января 25, 2010

Оставив русский гарнизон в Хотине, Миних через несколько дней приказал своим войскам двигаться к Яссам и 29 августа, перейдя Прут, вступил в Молдавию, а 1 сентября стал лагерем вблизи Ясс С чинами администрации Молдавии был заключен 5 сентября 1739 г. договор о вступлении ее в подданство России с сохранением внутренней самостоятельности . Русская граница продвинулась к Дунаю. Хотя в собственно Буд-жак, т. е. южную Бессарабию, русские войска не вступали, он был потерян турками: крепости по Днестру были отрезаны и главный турецкий тракт между Бендерами и Карталом к устью Дуная закрывался, а болотистые места по нижнему течению Прута служили преградой для сообщения через южную Молдавию. Буджакские татары бежали в очаковские стели, безопасные от армии Ласси, державшейся у подступов к Крыму.
Иначе развивались события на австрийских театрах войны.
В конце июня 1739 г. австрийцы перешли Саву и стали у Белграда, но затем пошли навстречу турецким войскам к Винце на Дунае, где потерпели поражение.
В новом столкновении с турецким войском у Гроцки австрийцы были разгромлены, причем их 50-тысячная армия потеряла более 20 тыс. человек. Остатки армии укрылись под Белградом, куда 15 (26) июля подошли турки. Австрийцы переправились на другой берег Савы и сожгли мосты, предоставив Белград на разгром и сожжение турецкой армии. Судьба его была уже решена, когда 2 августа к туркам явился австрийский парламентер с предложением прекратить огонь и возобновить мирные переговоры. Во время взятия русскими войсками Хотина австрийцы и турки подписали прелиминарные условия мира, а по пути в Буджак Миыих узнал о том, что 21 августа (ст. ст.) 1739 г. австрийский уполномоченный Ней-перг вероломно заключил сепаратный мир с Турцией, по которому он возвращал ей Сербию и Малую Валахию, принадлежавшие Австрии со времен Пожаревацкого мира 1718 г. Правда, и командующий австрийскими войсками Валис, сдавший Белград, и подписавший договор Нейперг были по воле императора Карла VI преданы суду и заключены в крепость, но тотчас после смерти Карла VI в сентябре 1740 г. оба они были освобождены и вернулись к своим высоким должностям.
В этой обстановке, при сепаратном австро-турецком мире, особенно перед угрозой войны со Швецией, мир с Портой стал необходимостью для России.
Переговоры о нем начались при участии французского посла в Константинополе Вильнёва. Камнем преткновения служил вопрос о срытии укреплений Азова, без чего турки не соглашались оставить его в руках России.
По Белградскому (русско-турецкому договору, подписанному 18(29) сентября 1739 г. 1, Россия возвратила себе Азов, обязавшись срыть его укрепления. Россия приобрела право постройки крепости на острове Черкасе на Дону, а Турция — в устье Кубани. Большая и Малая Кабарда были признаны нейтральным барьером между договаривающимися сторонами. Россия не могла держать корабли на Азовском и Черном морях, торговля с Турцией могла вестись только на турецких кораблях. Военные успехи России в компанию 1739 г. не дали большого эффекта, от всех завоеваний в Молдавии пришлось отказаться вследствие измены Австрии и угрозы выступления Швеции, за которой стояла Франция, враждебно относившаяся к России. Белградский мирный договор был составлен в ущерб жизненным интересам России на Черном море. Условия Прутского договора 1711 г. были только частично аннулированы.
Важно было, что при проведении границы на юге согласно конвенции, заключенной в Нише 3 октября 1739 г. 2, Россия продвинулась в район будущих Александровского и Елисаветградского уездов Херсонской губернии и приблизилась, таким образом, к Черному морю; русские поселения стали быстро распространяться на запад, к Бугу. Русское дворянство получило возможность продвижения в богатые черноземные области.
Изучение боевых действий русской армии в период русско-турецкой войны позволяет сделать следующие основные выводы в отношении русского военного искусства.
Четыре года русско-турецкой войны (1735—1739) обнаружили несостоятельность стратегических планов Миниха. Порочность их выражалась в неудачном выборе операционной линии и бесцельности военных дей-7 ствий, когда после достигнутых успехов армия отводилась на базы к границам России. Затянувшаяся подготовка армии к походу привела к тому, что боевые действия развертывались в самое неудобное время года, когда, во-первых, климатические условия вели к широкому распространению в войсках болезней и, во-вторых, когда армия должна была остро испытывать недостаток в продовольствии и особенно в фураже.
Только в последнюю кампанию 1739 г. Миних вынужден был придерживаться в борьбе с Турцией стратегического направления, которое было избрано еще в период Прутского похода. Добиться серьезных военных успехов и принудить Турцию к миру можно было лишь путем перенесения военных действий в недра ее империи, а не бесцельными ударами на второстепенных и нечувствительных для Турции направлениях, в районах Азова и Крыма.
Порочность тактического руководства Миниха войсками заключалась в том, что он стремился достигнуть решительных результатов марш-маневрами и демонстрациями 1, отступив, таким образом, в этом вопросе (как, впрочем, и во многих других) от передовых требований русской военной школы и прочно встав на путь подражания отсталым образцам западноевропейского военного искусства.
Действия русской армии в этой войне сковывались огромными обозами с провиантом, боеприпасами и прочим военным имуществом. Достаточно сказать, что для двух армий, действовавших против Крыма и за Днестром (60—80 тыс. чел.), ежегодно требовалось более 200 тыс. лошадей, волов, верблюдов, «из коих, при окончании кампании и при возвращении, малое число остается, чтоб в другую кампанию служить могло» 2. Не считая главного обоза, во время похода 1738 г. только для части полков (численностью 1030—1343 чел.) было назначено — для драгунских 236 и для пехотных 326 повозок 3.
Военные действия обычно ставились в тесную зависимость от имевшихся при армии провиантских запасов. Так, например, Миних, одержав победу три Ставучанах и намереваясь двинуться далее в глубь Молдавии, писал: «Оною экспедицию буду продолжать, сколько по числу запасного магазейна — и при нынешнем позднем времени корм допустит» .
К числу серьезных недостатков в ходе подготовки войны и ее ведения следует отнести слабое участие флота при действиях у прибрежных крепостей Азова, Очакова, Кинбурна и в Крыму, без поддержки которого нельзя было прочно удерживать завоеванные позиции. Активное содействие флота сухопутным силам, хотя и считалось необходимым, однако практически не осуществлялось 1.
В течение этой войны соединенную русскую армию возглавляли весьма посредственные генералы. Большинство высших командных должностей в действующей армии занимали генералы, которые даже по характеристике благоволившего к ним Миниха, кроме храбрости и усердия, не имели других воинских добродетелей 2.
Миних как военный деятель, сосредоточивший в своих руках основные отрасли военного управления, не обеспечил реализации поставленных задач в войне, которая при огромных материальных и людских затратах привела в общем к незначительным результатам. Деятельность Миниха была одной из причин упадка русского военного искусства, имевшего место во второй четверти XVIII в.

