Иркутской провинции был поставлен вице-губернатор 3.
В Сибири относительно немногие города отличались значительным» размерами. Тюмень,   Тобольск, Томск, Иркутск,   Енисейск и некоторыедругие были центрами обширной торговли, а также местной промышленности, развивавшейся в форме ремесла  и  мелкотоварного производства. В промышленном отношении   сибирский город   еще мало выделялся из. сельских местностей, в большинстве случаев ремесло концентрировалось, в окружающих города селах. В устройстве ряда городов азиатской части России в первой половине XVIII в. большой удельный вес продолжал иметь, административно-военный   момент:   город-острог,   место   сосредоточения воинского гарнизона и судебно-финансовых учреждений.
Общий обзор городов по крупным областям России свидетельствует об ощутимом прогрессе социально-экономической жизни в рамках феодальной системы, заключавшемся прежде всего в углублении общественного разделения труда, а вместе с тем сосредоточении промышленности и торговли в городах. Однако общие сдвиги проявлялись по-разному и в разной степени в отдельных частях страны. Эта неравномерность социально-экономического процесса в известном отношении являлась условием для развития внутреннего рынка, а следовательно, и изменения хозяйственной жизни городов.
В правительственной практике города рассматривались преимуще-ственно как центры управления приписанной к ним округи. Законодательным путем в городах во второй четверти XVIII в. усиливался дворянско^ бюрократический элемент, которому отводилось руководящее место в системе управления в ущерб купечеству. Это направление политики противоречило общественно-экономическому развитию городов и потому тормозило его. В то же время дворянскому правительству приходилось считаться с происходившими сдвигами, поэтому в вопросе об управлении городов его политика не отличалась прямолинейностью. Уже во второй половине 1720-х годов уничтожается, хотя и номинальная, самостоятельность городских учреждений, установленная в начале XVIII в. и являвшаяся частью мероприятий, направленных на укрепление нарождавшегося купеческого класса. В 1727 г. городовые магистраты были выведены из подчинения Главному магистрату, а с ликвидацией последнего, в целях понижения их значимости, магистраты были переименованы в ратуши. Вместе с этим отменена была несменяемость их членов — бурмистров. Но самым важным было изменение так называемого городского самоуправления, которое вновь подчинялось восстановленным во всех городах воеводам. Фактически всегда существовавшая при господстве феодальных отношений зависимость городского (на деле — купеческого) самоуправления от местной феодальной администрации была узаконена. Эта зависимость сохранялась и после того, как в 1743 г. ратуши были вновь переименованы в магистраты.
По указу от 21 мая 1743 г., магистраты не получили даже внешней автономии от местных правительственных властей; воеводы и губернаторы могли держать иод арестом бурмистров в случае несвоевременного представления разных платежей, имели право ревизовать финансовые отчеты магистратов. Наконец, в одном из указов прямо предписывалось: «Магистраты и ратуши губернаторам и воеводам были послушны» К Правда, магистраты имели право посылать жалобы на произвольные действия воевод и губернаторов в восстановленный Главный магистрат, но это не давало больших результатов.
Как показывает практика городского управления за изучаемое время, зафиксированная в огромном количестве документов местных учреждений, воеводы, военные и гражданские чины, а также недолжностные дворяне безнаказанно своевольничали в городах, совершая часто самые дикие поступки по отношению к рядовым посадским и к их выборным представителям 2. Рядовая же масса горожан страдала не только от административных властей, она не менее угнеталась выборными на разные «общественные» должности купцами.
Изучение материалов но истории посадских «обществ», в частности по избранию должностных лиц, говорит об исключительном засилье богатейших купцов, которые фактически вели все дела в городе в том масштабе, в каком это было  предоставлено  «обществу». Если на посадских сходах возникали споры, то большей частью в них отражалась конкуренция экономически сильных членов посада, которые для борьбы друг с другом использовали остальную массу избирателей. В таких условиях последние не проявляли большой активности: по приблизительным подсчетам, избирательные сходы во многих городах в 40-х годах XVIII в. посещались в среднем всего лишь 20—30% от общего числа посадских. Видное выборное место давало богатому купцу новые возможности притеснять своего конкурента и вместе с тем укреплять свою власть над массой рядовых сограждан. Тому же содействовала политика правительства. Попустительство богатым купцам сказалось в указе 1731 г., регламентировавшем посадские службы и выборы. Наиболее выгодные и почетные должности предоставлялись лишь двум высшим категориям посада — «первостатейным» и «среднестатейным» людям; тяжелые и невыгодные службы отводились для людей «меньшей статьи» 1. Страшным бедствием для всего посада являлась круговая порука в уплате посадом платежей; она сковывала людей, ограничивала возможности их передвижения с места на место. Особенно тягостна была она для беднейшей части посада: богачи, верховодившие на посадском «миру», раскладывали платежи так, что на бедную часть падала непропорционально большая их доля.

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