Рубрика: Внешняя политика | |
января 12, 2010

Кроме того, Франция хотела образовать на севере союз Швеции, Данил и Франции, враждебный России. Франция за это обещала Швеции ежегодные субсидии по 100 тыс. ефимков в течение трех лет !.
Но шведы не соглашались на союз с Данией. Они не желали гаранти ровать ей Шлезвиг, что способствовало бы укреплению Дании и противоречило бы их трактатам с другими государствами 2.
Несмотря на то, что Франция обещала Швеции более выгодные субсидии с целью восстановления ее военного потенциала для борьбы с Россией, шведское правительство, продолжая лавировать между державами, с 1731 г. более склонялось к союзу с Россией 3. Оно соглашалось на сближение с Россией ценою уплаты ею «голландского долга» Карла XII4. Правительство Швеции видело, что с распадом Ганноверского союза Франция оказалась в изоляции, и союз с нею в тот момент для Швеции не обещал особых выгод; Англия была в союзе с дружественной России Австрией. Вследствие новой расстановки международных сил шведское правительство считало для себя выгодным возобновить с Россией дружественные отношения 5.
Для ведения переговоров о восстановлении русско-шведских союзных отношений в Стокгольм в 1732 г. был снова послан М. П. Бестужев. Ему следовало восстановить в Швеции поколебленные ранее ганноверскими союзниками позиции России. В это время мир на севере для России был необходим для того, чтобы развязать себе руки в польском и турецком вопросах. Переговоры М. П. Бестужева в Швеции закончились успешно возобновлением в 1735 г. русско-шведского союза 1724 г.
Намечалось улучшение отношений и с Данией. В начале 30-х годов XVIII в. русское правительство перестало говорить о «зуидской пошлине» и отказалось поддерживать претензии голштинского герцога о возвращении ему Шлезвига.
В 1731 г. Дания открыто заявила о своем желании сблизиться с Россией и вступить с нею в тесный союз. К участию в заключении предложенного союзного договора была также приглашена Австрия, согласно трактату 1726 г.
15(26) мая 1732 г. в Копенгагене был заключен русско-австрийско-датский договор (Копенгагенский договор). По этому союзному договору взаимно  гарантировались европейские владения договаривающихся сторон. Следовательно, гарантировались русские завоевания в Прибалтике, чем чрезвычайно недовольна была Швеция 1. В то же время Россия и Австрия гарантировали Дании обладание Шлезвигом.
По сравнению с русско-австрийским договором 1726 г. договор 1732 г. подвергся существенному изменению в голштинском вопросе. Правительство Анны Ивановны считало для себя дружбу с Данией важнее поддержки притязаний голштинского герцога на Шлезвиг. Оно отказалось поддерживать притязания герцога по отношению к Дании вооруженным путем.
При заключении союза между Россией, Данией и Австрией в 1732 г. датский король обязался вознаградить голштинский дом за утрату Шлез-1ига в сумме 1 млн. рейхсталеров. В случае отказа герцога он лишался поддержки со стороны союзных держав 2. Герцог не принял денежного вознаграждения и потерял надежду на содействие России и Австрии в осуществлении его претензий. Гарантия Шлезвига герцогу была отменена.
Русско-австрийскому союзу в 1732 г. в балтийском вопросе был придан новый смысл: он не был более натравлен против Дании 3.
Копенгагенским договором 1732 г. Дания была оторвана от союза с Францией и Англией и вошла в союз России с Австрией.
Важность русско-датско-австрийского договора 1732 г. для России увеличивалась в связи с тем, что значение русско-шведского союза 1724 г. пало с присоединением Швеции в 1727 г. к Ганноверскому союзу. Для укрепления позиций России на Балтике договор ее с Данией 1732 г. был важен прежде всего как определенный противовес антирусской политике Швеции. Необходимость русско-датского сближения диктовалась в то время ослаблением союза России со Швецией 4.
В отношении восточного вопроса в Копенгагенском договоре 1732 г. было сохранено полностью основное содержание русско-австрийского договора 1726 г.: он был направлен на защиту России и Австрии от турецкой агрессии.
Завоевательные планы Турции в отношении Персии встречали со стороны русского правительства открытое противодействие. В начале 30-х годов XVIII в. становилось совершенно ясно, что разрыв России с Турцией должен последовать в непродолжительном времени. Вследствие этого русско-австрийский договор 1732 г. шел навстречу русским интересам в восточном вопросе.
Непосредственным результатом окончательной ликвидации Ганноверского союза и образования англо-австрийского союза явилось улучшение русско-английских отношений на основе взаимной заинтересованности в торговых связях.
В начале 30-х годов XVIII в. усилилась конкуренция между державами, заинтересованными в торговле с Россией. Не только Англия, но также Франция и Голландия начали добиваться заключения торгового соглашения с Россией. Однако французская политика «восточного барьера» исключала возможность подписания русско-французского торгового договора. Следовательно, только голландцы могли быть в это время серьезным конкурентом для англичан в вопросе о русской торговле 1.
В 1730 г. английский консул К. Рондо, прибывший в Россию еще в марте 1729 г., сделал от имени английского правительства предложение России о поставке сукон для обмундирования русской армии. Русские сенаторы одобрили это предложение, считая его для себя выгодным, так как плату за сукна англичане соглашались получать русскими товарами, а но деньгами2.
Хотя в дальнейшем правительство Анны Ивановны поддерживало мысль о свободном ввозе сукон как из Англии, так и из Пруссии, не склоняясь к предпочтению английских товаров, тем не менее этот факт говорил о первых шагах к сближению России и Англии, завершившемуся затем возобновлением нормальных дипломатических сношений.
В ноябре 1731 г. К. Рондо был признан Россией в качестве английского резидента, а в декабре в Лондон русским посланником был назначен талантливый дипломат Антиох Дмитриевич Кантемир3.
Итак, подписанием Копенгагенского договора 1732 г. Россия еще более упрочила свой прежний союз с Австрией, отказом от поддержки Голшти-нии в гнлезв'игском вопросе восстановила свои отношения с Данией ят наконец, возобновила дипломатические отношения с Англией.
В результате этих мероприятий ранее ослабленные действиями ганноверских союзников балтийские позиции России были значительно укреплены.
В связи с распадом Ганноверского союза и русско-английским сближением шведское правительство, не отказываясь от своих агрессивных планов, начало постепенно склоняться к возобновлению русско-шведского союза. Союз был восстановлен в 1735 г., несмотря па ожесточенное сопротивление враждебной России французской дипломатии, энергично проводившей политику «восточного барьера».
Французская дипломатия непрестанно интриговала в это время против интересов России в пограничных с нею государствах — Швеции, Турции и Польше, вызывая и подталкивая эти державы к враждебным по отно-ношению к России действиям. Результаты французской политики с наибольшей яркостью проявились во время войны за «польское наследство» 1733—1735 гг. и русско-турецкой войны 1735—1739 гг.

Рубрика: Внешняя политика | |
февраля 13, 2009

Подводя итоги внешнеполитической деятельности России во второй четверти XVIII в., необходимо отметить, что она отвечала классовым интересам дворянства и нарождавшегося класса буржуазии.
В течение второй четверти XVIII в. Русское феодально-абсолютистское государство в основном выполняло ближайшие, непосредственно стоявшие перед ним задачи, направленные на воссоединение и расширение его территорий и охрану безопасности его границ.
В 20—40-х годах XVIII в. русская дипломатия неуклопно и настойчиво вела борьбу со стремлением Швеции вновь овладеть прибалтийскими провинциями. Но в результате начатой Швецией войны 1741 — 1743 гг. было закреплено за Россией занятое ею положение на Балтике и несколько расширена территория на северо-западе.
Однако защита правительства Екатерины I голштинских планов создала угрозу подлинным внешнеполитическим интересам России и врехмен-но ослабила ее международные позиции. Голштинский вопрос приковал внимание России к Прибалтике и отвлек ее на ряд лет от важной и неотложной восточной проблемы. По вине правительства Екатерипы I голштинский вопрос из орудия русской внешней политики превратился в ее обузу.
Пока русское правительство поддерживало голштинского герцога Карла-Фридриха в его требованиях на Шлезвиг, не могло быть и речи о восстановлении дипломатических отношений между Россией и Англией, прерванных еще в 1720 г., а вследствие этого Россия принуждена была испытывать постоянное напряжение на северо-западе в Прибалтике 1.
По мере отказа русского правительства от поддержки голштинского герцога, балтийские позиции России постепенно упрочились, особенно после войны со Швецией 1741 — 1743 гг.
Царское правительство укрепило русское влияние в Курляндии, которая в 20—40-х годах XVIII в. была более связана с Россией, чем с Польшей. Оно способствовало избранию в 1737 г. в курляндские герцоги своего ставленника и этим подготовило в дальнейшем присоединение Курляндии к России.
Помимо балтийской проблемы, во второй четверти XVIII в. на первый план во внешней политике России начала выдвигаться черноморская проблема.
На протяжении 20—40-х годов XVIII в. Россия вела постоянную борьбу с турецко-татарской агрессией на юге, стремясь обеспечить оборону и продвижение своих южных границ к Черному морю.
В результате русско-турецкой войны 1735—1739 гг. Россия возвратила Азов и отодвинула на юг свою границу по обоим берегам Днепра. Но Россия еще пе достигла побережья Черного моря. Эта задача в качестве основной была поставлена и разрешена уже во второй половине XVIII в. Во второй четверти XVIII в. русское правительство сумело закрепить своп позиции в польском вопросе. Во время войны за «польское наследство» 1733—1735 гг. оно добилось утверждения на польском престоле своего ставленника — Августа III. Царская Россия желала видеть в Польше дружественное по отношепию к ней правительство, строго отстаивая неприкосновенность польской шляхетской конституции.
Серьезных успехов достигло правительство России в среднеазиатских и дальневосточных делах. В марте 1727 г. были восстановлены торговые отношения с Хивой и Бухарой.
В июне 1728 г. был подписан Кяхтинский договор России с Китаем, разрешивший пограничные споры и легший в основу дальнейших экономических и дипломатических отношений между обеими странами 1.
Однако в правительстве феодально-крепостнической России подчас не было единства взглядов на задачи внешней политики страны, что приводило к политическим ошибкам, колебаниям, непоследовательности и даже к антинациональным мероприятиям. Своекорыстные «врехменщики» и иностранцы (Э. Вирой, Б. X. Миних, голштинский герцог Карл-Фридрих и др.) во второй половине 20—30-х годов XVIII в. оказывали большое влияние на русскую внешнюю политику и дипломатию, осложняя международное положение России, снижая результаты ее внешнеполитических усилий.
Тем не менее роль России как великой державы в международных отношениях была значительной.
В 40-х годах XVIII в. русская дипломатия постепенно возвратилась к «национальной» политике, проводимой в интересах дворянства и купечества, но объективно способствовавшей росту престижа Российской империи.
К середине XVIII в. Россия занимала ведущее положение в международных отношениях, принимая в них постоянное участие и оказывая серьезное и неуклонно возраставшее влияние на дела северо-восточной и восточной Европы.
Международным успехам России в это время в определенной мере способствовало паличие в ее распоряжении выдающихся диплохматов и государственных деятелей, которые умело отстаивали честь Русского государства и его политические и экономические интересы. Наиболее способными русскими дипломатами второй четверти XVIII в. были братья А. П. и М. П. Бестужевы, А. Д. Кантемир и др.
Свою внешнеполитическую программу России приходилось проводить в сложной внутренней и международной обстановке. Выдающиеся успехи во время Северной войны, выход на Балтику и закрепление там за Россией господствующего положения вызвали враждебное отношение к ее могуществу со стороны правительств ряда европейских государств.
В 20-х годах XVIII в. главными внешнеполитическими противниками России была английская и французская дипломатия, и только после распада в 1731 г. Ганноверского союза намечается политическое сближение России с Англией, основанное на базе экономических интересов и завершившееся союзными отношениями между ними в 40-х годах XVIII в.
Непримиримо враждебную позицию по отношению к России на протяжении всей второй четверти XVIII в. занимало французское правительство, которое стремилось отстранить Россию от участия в европейских делах. Французская дипломатия неустанно интриговала против интересов России в Турции, Польше и Швеции, проводила политику «восточного барьера» и подталкивала эти страны на агрессию против России. Французское правительство стремилось создать одновременные осложнения для России на северо-западе, в Прибалтике, на западе и на юге.
Русская дипломатия использовала в борьбе с враждебной ей западноевропейской дипломатией прием расчленения сил и тактику политических союзов. Наиболее устойчивым и прочным в течение 20—40-х годов XVIII в. был русско-австрийский союз, продиктованный общностью интересов России и Австрии по ряду международных вопросов и особенно по восточному.
Русско-австрийские союзные отношения были скреплены солидарностью России и Австрии в связи с возраставшей угрозой в 40-х годах XVIII в. прусской агрессии. Россия сумела в 1750 г. привлечь к русско-австрийскому союзу 1746 г. Англию. Этот тройственный союз держав — России, Англии и Австрии противодействовал враждебному ему французскому правительству, находившемуся в 40-х годах XVIII в. в союзе с агрессивной Пруссией.
Энергичная позиция, занятая Россией по отношению к Пруссии во второй половине 40-х годов XVIII в., препятствовала в эти годы дальнейшему расширению прусской агрессии и содействовала хотя и кратковременному европейскому умиротворению. Россия, вступая в сложные между-вародные сношения и связи, не вовлекала себя в данный период в решение чуждых ее интересам задач, далеких от непосредственно стоявших перед ней целей.
Значительные внутренние и внешнеполитические успехи, достигнутые Россией во второй четверти XVIII в., подготовили крупные достижения русской внешней политики и дипломатии второй половины XVIII в.

Рубрика: Внешняя политика | |
февраля 13, 2009

Во второй половине 40-х годов XVIII в. наряду с обострением русско-французских отношений шло дальнейшее охлаждение отношений России с союзницей Франции — Пруссией, увеличивавшееся по мере роста агрессивных замыслов Пруссии относительно чужих территорий. Это привело к прекращению в 1750 г. дипломатических отношений между Россией и Пруссией К
И то время как дипломатические отношения России с Францией и Пруссией были разорваны, шло дальнейшее сближение России с Австрией на основе союзного договора 1746 г. Обе страны были связаны общим желанием положить предел прусской агрессии, а также совместно выступить в случае возникновения турецкой опасности.
В союзных отношениях с Россией и Австрией находилась в 40-х годах XVIII в. Англия, которая постоянно опасалась за неприкосновенность своих ганноверских владений в Германии. При таких обстоятельствах понятно присоединение Англии к русско-австрийскому союзному трактату 1746 г., которым прусскому королю ставились обязательные для него территориальные границы.
После разрыва дипломатических отношений между Россией и Пруссией 30 октября 1750 г. Англия присоединилась к русско-австрийскому союзу 1746 г. В тот же день английскому послу была выдана декларация, что Россия и Австрия обязуются защищать ганноверские владения Англии в случае нападения на них. Англия присоединялась только к: условиям основного текста договора 1746 г., а не к сепаратным и секретным статьям его.
Присоединение Англии в 1750 г. к русско-австрийскому союзу совсем еще не означало полной искренности отношений между Россией и Англией. Англия, в частности, продолжала противодействовать интересам России в Швеции и не желала поддерживать там «партию», которая поддерживалась Россией и стремилась к сохранению старой шведской «формы правления», не совместимой с абсолютизмом шведских королей.
Англия не собиралась в случае новой войны России со Швецией оказывать России союзную помощь и отказывалась рассматривать эту войну за casus foederis.

Рубрика: Внешняя политика | |
февраля 13, 2009

Русское правительство дало согласие на заключение новой «субсидной конвенции». Эта вторая «субсидная конвенция» была подписана 8(19) ноября 1747 г. Россией, Англией и Голландией. Согласно ее условиям, Россия обязалась предоставить в распоряжение английского и голландского правительств 30-тысячный корпус с вооружением и артиллерией на два года за ежегодную субсидию в сумме 300 тыс. фунтов стерлингов (1350 тыс. руб.).
Согласно договоренности, русский вспомогательный 30-тысячный корпус должен был в январе 1748 г. выйти из Курляндии и направиться через Литву и Польшу к Рейну для службы совместно с другими созниками на Мозеле или в Нидерландах 3.
27 ноября (9 декабря) 1747 г., по просьбе английского правительства, первая «субсидная конвенция» от 12(23) июня 1747 г. (между Россией и Англией) о содержании 30-тысячного корпуса на лифляндской границе была на тех же условиях продлена на 1748 г., а в случае надобности могла быть продлена и на 1749 г. При необходимости использовать этот корпус за границей английское правительство обязывалось выплачивать по 300 тыс. фунтов стерлингов ежегодно, без зачета 100 тыс. фунтов стерлингов, выплачиваемых за содержание его на границе. В секретной статье к этой третьей «субсидной конвенции» от 27 ноября — 9 декабря 1747 г. было сказано, что эти вспомогательные войска должны быть выставлены на лифляндской границе для защиты от Пруссии в том случае, если бы она атаковала английские владения (в данном случае подразумевался Ганновер)   или Австрию 1.
Подписание Россией ряда «субсидных конвенций» с Англией в 1747 г. означало подготовку к вооруженному вмешательству России на стороне Англии и Голландии в войну за «австрийское наследство» против Франции.
Установление Россией прочных союзных связей с Австрией (в 1746 г.), подписание в 1747 г. союзных «субсидных конвенций» с Англией и Голландией, твердость занятой Россией в тот момент позиции сыграли значительную роль в приостановке прусской агрессии во второй половине 40-х годов XVIII в. и в окончании войны за «австрийское наследство» 2.
Английская дипломатия очень высоко расценивала значение «субсидных конвенций» 1747 г. для успехов Англии в этой войне. Английский посланник в Константинополе пнсал по поводу подписания конвенций: «Этот шаг спасает все и принуждает неприятеля к уступчивости» 3.
Между тем, подписав союзную «субсндную конвенцию» от 27 ноября (9 декабря) 1747 г. с Англией, Россия немедленно приступила к ее исполнению. В декабре 1747 г. Военная коллегия получила секретный указ готовить вспомогательный 30-тысячпый корпус для отправления его на Рейн, Мозель или в Нидерланды. Начальником этого отряда был назначен генерал В. А. Репнин 4.
Для того чтобы помешать России принять участие в войне за «австрийское наследство», Франция в 1745—1747 гг. усиленно добивалась выступления Турции против России. Французская дипломатия обещала султану побудить шведское правительство сделать диверсию против России в пользу Турции. Но турецкий султан не согласился на предложения Франции 5.
Достаточно было русскому вспомогательному войску двинуться в январе 1748 г. через Германию к Рейну на помощь Англии и Голлапдии, как Франция начала искать мира . Уже в апреле 1748 г., когда русский корпус был еще в пути, между Англией и Францией было заключено прелиминарное соглашение. Хотя корпус В. А. Репнина и не участвовал непосредственно в военных действиях, европейской дипломатии стало ясно, что «самой тяжелой гирей на весах общеевропейской политики являлась Россия» !.
В октябре 1748 г. был заключен Аахенский мирный договор, закончивший войну за «австрийское наследство». По этому договору была утверждена «прагматическая санкция» и за Марией-Терезией были признаны права на австрийский императорский престол. Вместе с тем Силезия была окончательно отдана Пруссии.
Аахенский договор не только не устранил, но, наоборот, еще более обострил соперничество Австрии и Пруссии в Германии. Австрия не желала отказываться от Силезии и Глаца и мечтала о реванше.
Россия также не могла примириться с усилением Пруссии за счет Силезии.
Аахенский мир 1748 г. рассматривался в дипломатических кругах Европы только как перемирие, и враждующие державы искали себе союзников на случай новой войны 2.
Поддержка Россией противников Франции в войне за «австрийское наследство» привела к обострению, а затем (в конце 1748 г.) к разрыву дипломатических отношений между Россией и Францией 3.
С этого момента Франция начала с новой силой проводить враждебную России политику «восточного барьера». Этот «барьер», по мысли французской дипломатии, должен был быть оплотом против неуклонно возраставшего влияния России на дела Европы. Франция мечтала отгородить Россию от остальной Европы и снова отбросить ее к границам конца XVII в.
Французская дипломатия желала всегда иметь в своем распоряжении против России Турцию, Швецию и Польшу. Франция планировала создание под собствепным руководством оборонительного союза из этих трех держав, враждебного России.
Однако в это время кредит французского правительства в Константинополе, Варшаве и Стокгольме значительно упал. Оно усиленно пыталось его восстановить, причиняя при этом всевозможный вред России.
Франция постоянно поддерживала Турцию в ее антирусских агрессивных планах. Во второй половине 40-х годов XVIII в. отношения России и Турции были крайне напряженными. Турция, воспользовавшись смертью в 1747 г. персидского шаха Надира и начавшимися в Персии междоусобиями, решила вернуть себе господствующее положение на Кавказе, что не могло не вызвать беспокойства в России.

Рубрика: Внешняя политика | |
февраля 13, 2009

Особый интерес представляли секретные статьи договора. Среди них особую важность имела статья о взаимной помощи в случае нарушение Турцией Белградских мирных договоров 1739 г.
В ходе переговоров о союзе с Австрией канцлер А. П. Бестужев решительно отклонил настойчивые просьбы австрийских уполномоченных распространить casus foederis на ведущуюся уже войну за «австрийское наследство» между Австрией и Францией, заявив, что это было бы для России слишком тяжелым обязательством без достаточной компенсации, не оправданным очередными задачами и интересами России. Соглашение, достигнутое по этому вопросу, затем вошло в окончательный текст договора. Но в случае возникновения новой франко-австрийской войны Россия по договору обязывалась оказать помощь Австрии вспомогательным корпусом в 15 тыс. чел. В свою очередь Австрия обязана была выставить такой же корпус в случае возникновения войны России со Швецией.
В случае нападения Пруссии на одну из договаривающихся сторон или па Польшу каждый из союзников должен был выставить 60 тыс. войск. Австрия оговаривала за собой право в случае нарушения Пруссией мира претендовать на Силезию и Глац, уступленные ею Пруссии, а Россия, со своей стороны, обязалась гарантировать их Австрии.
Австрия гарантировала германские владения наследника русского престола вел. кн. Петра Федоровича (голштинского герцога Карла-Петра-Ульриха) и обязалась поддерживать перед Данией его претензии. Это означало, что Австрия в интересах России расторгала свой договор с Да иией от 1732 г. 1 Было решено привлечь к русско-австрийскому союзу Польшу, Саксонию и Англию.
Союзный договор России с Австрией, являвшийся дальнейшим развитием договора 1726 г., закреплял договоренность России и Австрии по ряду международных проблем, интересовавших обе стороны. Союз с Австрией укрепил позиции России в балтийском, турецком 'и польском вопросах.
Одной из главных целей этого союза было положить предел прусской агрессии и в случае надобности силой оружия заставить прусского короля уважать неприкосновенность соседних держав. Союз России с Австрией подчеркнул общность интересов договаривающихся сторон по вопросу борьбы с нарастающей прусской агрессией. Он послужил основой дальнейшего развития русско-австрийских отношений в Семилетней войне против Пруссии.
Вслед за подписанием в 1746 г. Петербургского союзного договора России с Австрией начались русско-английские переговоры. Они шли по вопросу о заключении «субсидной конвенции», т. е. особого вида союзного договора, предусматривающего содержание одной из договаривающихся сторон войск, предоставленных ей другой стороной.
Английское правительство хотело пойти на значительные денежные затраты с целью обеспечить за собой союзную помощь России против Франции в войне за «австрийское наследство» 2. Англия намеревалась также использовать русский военный корпус для защиты ганноверских владений английского королевского дома от угрозы как со стороны Франции, так и со стороны Пруссии 3.
Россия, идя навстречу предложениям Англии о заключении «субсидной конвенции», ставила своей целью  оказание  помощи  Австрии  и   союзной ей Англии в войне   за   «австрийское   наследство»   и   привлечение Англии для борьбы с растущей прусской агрессией.
29 марта 1747 г. английскому посланнику в России Гиндфорду было объявлено, что русское правительство согласно подписать союзную «суб-сидную конвенцию» 1.
12(23) июня 1747 г. в Петербурге была подписана первая русско-английская союзная «субсидная конвенция», которая явилась непосредственным дополнением и дальнейшей конкретизацией союзного договора России с Англией 1742 г,2
Россия обязалась выставить в 1747 г. на лифляндской границе 30-тысячный корпус и 40—50 галер в курляндских портах, за что Англия выплачивала единовременно за текущий 1747 г. 100 тыс. фунтов стерлингов (450 тыс. руб.). В случае необходимости по требованию Англии или ее союзников выступления в поход этих русских войск должпо было быть подписано особое соглашение о дальнейшем их содержании.
В начале сентября 1747 г., одновременно с вручением ратификационной грамоты «субсидной конвенции», английский посланник сделал русскому правительству новое предложение — о предоставлении Англии и Голландии русского вспомогательного корпуса в 30 тыс. чел. для ведения военных действий на Рейне или в Нидерландах, т. е. для использования его против Франции в войне за «австрийское наследство». Английское правительство подчеркивало, что первая «субсидная конвенция», заключенная в июне 1747 г., должна сохранить свою силу.

Рубрика: Внешняя политика | |
февраля 13, 2009

Переписка Шетарди с Францией была перехвачена, дешифрована и представлена Елизавете Петровне. В переписке императрица нашла предосудительные о ней отзывы. В июне 1744 г. Шетарди был выслан из России .Разоблачение Шетарди, осуществленное вице-канцлером А. П. Бестужевым, способствовало укреплению положения последнего. В 1744 г., вскоре после высылки Шетарди, Бестужев был назначен канцлером, и эту должность он занимал вплоть до 1758 г. Вице-канцлером при нем был назначен М. И. Воронцов.
В это время в правительственных кругах России шла борьба мнений. Канцлер А. П. Бестужев отстаивал необходимость союза с Англией и Австрией, а вице-канцлер М. И. Воронцов выступал за союз с Францией и Пруссией .
Между тем положение в Европе все более обострялось. В августе 1744 г. прусский король Фридрих II возобновил войну против Австрии. Прусские войска наводнили Богемию и страну союзника Марии-Терезии — саксонского курфюрста и польского короля Августа III. Фридрих П хотел захватить часть Богемии.
Возобновив военные действия, он потребовал у России союзной помощи. Но русское правительство решительно не сочувствовало прусским агрессивным планам и признало необходимым им противодействовать. Просьба Фридриха II об оказании Пруссии союзной помощи встретила в России категорический отказ 2. Это еще не означало, что в России ужо полностью победила внешнеполитическая линия, которую поддерживал А. П. Бестужев. Борьба в правительственных кругах России по вопросам внешней политики продолжалась.
В 1745 г. Пруссия в войне за «австрийское наследство» нанесла серьезное поражение Австрии и Саксонии. Прусские войска продвинулись в Прибалтике и, находясь на границе России, угрожали ей.
Когда прусские войска вторглись в Саксонию, с которой у России был заключен союзный договор, русские политические круги в сентябре 1745 г. высказались определенно «за сокращение» сил прусского короля. 3 октября 1745 г. русское правительство вынесло решение о необходимости не допускать дальнейшего усиления Пруссии и в этих целях оказать военную помощь Августу III. 12 октября 1745 г. это решение было сообщено прусскому посланнику в России А. Мардефельду с прибавлением, что русским войскам отдан приказ идти в Польшу для защиты земель Августа III3.
Осенью 1745 г. европейская дипломатия окончательно убедилась, что Россия отошла от Франции и Пруссии, чтобы сблизиться с Австрией и нглией, и что русские войска присоединятся к австрийским  войскам.
Решение русского правительства о сосредоточении войск в Курляндии заставило прусского короля пойти на мирные переговоры. 25 декабря 1745 г. в Дрездене был подписан мир между Пруссией и Австрией .
В январе 1746 г. в коллегию иностранных дел из Копенгагена поступили тревожные известия. Русский резидент И. А. Корф сообщал, что между Пруссией, Швецией и Польшей подготавливается тайный тройственный союз против России. Швеция обещает уступить Пруссии шведскую Померанию, а Пруссия «напротив того обязуется всею силою Швеции в возвращении назад Лифляндии вспомоществовать». Польша, в свою очередь, претендовала на Киев, Смоленск и Украину2
Сообщение русского резидента из Копенгагена говорило о том, что Швеция после поражения в войне с Россией 1741—1743 гг. не оставляла надежд на захват Прибалтики и вела по этому поводу тайные переговоры с Пруссией. Русское правительство еще более беспокоили враждебные происки Пруссии в Швеции, Турции и Польше, которых Пруссия подстрекала на войну с Россией 3.
России было известно и то, что с начала 1746 г. в Пруссии происходили вооружение войск и крупная концентрация их на государственной границе России .
Вследствие усилившейся угрозы нападения со стороны Пруссии в «Совете, держанном при дворе е. и. в.» 11 августа 1746 г. обсуждался вопрос об охране русских границ. «Совет» решил привести русские войска в боевую готовность и расположить их на квартиры вблизи границ в Прибалтике. Кроме того, были проведены всевозможные оборонительные мероприятия .
Русское правительство решило в случае надобности выступить на помощь Саксонии и Австрии против Пруссии. Продолжавшаяся война за «австрийское наследство» и возросшее могущество агрессивной Пруссии склонили русское правительство к отказу от позиции невмешательства и способствовали вступлению России в союз с Австрией (май 1746 г.) и заключению союзных «субсидных конвенций» с Англией (1747 г.) с целью противодействия планам Пруссии и Франции 2.
Важнейшим внешнеполитическим мероприятием России в 1746 г. было подписание нового союзного договора с Австрией. В начале 40-х годов-XVIII в. отношения между Россией и Австрией ухудшились из-за «дела» австрийского посланника Ботта д'Адорно. Только после ликвидации этого конфликта русское правительство в мае 1745 г. заявило о готовности возобновить союзные отношения с Австрией. Переговоры о заключении союзного договора начались в декабре 1745 г. 3 и окончились подписанием 22 мая (2 июня) 1746 г. Петербургского союзного договора России с Австрией сроком на 25 лет. Согласно договору, в случае нападения договаривающиеся стороны оказывают друг другу помощь войсками, состоящими из 20 тыс. пехоты и 10 тыс. конницы. Помощь не распространялась на случай войны Австрии с Италией или войны России с Персией, В этом случае вспомогательные войска союзника должны были быть со средоточены на границах и служить для демонстрации. Если же в ходе войны одного из союзников в Италии или Персии на него было бы произведено нападение третьей державы, то casus foederis («случай союза») вступал в силу.

Рубрика: Внешняя политика | |
февраля 13, 2009

Дипломатические отношения России с европейскими странами в 40-х годах XVIII в. развертывались в направлении дальнейшего сближения с Англией и укрепления союза с Австрией.
Сближение Англии с Россией началось еще до русско-шведской войны 1741 —1743 гг. Оно отвечало интересам русской внешней политики1. Русская дипломатия рассматривала торговый договор России с Англией, заключенный еще в 1734 г., как шаг к оборонительному союзу, который бы поддержал русские внешнеполитические требования.
Русское правительство, начав переговоры с Англией, надеялось, что, подписав союзный договор, Англия будет обязана, согласно ему, выслать свой флот на Балтику в помощь России в случае ее войны со Швецией.
Напряженное положение в Центральной Европе, возникшее в результате агрессивной политики Пруссии, побудило английское правительство в это время искать политического сближения с Россией в целях сохранения политического «равновесия» в Европе и обеспечения ганноверских владений английского королевского дома.
3(14) апреля 1741 г. в Петербурге был подписан сроком на 20 лет русско-английский  союзный  договор К
Договаривающиеся стороны обязались оказать военную помощь друг другу в случае нападения на одну из них. Русско-английский союз не вступал в силу только в случае войны России с Турцией, Персией или крымскими татарами.
Отдельной статьей договора срок действия торгового трактата 1734 г. был продлен на 20 лет.
Англия   признавала   императорский   титул   за  русским   государем2.
Хотя русско-английский договор от 3(14) апреля 1741 г. и был ратифицирован обоими правительствами к 7 ноября 1741 г., фактически он не осуществлялся. Англия отказала России в оказании помощи в начавшейся   в августе 1741 г. войне со Швецией.
В связи с «дворцовым переворотом» 25 ноября 1741 г., возведшим на престол Елизавету Петровну, русско-английский договор 1741 г. не был подтвержден новым правительством России.
Между тем угроза прусских агрессивных планов возрастала. Россия п Англия считали необходимым обуздать честолюбивые замыслы Фридриха II. В то же время в результате успехов русского оружия в войне со Швецией отпала необходимость присылки на Балтику вспомогательного английского флота в помощь России. Поэтому английское правительство пошло на возобновление союза с Россией.
В 1742 г. русско-английские переговоры о союзе возобновились. Вскоре после отозвания в Париж в августе 1742 г. французского посла Шетарди, выступавшего против сближения России с Англией, был подписан 11(23) декабря 1742 г. Московский союзный договор России и Англии.
Он воспроизводил условия Петербургского договора 1741 г. с той только разницей, что союзный договор 1742 г., как и продленный им торговый    трактат   1734   г.,   заключался    сроком   на   15   лет3.   Союзом с Англией Россия хотела еще больше укрепить свое международное положение 1.
Но заключение в 1742 г. союзного договора России с Англией еще не привело к окончательному закреплению прочных отношений между обеими державами.
До 1745 г. русское правительство не заняло твердо определенной позиции к развертывавшейся в Европе войне за «австрийское наследство» (1740—1748). Оно в этом вопросе еще колебалось и не вело последовательной политики.
Франция и Пруссия стремились привлечь русское правительство на свою сторону, чтобы обеспечить беспрепятственный раздел австрийских владений. Англия и Голландия, со своей стороны, не могли допустить усиления как Франции, так и Пруссии и расчленения Австрии. Без участия России ни та, ни другая группировки не могли рассчитывать на успех, и каждая из них добивалась союза с Россией или по крайней мере ее благожелательного нейтралитета 2.
В 1741 г. Пруссия добилась открытия переговоров о заключении нового союзного договора с Россией, который, по мысли прусского правительства должен был удержать другие державы от выступления против Пруссии3.
Но переговоры затянулись.
В июне 1742 г. Бреславским мирным договором закончился первый отан войны за «австрийское наследство» между Австрией и Пруссией. По этому договору Пруссия получила Силезию. Теперь Пруссия добивалась от России гарантии силезских областей.
Дипломатическому успеху Пруссии в вопросе о заключении союзного договора с Россией в 1743 г. способствовало обнаружение материалов, обвинявших австрийского посланника в Петербурге Ботта д'Адорно в заговоре против Елизаветы Петровны в пользу Ивана Антоновича 4. Возникший из-за этого между русским и австрийским правительствами конфликт дал Фридриху II возможность ускорить подписание 16(27) марта 1743 г. Петербургского союзного договора сроком на 18 лет 5.
Обе стороны договорились о дружбе и взаимной помощи в случае нападения третьей державы на одну из них. Россия не могла требовать от Пруссии помощи в случае войны с Турцией, крьшским   ханом  или   Персией.
Кроме того, присоединенные Россией в результате русско-шведской войны 1741 —1743 гг. территории не включались в гарантию. В свою очередь русское правительство категорически отказалось гарантировать Пруссии силезские области 1.
Секретные статьи Петербургского союзного договора с Пруссией 1743 г. воспроизводили соответствующие статьи договора 1740 г.
Русское правительство заключило союз с Пруссией, чтобы лишить прусского короля возможности оказывать помощь Швеции в еще продолжавшейся войне России с нею 2.
Русско-прусский договор 1743 г. не привел к действительному сближению двух держав. Русское правительство не ИхМело желания стать на сторону Пруссии гцрогив Австрии 3.
Союз России с Англией (в декабре 1742 г.), окончание в августе 1743 г. войны России со Швецией вызвали новые враждебные России действия со стороны Франции.
В конце 1743 г. в Петербург вновь прибыл французский посол Жак Шетарди с целью создания оппозиции вице-канцлеру А. П. Бестужеву. Последний был ярым противником политики сближения России с Францией п ее союзницей Пруссией. Он считал для государственных интересов России более выгодным союз с Англией и Австрией. Поэтому французская дипломатия стремилась устранить Бестужева, содействовать созданию в России нового кабинета, который бы отвечал интересам Франции. Шетарди имел поручение непременно втянуть Россию в европейскую войну за «австрийское наследство» на стороне Франции и Пруссии 4.
Франция и Пруссия имели в тот момент общие интересы в России. Прусский посланник в Петербурге Мардефельд получил приказание содействовать Шетарди 5.
В союзе с Шетарди была и преданная Фридриху II аыгальтцербстская принцесса, мать невесты вел. кн. Петра Федоровича, будущей Екатерины II .

Рубрика: Внешняя политика | |
февраля 13, 2009

Присланный вместо него генерал Бускет вступил в переговоры с русским командованием, кончившиеся 24 августа 1742 г. капитуляцией шведской армии. Ей было дозволено вернуться в Швецию, но с выдачей русским всей ее артиллерии, снарядов и лошадей. Впредь до заключения мира Финляндия    объявлялась    присоединенной   к   России.   Десяти   финским полкам было предоставлено или отправиться в Швецию или, сдав оружие, разойтись по домам. Они предпочли последнее.
0  впечатлении, произведенном на широкие круги населения Швеции поражением ее армии, дает представление письмо военнослужащего шведа от 12 июля 1742 г. из Борго. Он писал: «Бедным русским опять пришлось потрудиться, догоняя нас, потому что мы, как истинные неутомимые герои, снова перебежали через две реки, а на следующий день и через третью... Если мы будем так продолжать, то я надеюсь скоро увидеться с моими друзьями в Стокгольме, да так скоро, что они даже вряд ли успеют окончить триумфальные ворота к нашему прибытию» 1.
Со своей стороны Ласси писал в одной из реляций, что неприятель «с такою конфузиею бежал, будто б ево сквозь спицрутен гнали» 2.
Для переговоров о мире в Або прибыли со стороны России генерал-аншефы А. И. Румянцев и И. Л. Люберас, со стороны Швеции — Цедер-крейц и Нолькен. Переговоры затянулись, и весной 1743 г. война возобновилась, но ограничивалась действиями местного характера. Для побуждения Швеции к миру было решено направить экспедицию к берегам Швеции, продолжая тем традицию времен Северной войны, когда русское командование десантами на скандинавской территории Швеции побуждало ее к уступчивости. Ласси вышел 8 мая 1743 г. в море из Кронштадта с 36 галерами и 70 кончебасами, на которые было посажено 9 пехотных полков, 8 рот гренадер и 200 донских казаков с лошадьми. Корабельный флот в составе 17 линейных кораблей и 6 фрегатов под начальством адмирала Н. Ф. Головина вышел в море на следующий день.
Одновременно генерал Кейт, назначенный русским правительством главным начальником Финляндии, вышел с войсками на 21 галере и 2 пра-мах в море, где он встретил 18 мая шведскую флотилию из 18 галер и 1 прама и после двухчасовой канонады заставил шведов отступить. Ласси, получив подкрепление и соединившись с Кейтом 12 июня у Сотун-ги, решил идти к Аландским островам, а оттуда, дождавшись попутного ветра,— к берегам Швеции для высадки десанта. Задержавшись из-за бури в Аландском архипелаге до 18 июня 1743 г., Ласси получил известиг о заключении мира в Або, и вопрос о наступательных действиях у шведских берегов отпал. Ни одного столкновепия со шведским корабельным флотом, вышедшим в конце апреля 1743 г. из Карлскроны в составе 16 линейных кораблей и 5 фрегатов, не считая нескольких мелких судов, и уклонявшимся от встречи с русским флотом, последний не имел.
7 августа 1743 г. в городе Або был подписан выгодный для России мирный договор со Швецией 3, по которому русско-шведская граница прошла по реке Кюмене. Россия получила Кюменегорскую провинцию с крепостями Вильманстранд и Фридрихсгам и часть Савалакской провинции с крепостью Нейшлот; она вывела свои войска из остальной Финляндии. Правительство Елизаветы Петровны проявило чрезмерную уступчивость. Оно недооценило значения обороны подступов к столице империи и беспрепятственного мореплавания на Балтике.
Положительными результатами Абоского мирного договора являлось признание Швецией прежних русских завоеваний в Прибалтике. Он не только частично расширил территорию, отошедшую к России, но и подтвердил условия Ништадтского мира 1721 г.
Россия закрепила свое положение на Балтийском море и в Прибалтике и упрочила оборону cbopix северо-западных границ. Абоский договор, давая России новые приобретения в Финляндии, укрепил международное положение России в кругу европейских держав.
Русско-шведская война 1741 —1743 гг. имела значительное влияние на развитие русского военного искусства — стратегию и тактику.
В этой войне окончательно определились стратегические направления для нанесения главного удара. Это было приморское направление, обеспечивающее совместные действия армии и флота, и центральное направление, выводившее к жизненным центрам Финляндии.
Для ведения военных действий была принята отрядная система, обеспечивающая совместные  действия  всех родов оружия.
Военные действия в особых условиях Финляндии потребовали новых тактических форм и применения не только линейных построений, но я рассыпных строев. Успех военных действий достигался путем искусного использования местности. Эта война возродила формы и методы ведения войны и военных действий, с успехом применявшиеся уже в первой четверти XVIII в. Опыт этой войны был использован в последующей русско-шведской войне.

Рубрика: Внешняя политика | |
февраля 13, 2009

Конец года был отмечен вялыми действиями на театре войны. В ноябре 1741 г. шведские войска перешли русскую границу, но затем снова отошли к Кварнеби. Русские готовились к возобновлению военных действий ранней весной. В марте 1742 г. императрица Елизавета выпустила манифест к населению Финляндии, в котором предлагала ему не участвовать в войне Швеции с Россией, отделиться от первой и образовать независимое государство, которому она обещала поддержку .
В конце мая 1742 г. иод Выборгом была сосредоточена русская армия в 35—36 тыс. чел., начавшая 7 июня выступление из лагеря. Она двинулась вдоль побережья, чтобы сохранить связь с галерами, доставлявшими морем провиант, и в этом отношении использовала опыт кампании 1712—1714 гг. Для охраны транспортов была снаряжена эскадра из 14 линейных кораблей, трех фрегатов и нескольких меньших судов, вышедшая в море под командованием вице-адмирала 3. Д. Мишукова, участника славного Гангутского сражения 2. Но активных военных действий на море не было и в 1742 г.; русский флот избегал встречи со шведским, имея недоукомплектованные экипажи, состоявшие к тому же по большей части из вновь набранных матросов. Надо отметить, что моральная обстановка в русской армии была в начале войны неблагоприятна для ее успешных действий, так как солдатская масса и офицерский состав армейских и гвардейских полков испытывали недоверие к правительственной верхушке в Петербурге, в большей части состоявшей из иностранцев и после «переворота» 1741 г., а также к иноземным офицерам — немцам, шведам, выходцам из Прибалтики, особенно многочисленным в гвардейских полках. Это выразилось в волнениях, возникших в июне 1742 г. в лагере гвардейского отряда под Выборгом, куда прибыли с письмами шведские унтер-офицер и барабанщик, помещенные в ставке подполковника Конной гвардии генерала Ливена. Присутствие шведов вызвало возмущение солдат, они их захватили, а затем бросились искать ротмистра Респе и поручика Икскуля фон Гильдебанта, подозревая в них изменников, переписывавшихся со шведами. С трудом удалось русским офицерам, пользовавшимся доверием солдат, восстановить порядок, а затем для расследования дела в армии был отправлен генерал А. И. Румянцев 3.
Русская армия совершала небольнше переходы до 13 июня 1742 г., когда фельдмаршалу Ласси стало известно, что противник в составе 19 пехотных, четырех конных и трех драгунских полков под начальством К. Ле-венгаупта занял сильно укрепленную позицию в четщрех милях от Мен-долакса, куда и направилась русская армия, достигшая 20 июня реки Вираоки. Узкая дорога до Фридрихсгама шла далее болотистой местностью, бедной фуражом, и потому обозы были оставлены здесь, а с собой было взято продовольствие на 10 дней. К 22 июня русские подошли к Равалоки, недалеко от Мендолакса, где находился шведский лагерь ]. Там было получено сообщение, что шведские части направляются к месту расположения русского авангарда, куда поспешил Ласси с пехотными гвардейскими и гренадерскими полками; но еще в пути он получил сведение, что шведский отряд в 300 человек отогнан русским авангардом. Русская армия подошла к Меидолаксу к 25 июня. На военном совете было решено тотчас атаковать неприятельский лагерь. Ласси, предварительно ознакомившись с укрепленной позицией противника, установил, что атака с фронта по условиям местности невозможна, обходное движение недоступно, так как ее правый фланг упирался в море, а левый — в озеро; подойти к флангам противника можно было тропинкой к левому флангу и проходимой дорогой к правому. Выйдя к расположению шведов, русские заняли без одного выстрела брошенную неприятелем сильную укрепленную позицию и остановились лагерем в Мендолаксе2. Фельдмаршал решил брать Фридрихсгам, куда отступили шведы. В их тылу при Сумме стояла вся шведская армия, которая могла поддержать гарнизон крепости 3.
Русские войска подошли к Фридрихсгаму 28 июня 1742 г. и приступили к закладке траншеи, но шведы не приняли боя, зажгли город и затем покинули его со всей артиллерией и с магазинами. Шведский главнокомандующий фельдмаршал Карл-Эмиль Левенгаупт оставил две хорошие позиции, у Мендолакса и Фридрихсгама, очевидно, обманувшись расчетами на скорое заключение мира, и потому движение русской армии застало его неподготовленным к сражению 4.
Преследуя шведские войска, русская армия подошла 30 июня к реке Сумме и 1 июля к реке Кюмене. Русское правительство, не зная об отступлении шведов без боя, предписывало Ласси, перейдя реку Кюмене, объявить ее границей, прекратить военные действия, построить укрепления вдоль реки и стать лагерем близ Фридрихсгама. Но Ласси объявил на военном совете, собранном 4 июля 1742 г., о своем намерении нарушить волю императрицы, воспользоваться отступлением К. Левенгаупта и продолжать преследование шведов до самого Гельсингфорса. Такое нарушение предписания императрицы, не осведомленной о положении на театре войны, предписания, грозившего упустить из рук победу и дать шведам передышку, диктовалось также настроением местного населения, явно склонявшегося на русскую сторону 5, и крайней паникой среди шведов, овладевшей ими по окончании перемирия, которое длилось несколько месяцев. Ласси доносил в начале июля 1742 г., что финны склоняются в русское подданство, вследствие чего он отдал приказ по армии «отнюдь жителей, кои ружьем не противятся, не токмо не побивать и не грабить, но и жилищ их не жечь и не разорять» 1.
Спровоцированная Францией и Пруссией Швеция, видимо, рассчитывала на то, что Россия, только что закончившая войну с Турцией, будет не в состоянии вести активные военные действия. Между тем эти действия развивались быстро и успешно, свидетельствуя о полной боевой готовности русской армии. Перед ней без боя капитулировали шведские войска.
Продолжая преследовать неприятеля, русская армия перешла 5 июля 1742 г. реку Кюмене и свыше двух недель гналась за отступающими шведами — до самого Гельсингфорса, откуда, по данным разведки, шведское командование намеревалось перевезти армию на судах через Финский залив и высадить в Прибалтике. Когда шведские войска, преследуемые по пятам русскими, заняли позицию в одной миле от Гельсингфорса, русские войска остановились, чтобы дать время присоединиться 4 тыс. гренадеров и мушкетеров, прибывших на галерах; это подкрепление могло прибыть в армию благодаря тому, что ее операционная линия следовала все времч берегом моря.
13 августа 1742 г. Гельсингфорс был окружен русскими войсками с суши и заперт с моря флотилией под командованием вице-адмирала Мишукова. Шведский флот, значительно превосходивший русский, в составе 15 липейных кораблей, 5 фрегатов, 3 бригов, 1 брандера, 2 бомбардирских и 2 лазаретных судов, под начальством вице-адмирала Шешерны, прибыл в начале июня к Аспэ, где простоял в бездействии до начала июля и после нескольких дней крейсирования пошел к Гангуту, а затем в Карлс-крону, что лишило шведскую армию прикрытия с моря. Левенгаупт намеревался укрепиться в Гельсингфорсе, чтобы защищать береговую дорогу в столицу Финляндии Або. По обходной дороге к Або, проложенной еще при Петре I, русские двинулись в тыл шведам и отрезали их от Або. Ввиду безвыходности положения Левенгаупт принял предложение Ласси о начале переговоров, но просил трехнедельного перемирия для связи со шведским правительством в Стокгольме. В этом ему Ласси решительно отказал, и русская армия стала готовиться к бою. В это время Левенгаупт был отозван в Стокгольм, где был предан военному суду и приговорен к смертной казни за ошибку, допущенную им у Мендолаксы и Фридрихс-гама, когда в расчете на примирение Стокгольма с Петербургом он, не подготовившись к сражению, начал отступление, превратившееся затем л катастрофу для Швеции.

Рубрика: Внешняя политика | |
Newer Posts »

Разделы

Партнеры сайта

МЕНЮ